1
2
3
...
27
28
29
...
75

– Спасибо, тетя, все хорошо.

– Китти, мне прислать тебе это объявление?

– Если можно. Так будет лучше всего.

– По крайней мере, прочти, а потом уже принимай какое-то решение.

– Хорошо, тетя. Так я и сделаю.

В объявлении был указан контактный адрес: Уайдейл-холл, Дербишир. Кэтрин это ни о чем не говорило. Особу, с которой ее просили связаться, звали мисс Уэлдон. Кэтрин помнила, что у Кипа где-то в Дербишире жил дядя, но вот была ли у него дочь или сестра – этого она не знала. Так что ей было неведомо, кто такая эта мисс Уэлдон из Уайдейл-холла, вдруг воспылавшая желанием связаться с ней. Кэтрин решила подстраховаться, поэтому, узнав, что Уайдейл-холл является средневековой загородной резиденцией, убедила редактора позволить ей провести расследование, чтобы в перспективе, возможно, опубликовать материал об этом любопытном месте.

До сих пор все было просто. Однако теперь, когда Кэтрин думала о том, стоит ли брать с собой Марка Пауэлла, в душу ее невольно закрадывались сомнения. Мысль о том, что ей приходится пускаться на такие ухищрения, казалась ей отвратительной. При других обстоятельствах она не замедлила бы дать о себе знать. Однако где-то в глубине души постоянно жил страх: что, если родители Кипа затеют тяжбу из-за ребенка Кипа? Они потеряли единственного сына, и Кэтрин допускала, что им будет небезынтересно узнать, осталась ли где-то на земле живая частица его или нет. Впрочем, неизменно успокаивала она себя, у них была дочь, вернее, та девочка, которую они когда-то удочерили. Кип тепло отзывался об Эми. Он просто души не чаял в своей младшей сестре…

Голос Марка Пауэлла вывел ее из задумчивости:

– Ну, так что? Берете меня в дело?

Марк ждал ответа. Кэтрин решила, что, в конце концов, неплохо иметь рядом помощника.

– Хорошо, – сказала она. – Только, чур, не переходить мне дорогу. И если им вдруг не понравится, что мы прибыли вдвоем… словом, вам придется ретироваться.

Пауэлл подошел к правой дверце.

– Я буду тише воды, ниже травы, – с усмешкой произнес он. – Можете на меня положиться, я не подведу.

ГЛАВА 10

Был ясный, морозный день конца января. Эми стояла у окна в спальне, пристально вглядываясь в даль, туда, где, сверкая под зимним солнцем, серебряной змейкой извивалась Эстон-ривер. Эми не сводила глаз с дороги, которая вела к Уайдейл-холлу от старой сторожки Дункана Уорда, боясь пропустить момент, когда там покажется машина Кэтрин Блейк.

За первым письмом последовали и другие: в них оговаривались детали и сроки визита. Были и телефонные звонки из Лондона, в которых, в частности, уточнялись размеры гонорара. Всю последнюю неделю Лиззи Эберкромби буквально стояла над душой у двух приходящих горничных, жительниц Хоквуда, ревностно надзирая за тем, как те чистят стены, до блеска натирают полы и мебель, сражаются с паутиной, – словом, Уайдейл-холл всерьез готовился к свиданию с прессой.

Ослепительно вспыхнуло под солнечным лучом лобовое стекло автомобиля, словно ниоткуда появившегося на узкой, петлявшей между вековыми деревьями дороге. Эми опрометью кинулась вниз, оглашая дом радостными криками.

– Лиззи! Лиззи! Едет, едет! Я видела машину… Лиззи со свойственным ей прагматизмом невозмутимо изрекла:

– Ну что ж. Полагаю, она догадается позвонить. Не открывать же двери сейчас, дом выстудим.

– Лиззи, неужели ты нисколько не волнуешься? – Эми, не в силах сдержать переполнявших ее эмоций, схватила экономку за руки и закружилась с ней вокруг кухонного стола.

Лиззи решительно высвободила руки и одернула фартук.

– Эми, умоляю тебя. Она всего-навсего репортер.

