ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Управляй гормонами счастья. Как избавиться от негативных эмоций за шесть недель
Тёмные не признаются в любви
Лидерство на всех уровнях бережливого производства. Практическое руководство
12 встреч, меняющих судьбу. Практики Мастера
Владелец моего тела
Тайная сила. Формула успеха подростка-интроверта
Агент «Никто»
Девушка, которая играла с огнем
Шестая жена

– Откровенно говоря, вы правы, – сказала она. – Ричард почему-то ассоциируется у меня с образом старшего брата.

– Мне совсем не хочется быть вашим старшим братом, – радостно подхватил он. – Если бы вы называли меня Води, я помолодел бы лет на десять. Знаете, в юности я хотел стать профессиональным боксером. Если бы мы были знакомы с вами тогда, я выходил бы на ринг под псевдонимом Громила Води. Каково!

– Вам бы подошло, – улыбнулась Эми. Ричард как-то рассеянно посмотрел на нее, словно вспомнил о чем-то своем, потом внезапно повернулся и направился в угол, где у алькова стояла круглая черная печка, от которой было больше чада, чем тепла. К верстаку он вернулся, держа в руках полиэтиленовый пакет. Протянул его ей и сказал:

– Взгляните и скажите, нравится вам это или нет. Если нет, я сделаю что-нибудь другое.

Мучимая любопытством, Эми заглянула внутрь.

– Мрамор! Ах нет, постойте, это алебастр, да? – Она сунула руку в пакет, чтобы пощупать спрятанный там сюрприз. – Теплый, как крыло Гавриила, – с мечтательной улыбкой добавила она. – Погодите-ка! Вернее было бы сказать, теплые? Там, кажется, два предмета.

– Безделица. Подставки для книг. Я решил, что раз вы хотели стать учительницей, то, должно быть, любите читать. – Ричард потянулся к пакету и добавил: – Давайте я сам вам покажу.

С этими словами он ловко извлек из пакета два предмета и, когда Эми положила пакет, подал один ей.

Эми затаив дыхание рассматривала алебастровую вещицу. На оборотной стороне ее были выгравированы миниатюрные детские личики представителей самых разных народов. В руках Ричарда было точно такое же изделие: счастливые улыбающиеся лица детей, расположенные вперемешку и кое-где тонированные специальной краской, чтобы обозначить темный цвет кожи, который удачно оттенял более светлые тона. Никогда еще Эми не видела ничего подобного. Робко, словно забыв о своей американской манере говорить начистоту, она произнесла:

– Мне никогда еще не дарили таких красивых вещей.

Ричард с видимым равнодушием махнул рукой.

– Пустяки. Я рад, что вам понравилось. – Он положил в пакет безделушку, которую держал в ладони, и протянул руку к Эми. Та безропотно отдала ему свою. – По-правде говоря, – продолжал он, я вырезал эти детские лица в надежде, что они будут напоминать вам о тех ребятишках, которых вы собирались учить. Джиффорд сказал, что вы отказались от места в школе ради того, чтобы приехать сюда…

– Так вы сами это вырезали? – удивленно спросила Эми.

Ричард положил пакет у двери, затем машинально вытер ладони о вельветовые брюки.

– Стал бы я, по-вашему, покупать алебастровые безделушки в магазине? – вопросом на вопрос ответил он. – Все-таки камень – это мой хлеб.

Эми наблюдала за ним точно завороженная. Когда Ричард направился к верстаку, она импульсивно схватила его за рукав синего мешковатого свитера.

– С вашим талантом в Штатах вы заработали бы состояние! – воскликнула она.

Ей вдруг стало неловко. Не слишком ли это фамильярно – хватать едва знакомого человека за руку? Но ведь она сделала это не нарочно… почти безотчетно. Эми не узнавала себя. Конечно, она была словоохотлива, порой даже болтлива, но обычно умела сдерживать свои чувства. Она опустила руку и тут же спрятала ее в карман, где пальцы, словно сами собой, стиснулись в кулак.

Какая же она идиотка! – отчитывала она себя. Что, если он таким способом пытается добиться ее благосклонности? Заискивает перед ней, притупляя ее бдительность… Может, уже давно сочинил для дядюшки Джифа слезливую историю о том, что ему нужна жена, которая скрасит надвигающуюся старость. Все верно! Этот Води малый не промах и не будет сорить деньгами, а дяде Джифу, кровь из носу, нужны средства на восстановление Уайдейл-холла. Так что Води вполне мог предложить ему нечто вроде сделки.

