Содержание  
A
A
1
2
3
...
80
81
82
...
104

Следуя за сторожевиком, «Вольф» вошел в Вильгельмсгафен.

Корабль провел в рейде четыреста пятьдесят один день, пройдя шестьдесят четыре тысячи миль.

За это время вспомогательный крейсер «Вольф» уничтожил двадцать семь судов противника общим водоизмещением 112000 тонн.

Надо сказать, что за всеми событиями Великой войны в Германии о «Вольфе» почти забыли.

Командование не имело связи со вспомогательным крейсером и ничего не могло сказать родственникам офицеров и матросов корабля, которые штурмовали кабинеты чиновников Морского ведомства, желая что-нибудь узнать о судьбе своих родных.

Одно время по Килю и Бремену прошел упорный слух, что «Вольф» погиб. Командование, не имея никаких данных, отказалось подтвердить факт гибели корабля. Тогда прошел другой слух — командование флотом скрывает гибель вспомогательного крейсера.

В штабе флота надеялись, что «Вольф», если он вообще вернется, использует для этого длинные и темные ночи конца осени или начала зимы. Но, когда минули безлунные ночи конца января и начала февраля, а «Вольфа» все не было, командование стало исподволь готовить родных экипажа к самому худшему. Поэтому появление «Вольфа» было столь неожиданным.

Первым на борт «Вольфа» прибыл сам командующий Флотом Открытого моря адмирал Шеер, который поздравил экипаж вспомогательного крейсера с благополучным завершением столь удачного рейда, наградив всех офицеров и матросов знаками ордена «Железного креста».

Затем смотр «Вольфу» провел адмирал Хиппер, после чего весь экипаж отправился в Берлин, — где офицеры «Вольфа» были приняты Кайзером.

Нергер был награжден высшим орденом за военную доблесть — крестом «Пур Ле Мерит».

19 марта 1918 года Берлин приветствовал моряков «Вольфа».

Под эскортом частей Императорской гвардии экипаж «Вольфа» во главе с Нергером парадным маршем прошел по Унтер дер Линден от Бранденбургских ворот до дворца Кайзера, где на ступенях главного входа парад приняли Кайзер, Императрица и Кронпринц.

Экипаж был отпущен в месячный отпуск, ибо война еще продолжалась, уже не суля Германии ничего хорошего.

Уходя в отпуск, офицеры и матросы «Вольфа» понимали, что на свой вспомогательный крейсер они уже не вернутся.

Их рейд стал яркой страницей в истории боевого каперства. Для угольного судна продержаться четыреста пятьдесят один день в открытом море и пройти, не заходя ни в один порт, шестьдесят четыре тысячи миль, то есть, полтора раза обойти вокруг света, было выдающимся достижением.

Эта достижение навсегда останется в анналах военно-морского искусства как ярчайший пример того, к чему может привести волшебный сплав удачи, стойкости, профессионального мастерства и веры в свои силы.

ЭПИЛОГ

В мае 1918 года «Вольф» уже с другим экипажем был переведен на Балтику, где служил до конца войны в качестве транспорта и вспомогательного минного заградителя.

Корабль пережил «Балтийский триумф» Кайзерского флота, участвовал в оккупации русских военно-морских баз в Гельсингфорсе и Ревеле, помогал стаскивать с камней линкор «Рейнлянд».

«Вольф» приходил и в Петроград, приняв на борт бывших германских военнопленных, не желавших более участвовать в кошмарной русской революции.

После войны «Вольф» был передан Франции, разоружен и переименован в «Антиноус».

Судно служило под французским флагом до 1931 года, после чего было списано и продано в Италии на слом.

Судьба Нергера в какой-то мере напоминала судьбу его корабля.

Сдав в мае 1918 года командование «Вольфом», Нергер был назначен командиром минно-тральной флотилии, держа свой вымпел сначала на легком крейсере «Штеттин», которым некогда командовал, а затем — на крейсере «Кольберг».

В самом конце войны бывший командир «Вольфа» был назначен начальником штаба Балтийского флота Германии, что давало право на чин контр-адмирала.

Но в июле 1919 года капитан первого ранга Нергер, к удивлению многих, знавших его, подал в отставку и уехал из Германии.

