1
2
3
...
18
19
20
...
75

– Проклятье!

Наконец он открыл дверь и отключил сигнализацию. Только тут до него дошло, что за посторонний шум сопровождал гудок автомобильной сирены – совсем рядом кто-то оглушительно хохотал. В каких-нибудь трех футах от него стояла она и, откинув голову, самозабвенно смеялась. Никогда еще он не слышал, чтобы женщина смеялась так заразительно. Странное дело, стоило Ричарду увидеть – или услышать? – ее, как его дурное настроение улетучилось.

Он расправил плечи и с любопытством посмотрел на нее.

– Да, с таким смехом вам никакая сигнализация не нужна.

Эми согнулась в три погибели, пытаясь совладать с сотрясавшими ее тело приступами смеха.

– Не обращайте на меня внимания. – Ричард скрестил руки на груди и прислонился к кузову „лендровера“. – Я подожду, пока вы не прекратите изображать морского котика на лежбище. Пусть даже продрогну до костей.

Наконец Эми удалось взять себя в руки, хотя еще некоторое время у нее дрожали губы и возбужденно блестели глаза. Она извлекла из кармана шерстяную перчатку и вытерла слезы с глаз.

– Это было так смешно… когда вы поскользнулись на льду…

Ричард тоже хотел засмеяться, однако заставил себя сохранять серьезное выражение.

– Значит, вам нравится этот жанр? Буффонада? Надо как-нибудь устроить перестрелку тортами с кремом.

– О, Ричард! – Эми покачала головой. – Давно я так не смеялась.

– В следующий раз, когда будете пребывать в дурном расположении духа, позвоните мне. Специально для вас я поскользнусь на банановой кожуре.

– Ричард Боден, с моим идиотским смехом и вашим бесстрастным, как у истукана, лицом из нас бы получился великолепный дуэт, – сказала Эми как ни в чем не бывало, словно и не было недавней стычки.

– Дуэт? – Ричард удивленно вскинул брови. – Знаете, это можно истолковать как предложение вступить в брак.

Эми мгновенно посерьезнела.

– Послушайте. Все это, конечно, смешно, но я искренне рада, что вы не сломали себе ногу или что-нибудь еще.

– Я тоже этому рад, – сказал Ричард. – Тем более что вы так смеялись, что в случае чего я вряд ли мог рассчитывать на вашу помощь, нет?

– О-о! Насчет оказания первой помощи я большой знаток, можете поверить мне, мистер Боден.

– Рад это слышать, мисс Уэлдон, – проронил он.

– По-правде говоря, я совсем не прочь, чтобы вы подбросили меня до дома. Если ваше предложение еще в силе.

– Только сначала мне придется „подбросить“ вас ко мне домой, – сказал он. – А-то у меня на заднем сиденье продукты, надо бы положить их в холодильник.

Эми безразлично пожала плечами.

– Ладно, – сказала она и, обойдя машину вокруг, остановилась у левой двери. Склонив голову набок, она насмешливым тоном изрекла: – Готова поспорить, что у вас стоит блокировка дверей.

Ричард кивнул.

– Так я и знала! Вы все тут снаряжены по последнему слову техники, верно? Мобильный телефон, сигнализация на грузовике. Должно быть, только Уайдейл-холл застрял где-то в средневековье. Все остальные, похоже, готовы во всеоружии встретить двадцать первый век.

– На грузовике? – переспросил Ричард, обратив взор к вечернему небу, откуда хлопьями валил снег. – Эми, вы нас обижаете. Моему старому верному „лендроверу“ не понравится, если его будут называть простым грузовиком!

Они выехали из Хаттон-вилледж, держа курс на Хаттон-на-Дейле, от которого их отделяло пять миль. Снег залеплял стекло, давая работу „дворникам“. Эми тихо насвистывала.

– Что это за мелодия? – поинтересовался Ричард.

Свист прекратился. Эми повернула к нему голову.

– Должно быть, у меня плохо выходит, – сказала она. – Это из „Телохранителя“? Неужели не узнаете?

– Из „Телохранителя“? Это показывали по телевизору?

Эми звонко рассмеялась.

– Это же кинофильм! Вы наверняка слышали. Старый фильм, его давным-давно все смотрят по видео.

– Что-то не припоминаю.

– Ричард, вы, должно быть, издеваетесь надо мной?

– Я редко смотрю фильмы, – серьезно ответил тот.

