ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бородатая банда
Как раскрутить блог в Instagram: лайфхаки, тренды, жизнь
Исповедь бывшей любовницы. От неправильной любви – к настоящей
Корабль приговоренных
Очарованная мраком
Юсупов и Распутин
Супермен по привычке. Как внедрять и закреплять полезные навыки
Мы были лжецами
Опальный адмирал

– Кушай овощи, детка. И цыпленок превосходный. Надо будет непременно сказать миссис Эберкромби, что у нее незаурядные гастрономические способности.

Это становилось невыносимым. Надо же такое ляпнуть: „гастрономические способности“!

– На месте Лиззи, если бы я такое услышала, то опрокинула бы тебе на голову соусник, – сквозь зубы процедила Эми.

Ее слова, казалось, ничуть не задели Джиффорда Уэлдона.

– Но это же комплимент, Эми, – спокойно произнес он. – Разве ты не любишь, когда тебе делают комплименты? Уверен, что Лиззи это понравится.

Эми была уверена в обратном. Тут до нее дошло, что дядя Джиф ловко уклонился от неприятного разговора.

Что ж, подумала Эми, она выразилась достаточно ясно. И если он предпочитает делать вид, что ничего не слышал, то это его трудности. Не может же он, в самом деле, заковать ее в железо и держать здесь насильно?

Джиффорд Уэлдон взглянул на нее исподлобья и усмехнулся.

– Жаль, в Уайдейл-холле нет темницы. Тебе пошло бы на пользу посидеть там и подумать.

Эми решила обратить его слова в шутку и мрачно рассмеялась. В этот самый момент в дверях появилась Лиззи, которая пришла, чтобы убрать со стола.

– Желаете пудинг? – спросила она, переводя взгляд с одного на другого.

Эта безобидная фраза настолько не вязалась с царившей в столовой взрывоопасной атмосферой, что Эми буквально покатилась со смеху.

– Ох, Лиззи! – бормотала она.

– Что я такого сказала! – Лиззи стояла, упершись руками в бока и устремив на Эми недоуменный взгляд.

– Пудинг! Ха-ха-ха! – заливалась Эми.

– Лиззи, не обращай внимания. Эми сегодня в игривом настроении.

– Он предлагает заточить меня в темницу, а тут входишь ты и спрашиваешь, буду ли я пудинг…

– Ничего не понимаю, – буркнула Лиззи. – Так нести имбирный пудинг или нет?

– Лиззи, это было бы превосходно, – слащавым тоном сказал Джиф Уэлдон. – Да, вот еще что. Хочу сделать тебе комплимент. Ужин чудо как хорош…

– Всего-навсего цыпленок, – отрезала Лиззи. – Обычная курица. И не думай, что такой грубой лестью тебе удастся привлечь меня на свою сторону. У женщин теперь тоже имеются права, Джиф Уэлдон. Они не должны больше мириться с покровительственным отношением со стороны хозяев.

– Лиззи, ты больше чем просто наемная прислуга. И знаешь об этом.

– Ты платишь мне жалованье, я тебе прислуживаю. Вот и все. И довольно об этом!

Эми поднялась из-за стола и принялась помогать с посудой, но Лиззи Эберкромби нетерпеливо отмахнулась от нее.

– Сядь, девочка.

– Но я не хочу никакой имбирный пудинг. Я пойду с тобой на кухню мыть посуду.

– Не твое это дело.

– Ты когда-нибудь слышала о разделении труда? – насмешливо спросила Эми, выхватывая из-под носа у экономки два блюда с овощными салатами.

– Чем ты его так расстроила? – спросила Лиззи, когда они оказались на кухне.

– Я сказала, что через несколько месяцев возвращаюсь в Штаты. Похоже, он вбил себе в голову, что я останусь здесь насовсем.

– Неудачный ход, девочка. – Лиззи подошла к старинному камину и выбросила остатки еды с тарелок в огонь. Зашипели куриные кости и кожа. Выпрямившись, Лиззи спросила: – Зачем ты это сделала? Неужели не понимаешь, что он хотел бы, чтобы ты осталась здесь навсегда?

– Но я не могу. В Бостоне у меня работа. – Эми отвернулась к раковине и пустила горячую воду.

– Он старый человек. Неужели ты не могла потрафить ему?

Над миской, куда была сложена грязная посуда, вздымался пар. Эми рассмеялась.

– Лиззи, что значит „потрафить“?

– Ну подыграть! Пойти ему навстречу.

– И ради него сломать собственную жизнь? – гневно спросила Эми.

– Девочка, ведь ему-то жить осталось всего ничего.