* * *

Как и о каждом удачливом пирате, о Нергере ходило много легенд и слухов.

Особенно упорным был обычный для капитанов-корсаров слух о несметных сокровищах, добытых Нергером с захваченных судов и зарытых на каких-нибудь безымянных атоллах Тихого или Индийского океанов.

В отличие от старых времен, в годы Первой мировой войны все призовые деньги положено было сдавать в казну без всяких «каперских» и прочих процентов.

Времена были другие, и Нергер отчитался в интендантском управлении флота, по его собственным словам, до последнего пфеннига.

Все снятое с захваченных судов заносилось в ведомости, под которыми стояли подписи самого Нергера, его старшего офицера и ревизора. И все было сдано в казну в полном соответствии с непоколебимыми правилами германской бухгалтерии. Что-то там в итоге не сошлось, или не совсем сошлось, и бывший командир «Вольфа» внес в казну две тысячи семьсот марок.

Тем не менее, слухи о несметных богатствах, спрятанных Нергером где-то на безымянных атоллах южных морей, продолжали упорно циркулировать, и когда Нергер неожиданно ушел в отставку и покинул Германию, многие были убеждены, что бывший командир «Вольфа» отправился откапывать свои клады.

Впрочем, ходил и более прозаический, имевший достаточно веские основания, слух.

Нергер спешно оставил службу и Германию, поскольку был включен англичанами в списки подозреваемых военных преступников, подлежащих выдачи для суда.

После Первой мировой войны подобные списки действительно существовали, но, насколько известно, никто выдан не был и ни одного судебного процесса так и не состоялось.

Тем не менее, фигуранты этих списков почли за благо временно «исчезнуть», покинув страну. В частности, так именно поступил Герман Геринг, уехавший в Швецию и работавший там пилотом гражданской авиации.

Но Нергер отсутствовал в Германии гораздо дольше Геринга, вернувшись в 1928 году, когда о каких-либо процессах над военными преступниками уже и думать забыли. Он поселился в своем родном Ростоке и работал в порту на должности, которую грубо можно сравнить с должностью капитана-наставника, совершив в качестве такового несколько рейсов в США, Латинскую Америку и даже в Австралию.

Прибыв в Мельбурн, Нергер уведомляет судоходную компанию о своем увольнении, на короткое время появляется в Веллингтоне, а затем снова пропадает.

В 1932 году его встречают в Сан-Франциско, а в конце 1933 года он возвращается в Германию на борту лайнера Гамбург-Американской линии «Нью-Йорк» и поселяется в пригороде Ростока.

После прихода к власти нацистов Нергер, как и все знаменитые ветераны Первой мировой войны, окружается повышенным вниманием государства, ему назначается особая пенсия, а имя отважного капитана используется пропагандой в деле возрождения германского флота и в воспитании молодого поколения.

Тоталитарные режимы не могут жить без многочисленных ветеранских организаций и апологетики «ветеранству».

В августе 1939 года, в самый канун Второй мировой войны, в Германии отмечается 25-летие со дня начала Первой мировой войны. По случаю этого юбилея специальным указом Гитлера все моряки — ветераны прошлой войны, ныне находящиеся в отставке, производятся в следующий чин.

И Нергер становится контр-адмиралом.

И, тем не менее, вокруг старого моряка постоянно вьется гестапо, хотя Нергер, казалось бы, не давал им для этого ни малейшего повода.

Его трижды допрашивают в Ростоке, а один раз даже вызывают на Принц-Альбертштрассе — в Главное Управление Имперской Безопасности.

Нацисты проверяют слухи о несметных сокровищах капитана Нергера — ведь Третий Рейх отчаянно нуждается в деньгах и уже сорвался в финансовую пропасть, где его и ждет предсказанный еще в тридцатых годах крах.

Нергера удостоил беседы сам Шелленберг — начальник знаменитого Шестого Управления РСХА — СД — внешней эсэсовской разведки.

Беседовал с Нергером и адмирал Канарис. Видимо, кто-то надеялся, что два знаменитых моряка лучше поймут друг друга.

81
{"b":"5253","o":1}