1
2
3
...
10
11
12
...
75

– Пожалуй, ты права. Это хорошая мысль. Начну-ка я с церкви.

– Может, начнешь с дома? – Лиззи снова повысила голос. – Чем тебя это не устраивает? И зачем тебе какая-то груда камней?

– Потому что я хочу увидеть все собственными глазами. Посмотреть, что необходимо сделать. Если развалины могут представлять угрозу для жизни людей, их нужно снести, а место расчистить. Ты со мной не согласна?

Лиззи не спеша вытерла руки кухонным полотенцем, потом, словно невзначай, произнесла:

– Есть еще один человек, мисс Эми, которому также небезразлична судьба церкви. Некий мистер Боден. Он там кое-что делает.

Эми оживилась:

– Зачем? И какое он имеет право, Лиззи?

– Он приятель твоего дяди – человек-камень. Это, видимо, и дает ему право… Что же до твоего первого вопроса, девочка, как тебе сказать? Дело в том, что он, по-моему, влюблен в этого архангела Гавриила.

– Человек-камень? – Эми притворно поежилась. – Как интересно! Он, верно, и сам похож на статую, этот мистер Боден? Мне это нравится, Лиззи! А что еще за архангел Гавриил?

Лиззи страдальчески закатила глаза и принялась терпеливо объяснять:

– Мистер Ричард Боден вдовец, ему принадлежит карьер в Хаттоне-на-Дейле, а Гавриил это алебастровая фигура ангела, которая стояла в старой церкви над алтарем.

– Черт побери! А ведь я, кажется, помню этого ангела… – Эми наморщила лоб. – А вот человека по имени Боден… хоть убей…

– Похоже, ты не оставишь меня в покое, пока не выудишь все до мельчайших деталей. – Вздохнув, Лиззи подошла к массивному, с кованой железной решеткой камину и села в старинное кресло-качалку.

– Черт! – воскликнула Эми. – Совсем забыла про это кресло.

– Детка, ты когда-нибудь прекратишь поминать черта?

– Извини, больше не буду. – Эми подошла к экономке и, опустившись на вязаный коврик, взмолилась: – Лиззи, ну прошу тебя. Расскажи мне о человеке-камне.

Лиззи нахмурилась.

– Не называй его так. Я просто выразилась фигурально. Он хороший человек, Ричард Боден. Очень даже милый. Спокойный. Трудолюбивый.

Эми поморщилась:

– Зануда?

– Вовсе нет.

– Мне понравился шофер дяди Джифа Просто Грэм.

– Просто?

– Он отчитал меня за то, что я назвала его мистер. Сказал, что он Просто Грэм.

– Он был прав, девочка. Джифу вряд ли понравится, если ты будешь фамильярничать с прислугой.

– Какого черта? – возмутилась Эми. Она сидела на коврике, обхватив колени и машинально покачиваясь. Он же шофер, а не какой-нибудь раб, закованный в кандалы.

– А еще ему наверняка не понравится твоя привычка к месту и не к месту чертыхаться. Это богохульство.

Эми сокрушенно вздохнула.

– Лиззи, мне почти двадцать четыре года. Я уже слишком взрослая, чтобы постоянно выслушивать замечания. Я сама знаю, что мне говорить, а что нет.

– Все-таки он твой опекун.

– Нет! Это не так. Лиззи, прошу, пойми меня правильно. Я уважаю дядю Джифа и не хотела бы причинить ему боль. Но его опекунство закончилось в тот самый день, когда Кейт и Марти удочерили меня с тех пор прошел уже не один год. После Рождества, если дядя Джиф хочет, чтобы я осталась здесь, я попробую найти место и заработать какие-нибудь деньги. Лиззи, я могу работать учителем, и мне это нравится. Я люблю детей, особенно маленьких. Они такие смышленые.

– Тебе пора подумать о собственных детях…

Эми разразилась смехом.

– Лиззи, собственные дети мне нужны, как деревянная нога. Когда мне исполнится лет тридцать, у меня еще будет время подумать о том, чтобы выйти замуж и завести детей.

– В двадцать три года нужно более серьезно относиться к своему будущему, – мрачным тоном изрекла Лиззи.

– Ах, Лиззи, не будь такой занудой, – отмахнулась Эми.

Лиззи покачала головой.

– Ты дразнишь меня, верно? Девочка моя, я же вижу тебя насквозь. Ты просто дразнишь меня.

– Что, если я влюблюсь в загадочного каменного человека?