Эми, которая до этого момента была занята тем, что нервно перемешивала воду в миске посудной щеткой, резко обернулась.

– Лиззи, не смей так говорить.

– Но это так. Думаешь, почему я написала тебе?

– Когда я прочла твое письмо, то подумала, что дядя Джиф уже лежит на смертном одре. – Эми нахмурилась. – Но ведь это не так, верно, Лиззи? Это он подговорил тебя написать мне? Чтобы вынудить меня вернуться?

– Он ничего не знал про это письмо. Я дала ему понять, что ты хочешь приехать на праздники.

Эми прислонилась к кухонной стойке: в Уайдейл-холле комплект современного кухонного оборудования и мебели являлся, пожалуй, единственной данью цивилизации.

– Умно ты все придумала.

Лиззи подошла к раковине и положила грязную посуду в миску с горячей водой. Затем она занялась имбирным пудингом, который Джиф Уэлдон заказал на десерт.

– Не вздумай напоминать ему об этом, маленькая мисс, – сказала она. – О своем намерении вернуться в Штаты.

– Если хочешь знать, так это Ричард Боден посоветовал мне честно ему обо всем рассказать, – заметила Эми.

Лиззи на мгновение опешила, затем пытливо посмотрела на Эми из-под полуопущенных век и промолвила:

– Быстро же ты его нашла.

– Он был в старой церкви. Не думаешь же ты, что я специально его выслеживала, черт побери!

Лиззи погрозила ей пальцем.

– Я же просила тебя не поминать без конца черта. Эми задиристо подбоченилась.

– Ричард Боден, в отличие от некоторых, не цеплялся к моему акценту. И Ричард Боден поминает черта не реже, чем это делаю я.

– Насколько я понимаю, Ричард Боден уже втерся к вам в доверие, мисс учительница? – сказала Лиззи, старательно пародируя американский выговор Эми.

– У Ричарда Бодена все в порядке, – буркнула Эми и, повернувшись к раковине, принялась яростно тереть щеткой посуду. Она слышала, как Лиззи, которая держала в руках тарелку с имбирным пудингом, вышла из кухни и по длинному, выложенному каменными плитами коридору направилась в столовую.

Когда она вернулась, Эми спросила:

– Почему мы не можем есть здесь, на кухне? Все втроем? Здесь куда уютнее, чем в этой паршивой, заколоченной досками столовой.

– Заколоченной досками? – повторила Лиззи, давясь от смеха. – Девочка моя, это дубовый брус. Упаси тебя бог заикнуться про доски при хозяине.

– Все равно, там темно и мрачно, а на твоем брусе какая-то синяя плесень.

– Это от сырости. Ричард Боден говорит, что нужна хорошая гидроизоляция. Видимо тот, кто триста лет назад строил Уайдейл-холл, об этом не знал.

– Лиззи, ты не должна есть в одиночестве.

– Я прислуга, мисс Эми.

– Черт побери, не называй меня мисс! – вспылила Эми. – Меня тошнит от этого. Честное слово!

– Ты опять ругаешься, девочка?

– У меня такое чувство, будто меня сунули в машину времени и запулили в средние века, – проворчала Эми. – Может быть, необязательно постоянно ругать меня за то, что я выражаюсь?

Лиззи пожала плечами.

– Думаю, что нет. – Она взяла белое вафельное полотенце и начала вытирать посуду, которую ей протягивала Эми.

С минуту они работали молча, затем Лиззи не без лукавства спросила:

– И как он тебе? Ричард Боден?

– О-о, это каменный человек, – туманно ответила Эми.

– Ты не лишена воображения, – заметила Лиззи, без труда водрузив тарелки на верхнюю полку буфета. – Каменный человек. – Она фыркнула. – Я могла догадаться, что ты ответишь именно так.

– Он ничего, – сказала Эми. – Мне он даже понравился. Подарил мне подставки для книг, он сам их сделал.

– Подставки для книг? – Лиззи всплеснула руками, затем уперла их в бока. Так она и стояла, неподвижная как статуя, и только пожирала Эми глазами.

Эми стало смешно.

– Тебе не нравится, что я принимаю подарки от Ричарда Бодена?

– Как тебе сказать? Я просто не ожидала. Мне казалось, он такой застенчивый…

– У меня такого впечатления не сложилось. – Эми снова повернулась к раковине. – Лиззи, скажи, что случилось с его женой?

– Он говорил, что она умерла. Это было давно, должно быть, в середине восьмидесятых. Какое-то осложнение во время беременности.

– Беременности! – Эми оживилась. – Черт, этот момент я как-то совсем упустила из виду. Но у него, кажется, детей нет, или я не права?

15
{"b":"527","o":1}