– Черт возьми, у вас здесь хоть кинотеатр-то имеется?

– В Хаттоне нет. А в Хоквуде и подавно. Знаете, в Хоквуде всего один-единственный паб.

– Вот тебе раз! Ни одного кинотеатра? Что же делать зимой? – Она озабоченно наморщила лоб. – Чем прикажете заняться?

– Развлечений не так уж много, по правде сказать. Впрочем, давайте подождем, пока кончится снегопад. – Ричард кивнул на лобовое стекло, по которому сновали „дворники“: после каждого их взмаха на стекле оставались два прозрачных полумесяца, которые тут же снова залепляло снегом.

– У вас найдется свободная спальня на тот случай, если мне вдруг придется ночевать?

– У меня найдется целых три спальни – только вам ни в коем случае не придется ночевать у меня, – ответил Ричард.

– Почему бы и нет? Не выгоните же вы меня на улицу?

Он недоуменно покосился на нее.

– Если вы останетесь, утром в дверь будет колотить ваш дядюшка. Он явится с дробовиком и священником.

– Возможно, игра стоит свеч. – Эми не могла не поддеть его. – В качестве утешительного приза вам вместе со мной достанется и Уайдейл-холл.

Минуты две они ехали в полной тишине, затем Ричард промолвил:

– Похоже, кто-то успел вам рассказать?

– В первый же день, – бойко ответила Эми.

– Что ж, по крайней мере, теперь всем все известно.

– О, мне все было известно еще до того, как я встретила вас, – сказала Эми. – Просто ждала удобного случая сказать об этом вам.

Ричард промолчал. Вскоре „лендровер“ подрулил к стоявшему особняком большому приземистому дому на главной улице поселка. Выстроенный из серого кирпича, крытый шифером, с высокими трубами каминов, дом выглядел торжественно и строго. По обе стороны массивной дубовой двери были широкие эркеры, наверху – обычные подъемные окна. На улице имелось еще несколько домов из того же материала, но все они были значительно меньше и предназначались на две семьи. На противоположной стороне к самому холму лепились небольшие кирпичные коттеджи, стоявшие в ряд. В окне одного из них виднелась рождественская елка с зажженными гирляндами; у двери же висело объявление, которое гласило: „Продается“.

Эми взглянула на часы – им потребовалось ровно десять минут, чтобы добраться сюда из Хаттона. Все это время она всматривалась в простиравшуюся за окном мглу. Но тщетно. Ничто не указывало на то, что где-то здесь, поблизости, находится карьер.

Ричард плавно затормозил у обочины, вышел из машины и достал с заднего сиденья два пакета с продуктами. Эми тоже вышла.

– Помочь? – спросила она, ладонью прикрыв лицо от снега.

– Нет, больше ничего нет.

По запорошенной снегом забетонированной дорожке, которая вела через небольшой сад, они направились к дому.

Не дойдя до крыльца, Ричард замешкался.

– Вы увешаны сумками. Давайте ваш ключ, я открою, – предложила Эми.

– Ничего, я справлюсь, – сухо промолвил он. Надев ручки одного из пакетов на запястье, он неловко сунул руку в карман и нашарил ключи.

Эми не стала спорить. К двери вело небольшое крыльцо – всего три ступеньки. Эми подождала внизу, пока Ричард отпирал замок.

В доме было темно.

– Постойте, – сказал он, обивая снег с ботинок о небольшой половичок, – я включу свет.

Внезапный поток света на мгновение ослепил ее. Она сделала несколько шагов вперед и, пораженная, остановилась. Холл был довольно просторным; на второй этаж поднималась широкая, красного дерева лестница; такие же, в тон ей, двери вели в другие комнаты. Подняв голову, Эми поняла, почему свет показался ей таким ярким, – на потолке висела массивная хрустальная люстра в викторианском стиле. Эми не могла оторвать взгляд от такой красоты.

Ричард бросил сумки с продуктами на стоявшее возле бюро кресло и теперь с любопытством наблюдал за ней.

– Это настоящий хрусталь? – спросила Эми, прикрывая глаза ладонью от слепящего света.

– Вы разбираетесь в антиквариате?

– Немного. Вот Кейт – другое дело. За такую люстру она отдала бы полжизни. Кейт считает, что день прошел не зря, если она провела его в Бикон-Хилл и ей повезло приобрести что-то по дешевке.

19
{"b":"527","o":1}