– Что-то мне не верится… впрочем, Джиф был бы только рад.

– Почему? – тут же подхватила Эми. – Почему дядя Джиф был бы рад?

Лиззи смешалась. Встав с кресла, она, избегая смотреть Эми в глаза, проговорила:

– Нет у меня времени сидеть здесь и сплетничать. Эми, поднявшись с места, взяла Лиззи за руку.

– Нет, постой. Что ты хотела сказать, Лиззи? Почему дядя Джиф был бы рад, если бы я влюбилась в этого человека?

Лиззи нетерпеливо шлепнула ее по ладони. Эми, не ожидавшая подобного поворота, отскочила в сторону и воскликнула:

– Ой! Лиззи, за что?

– Ты задаешь слишком много вопросов, девочка, – сказала Лиззи, подходя к буфету.

Однако Эми не сдавалась.

– Хорошо, – сказала она, следуя по пятам за экономкой. – Я спрошу у дяди Джифа.

– Нет! – Лиззи обернулась и, видя, что Эми направляется прочь из кухни, швырнула на пол кастрюлю. Кастрюля с грохотом ударилась о каменные плиты, крышка покатилась по полу и, прежде чем остановиться, описала несколько кругов у ног Эми.

Наклонившись, та подняла крышку, а когда снова выпрямилась, то увидела, что Лиззи как никогда смущена и напугана.

– Ну, так что? – спросила Эми, склонив голову набок.

– Что ты имеешь в виду? – буркнула Лиззи.

– Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду. – Эми подошла к столу и положила крышку. – Так ты ответишь мне?

Лиззи, лицо которой медленно заливал румянец, пробормотала:

– У него есть деньги. Вот и все.

– Ты хочешь сказать, что дядя Джиф готов продать меня тому, кто больше предложит? – Эми нервно рассмеялась. – Боже мой! Куда я попала? В средневековье?

– Никто не говорит, что тебя собираются продать. – Лицо Лиззи исказила гримаса страдания.

– Эй! Ты что, расстроилась? – спросила Эми. – Что я такого сказала?

– Ничего. – Лиззи взяла со стола крышку и снова вернулась к раковине.

Повисла пауза. Они все молчали и молчали. Эми снова и снова вспоминала то, о чем сказала ей Лиззи. Теперь до нее начинал доходить истинный смысл происходящего. Вместе с тем она отказывалась в это верить. Это казалось абсурдным. В Англии давно нет такого явления, как договорные браки. По крайней мере, Эми хотелось надеяться на это. Лиззи стояла к ней спиной. Интересно, думала Эми, скажет ли она что-то еще о Джифе Уэлдоне или Ричарде Бодене? Однако становилось все более очевидным, что Лиззи больше не проронит ни слова.

Эми неторопливо приблизилась.

– Похоже, я попала в самую точку? – спросила она, останавливаясь рядом с Лиззи.

Лиззи отвернулась, словно желая скрыть неловкость.

– Теперь ты коришь себя за то, что подвела дядю Джифа? – не отступала Эми.

Помолчав, Лиззи промолвила:

– Ты еще ничего не знаешь.

– И ты ничего мне не скажешь?

– Я не имею права. Я и так наговорила лишнего.

– Я ухожу, Лиззи. Та кивнула:

– Будь осторожнее у реки. Она, того гляди, разольется.

– Я уже не маленькая. Больше Лиззи ничего не сказала.

Через старинную арку Эми вышла со двора и окинула взглядом окрестности Уайдейл-холла. Внизу черной змейкой извивалась река: огибала ивовые заросли, терялась в тростнике, весело перекатывалась через огромные валуны, которые словно призваны были воспрепятствовать ее настойчивым попыткам найти путь в долину.

Взгляд Эми задержался на допотопном мосту, который предназначался для вьючных лошадей. Не прошло еще и суток, как она переправилась через этот мост. Он был сооружен из огромных обтесанных глыб и вовсе не имел парапета. По мосту едва-едва могла проехать конная повозка. Эми помнила, как дядя Джиф когда-то часто повторял, что, как только выкроится свободное время, он непременно займется мостом. Но время все не выкраивалось, и до моста руки так и не дошли. Эми мрачно подумала о том, что церковь, пожалуй, удалось бы спасти, если бы только к ней могла подъехать пожарная машина. И она вдруг отчетливо поняла, что и сам дом, к которому вел единственный путь – через этот старинный, никуда не годный мост, также полностью отрезан от мира и уязвим.

11
{"b":"527","o":1}