ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Маленькая книга BIG похудения
Я говорил, что люблю тебя?
Флейта гамельнского крысолова
Список желаний Бумера
Лавка забытых иллюзий (сборник)
Как в первый раз
Аюрведа. Пищеварительный огонь – энергия жизни, счастья и молодости
Контракт на тело
Его женщина

– Что?

– Вы только что произнесли мое имя. Вы сказали „Эми“ и неожиданно замолчали, словно вдруг забыли, что собирались сказать. Я просто поинтересовалась, может, вы хотели, чтобы я налила нам чаю, покуда вы будете раскладывать мясо.

– Да нет же, – ответил Ричард. – Я не забыл, что хотел сказать. Я вот только не знаю, как это сказать…

– Самыми простыми словами, – с улыбкой посоветовала ему Эми. – Я только такие и понимаю.

– Эми, я не хочу недоразумений. И не хочу никаких тайн. Все тайное имеет особенность становиться явным в самое неподходящее время, вы не находите?

Эми усмехнулась.

– Мистер Ричард Боден, у меня нет никаких тайн. Я такая, какой вы меня видите. Так что если вас что-то не устраивает…

– Эми, не надо с этим шутить, – произнес он хриплым от волнения голосом.

– Эй! Что я такое сказала?

– Речь идет обо мне.

– О! Так у вас есть тайна?

– Только от вас. Больше это ни для кого не секрет.

– Так почему же мне ничего не известно о вашей тайне?

– Потому что я вам ничего не говорил об этом. И сомневаюсь, чтобы вам могли сказать об этом Джиф или Лиззи Эберкромби.

На лице Эми отразилось недоумение.

– Вы считаете, им следовало признаться?

– Джиф ни за что не признался бы. Он хотел бы представить меня в самом выгодном свете, чтобы вы клюнули. Джифу нужны мои деньги, чтобы спасти Уайдейл.

– Мне об этом известно. Все это, по правде говоря, довольно забавно.

– А я не вкладываю деньги в сомнительное предприятие, если не уверен, что они вернутся.

Эми понимающе кивнула.

– Да. Об этом я тоже догадывалась. Но, видимо, не мне вас обвинять…

– Позвольте мне договорить. – Он нервно выпрямился и стукнул кулаком по столу. – Эми, ради бога, вы дадите мне договорить?

– О чем тут можно говорить? О какой великой тайне? О том, что вы хотите, чтобы я стала вашей женой, потому что вам не дает покоя мое наследство? Так я об этом и так знаю.

– Да нет же, черт побери! – Ричард машинально провел ладонью по волосам. – Нет, нет и нет! Просто я должен открыть вам кое-что, прежде чем между нами могут возникнуть какие-то отношения.

– Что вы граф Дракула? – продолжала подтрунивать над ним Эми. – Это ваш большой секрет? Если так, то я открою вам свой – я всегда любила графа Дракулу.

Ричард вздохнул.

– Вы когда-нибудь бываете серьезной?

Он выглядел взволнованным. Эми уже раскаялась, что вела себя так беззаботно.

– Ладно, оставим в стороне мое чувство юмора, – сказала она. – Ну так рассказывайте. Надеюсь, я не рухну в обморок от услышанного.

– Я убил человека, – промолвил Ричард. – Вы сидите за одним столом с убийцей.

ГЛАВА 7

Эми лихорадочно соображала. Первой ее мыслью было, что вот угораздило же ее оказаться один на один с этим человеком, и не где-нибудь, а в его же доме; что за окном метель и что, если верить всему, что рассказывали об английских зимах, такое может продолжаться не день и не два.

Но эта мысль потянула за собой другую – она была чертовски голодна, а перед ней на столе красовался этот аппетитно дымящийся не то горшок, не то котелок, и ей вовсе не хотелось, чтобы его содержимое пропало даром.

– Так садитесь и расскажите мне все, – резонно заметила она. – Только для начала положите мне немного того, что томится в этом горшке.

– Баранье рагу, – подсказал он. Взгляд его потеплел. Именно таким он ей и нравился, с крохотными морщинками, разбегавшимися из уголков глаз. Ричард сел напротив и, положив в широкие тарелки кусочки тушеной баранины с овощами, протянул ей одну.

– Спасибо, – произнесла Эми спокойно, как ни в чем не бывало принимая тарелку из его рук.

– Я заметил, вы не робкого десятка, – сказал Ричард.

Она бросила на него мимолетный взор.

– Полагаю, если бы вас признали виновным, то вы уже мотали бы срок.