Эми живо представила, как эти двое за ее спиной решают ее судьбу: „Джиффорд, старина, почему бы тебе не устроить так, чтобы Эми вышла за меня замуж? В качестве компенсации за мои расходы на восстановление Уайдейл-холла?“ А дядя Джиф, естественно, с готовностью соглашается: „Превосходная идея, мой мальчик. Эми скоро исполняется двадцать четыре года. Самое время подумать о семье…“

– О чем задумались?

Услышав голос Ричарда, Эми вздрогнула. Они по-прежнему стояли очень близко друг к другу. Эми чувствовала, как пылают ее щеки. Не выдала ли она нечаянно себя? Оставалось надеяться, что Ричард Боден не смог прочесть ее мысли. Попятившись в направлении к двери, она смущенно пробормотала:

– Думаю… думаю, мне пора возвращаться. Ричард Боден не сделал попытки остановить ее.

– Приятно было познакомиться, – сказал он. Эми ткнулась спиной в дверь.

– Не забудьте подставки для книг. Надеюсь, они вам пригодятся.

Пригодятся! Он, должно быть, шутит. Это же настоящие шедевры. У нее и в мыслях не было использовать их по прямому назначению, как заурядные канцелярские принадлежности. Эми, улыбнувшись, подняла с пола полиэтиленовый пакет, бережно обхватив его обеими руками, чтобы, чего доброго, не оборвались хлипкие ручки.

– Благодарю вас, – произнесла она, тщетно стараясь казаться непринужденной.

– Не заблудитесь? – спросил Ричард.

– Ну что вы! В школе я выигрывала соревнования по спортивному ориентированию.

– Заходите как-нибудь еще.

Эми кивнула. Она вдруг поняла, что с удовольствием задержалась бы здесь, но было поздно, ведь она уже объявила о том, что уходит.

– Вы здесь каждый день? – спросила она.

– О нет. У меня ведь есть свой бизнес – карьер в Хаттоне-на-Дейле. Обычно мне удается выбираться сюда только на выходные.

– Выходит, мы несколько дней не увидимся?

– Похоже, что так.

Эми почувствовала себя слегка раздосадованной. Ей нравилось беседовать с Ричардом Боденом. Ей казалось, что они могли бы подружиться, правда, она не была вполне уверена, что ждет от него именно дружбы.

– Вам, должно быть, неудобно с этим пакетом. – Ричард направился к ней. – Давайте я вам помогу.

С этими словами он открыл перед ней дверь, и Эми выскользнула в узкий коридор. Там она на секунду замешкалась, затем произнесла:

– Кстати, я хотела бы кое-что уточнить.

От ее внимания не ускользнуло, что при этих словах Ричард насторожился. – Да?

– Насколько я понимаю, дядя Джиф сказал вам, что я отказалась от предложения работать в школе ради того, чтобы приехать сюда?

– Ну да, Джиффорд сказал… Не дав ему закончить, Эми пояснила:

– Они полгода будут держать это место для меня. – Она улыбнулась ему ослепительной улыбкой. – Понимаете, я не намерена оставаться в Англии навсегда. Я приехала погостить, не более того.

– В таком случае, Эми, вам, видимо, следовало бы поставить вашего дядю в известность.

– Пожалуй, вы правы, – задумчиво произнесла Эми. – Наверное, я так и сделаю.

ГЛАВА 5

– Девочка, прежде чем что-то сказать, полагается подумать, – назидательно промолвил Джиффорд Уэлдон, приторно улыбаясь, словно разговаривал с пятилетним ребенком.

– Дядя Джиф, я вполне серьезно, – сказана Эми, сидевшая напротив него за накрытым к ужну столом. Ее выводило из себя то обстоятельство, что с ней обращаются, как с малолеткой. Однако чего еще можно было ожидать от человека, который когда-то являлся ее опекуном и который, похоже, до сих пор считал себя вправе решать за нее.

Джиффорд Уэлдон как ни в чем не бывало продолжал трапезу; он аккуратно цеплял вилкой картофелину и, вместо того чтобы отправить ее в рот целиком, педантично резал на мелкие кусочки.

– Но ты не можешь уехать, – не отрывая взгляда от тарелки, говорил он. – Ведь ты только что приехала.

– Я не говорила, что уезжаю немедленно. Я только сказала, что директор школы „Пейсли“ обещал держать для меня место до летних каникул. И я не собираюсь отказываться от этого места, дядя Джиф. Я серьезно.

– Лучше ешь и помалкивай. Будь умницей.

Его улыбка начинала раздражать ее. Она положила вилку и нож на тарелку и вздохнула, пытаясь сохранить самообладание. Ее так и подмывало влепить ему оплеуху. Как еще втолковать ему, что она уже не маленькая девочка?

14
{"b":"527","o":1}