– Слава богу, до этого не дошло.

– Итак, кого же вы убили? – спросила Эми, пробуя угощение, которое казалось ей настоящим деликатесом.

– Человека, с которым я дрался. Эми вспыхнула.

– Из-за женщины?

– Да нет же, черт побери. Я же вам говорил, что в молодости довольно серьезно занимался боксом.

– Значит, все было законно?

– Эми, убийство никогда не бывает законным. – Он помрачнел.

Эми кивнула:

– Я не то имела в виду. Я только хотела сказать, что это ведь было непредумышленное убийство, верно?

– Я был немного не в себе. Перед самым поединком он позволил себе наговорить гадостей о девушке, на которой я собирался жениться. Мне следовало взять себя в руки. Нельзя питать ненависть к тому, с кем выходишь на ринг. Бокс – это спорт, а не способ выместить на ком-то собственную злость.

– Расскажите мне об этой девушке.

Он не произносил ни слова. Эми подняла взгляд. Вид у Ричарда был нахмуренный.

– Лиззи говорила мне, что вы вдовец, – вполголоса произнесла она. – Но если вам больно вспоминать об этом…

– Это же я сказал, что не хочу иметь секретов. – В уголках губ его мелькнула улыбка. – Да в этом и нет никакого секрета. Грейс умерла десять лет назад.

Эми оторвалась от еды и сказала:

– Вы любили ее. – Это не был вопрос, это было утверждение. По его лицу она сразу поняла, что да, он действительно любил свою Грейс.

– Да, – промолвил Ричард. – Я боготворил ее.

– Тогда для нее, по-видимому, было не столь уж важно, что вы кого-то там убили?

– Она заставила меня бросить бокс. Мне и самому пришлось бы, но Грейс пригрозила, что не выйдет за меня замуж, если я не оставлю это ремесло.

– Вы были хороший боксер? – спросила Эми, продолжая есть.

– Классный.

– И вы жалеете, что ушли из бокса? Ричард поморщился.

– Да нет, пожалуй. Теперь уже нет. Однажды я встретил своего спарринг-партнера… Знаете, когда тебе рассказывают, какие страшные вещи случаются с боксерами… э-э, думаю, я легко отделался. Просто счастливчик. Впрочем, бокс позволил мне понять истинную цену человеческой жизни. Тогда я дал себе клятву, что никогда – никогда! – никого даже пальцем не трону, какую бы боль ни причинили мне самому.

– У меня в голове не укладывается, что кому-то может нравиться драка.

– Однако вы-то сама отменный боец, – не преминул подтрунить над ней Ричард. – Только посмотрите, как вы бьетесь с вашим дядюшкой Джифом, да и со мной…

– Это другое дело. Я использую мозги, а не кулаки.

– Ваши мозги не подсказывают вам, что надо держаться как можно дальше от этого Ричарда Бодена?

Она на минуту задумалась, прежде чем ответить.

– Это было бы слишком просто. Не скрою, вы мне нравитесь, Ричард, но я не позволю, чтобы меня силой заставили пойти на такой серьезный шаг, как замужество: я не сделаю этого ни ради вас, ни ради дядюшки Джифа и, уж конечно, ни ради Уайдейл-холла.

– У вас есть кто-нибудь в Америке? – поинтересовался Ричард.

Сонм воспоминаний нахлынул на нее, воспоминаний, связанных с Кипом Уэллоном: вот Кип взял девчонку кататься на велосипеде; вот они вместе слоняются по залам планетария Хейдена в Нью-Йорке; вот Кип ведет ее в Симфони-холл слушать Бостонский симфонический оркестр; вот Кип покупает ей мороженое на Массачусетс-авеню; Кип в военной форме; наконец, Кип отправляется в Англию… На этом воспоминания обрывались.

– Нет, – честно призналась Эми. – В моей жизни нет мужчины, который был бы мне по-настоящему дорог.

– А раньше был?

Эми потупила взор и, увидев перед собой тарелку, вдруг почувствовала, что больше не голодна. Однако она заставила себя съесть все до последней крошки.

– Эми? – Ричард ждал ее ответа.

– Согласитесь, что никто не давал вам права задавать мне подобные вопросы. – Она пристально посмотрела на него, и в глазах ее читалось раздражение.

– Я не хочу бередить чьи-то раны, поверьте. Я только хотел знать, свободен ли путь или нет.

– Свободен для чего?

– Для меня, чтобы я мог попытаться понять вас. – Голос его звучал спокойно и твердо.

21
{"b":"527","o":1}