– Нет, ты решительно не понимаешь, – возразила Эми. – Это же совсем другое. Об Уайдейл-холле теперь узнают все. И такой красивый старинный особняк действительно этого заслуживает.

– Не будем кривить душой, юная леди, вам просто стало скучно от безделья, – сказала Лиззи. – Поправьте меня, если я не права.

– Ах, Лиззи. Конечно же, ты не права. Как можно скучать в Уайдейл-холле? Но сознайся, что зимой, когда дни такие короткие, а ночи такие длинные, человеку делается чуточку…

– Скучно! Вот именно. Как раз это я только что и сказала. Тебе просто скучно. Признайся.

– Я хотела сказать совсем другое! Не скучно, а… одиноко.

Когда к дому подъехала синяя спортивная машина, выяснилось, что Кэтрин Блейк прибыла не одна. Машину вела она, а рядом с ней сидел какой-то мужчина. Эми вышла во двор, чтобы встретить их.

Мужчина оказался высоким и чрезвычайно худым. У него были почти абсолютно черные волосы, а когда он повернулся, внимание Эми привлекли его глаза, необычайно выразительные и практически такие же черные, как и волосы. Женщину, будь она обладателем этих удивительных глаз, назвали бы не просто красавицей – ее назвали бы роковой женщиной. Его же едва ли можно было назвать хотя бы симпатичным. Бросались в глаза болезненная бледность и чересчур короткая стрижка, а также неопрятная щетина – видимо, регулярно бриться не входило в его привычки. Джинсы, водолазка и клетчатая куртка имели такой вид, словно в них спали.

Двигался он с какой-то кошачьей грацией; на плече у него висела фотокамера, явно не из дешевых, а цепкий подмечавший все детали взгляд выдавал в нем профессионала. Он наверняка заметил, с каким интересом разглядывает его Эми, но намеренно избегал ее пристального взора.

Кэтрин Блейк ростом походила на Лиззи Эберкромби, однако этим их сходство и ограничивалось. Если Лиззи была женщина сухопарая и вся какая-то угловатая, то Кэтрин отличала изысканная мягкость линий, то же можно было сказать и о ее лице. Одета она была подчеркнуто просто: свободного покроя бежевая юбка, длинный, в тон юбке жакет, ботинки, которые, видимо, выбирались не столько ради стремления следовать моде, сколько ради удобства. Они почти не пользовалась косметикой; темно-каштановые волосы до плеч красиво завивались на концах. Выйдя из машины, она поспешила навстречу Эми. Выглядела она ненамного старше ее.

– Вы, должно быть, мисс Блейк, – сказала Эми.

– Можно просто Кэтрин. – Между тем взгляд ее скользнул за плечо Эми, туда, где виднелась тяжелая дубовая дверь; она словно ожидала увидеть кого-то другого.

– Дядя Джиф дома. У него слишком слабые легкие для таких холодов. – Эми улыбнулась. – Кстати, меня зовут Эми, Эми Уэлдон.

Кэтрин Блейк оторопела.

– Что-нибудь не так? – всполошилась Эми.

– Нет. О, нет! – Оправившись от удивления, Кэтрин постаралась загладить возникшую неловкость. – Так ты американка. Я просто не ожидала…

Эми беззаботно рассмеялась.

– О, не обращай на меня внимания. Я здесь только на каникулах. Просто я безумно рада, что Уайдейл наконец, если так можно выразиться, будет нанесен на карту.

– Да, надеюсь, что-нибудь получится, – не слишком уверенно произнесла Кэтрин. – Не сомневаюсь, мой редактор непременно заинтересуется, когда увидит этот прекрасный старинный особняк.

– Я вижу, ты привезла с собой фотографа… – Эми покосилась на стоявшую поодаль мрачную фигуру черноволосого мужчины, который, казалось, намеренно сторонился их общества.

Кэтрин, все еще немного взволнованная, пустилась сбивчиво объяснять:

– Надеюсь, вы не возражаете… Я встретила Mapка Пауэлла в местном пабе, в Хоквуде. Я сняла там комнату. Он здесь остановился еще раньше. Он очень хороший фотограф и весьма известен в Лондоне… в определенных кругах. Настоящий профессионал, не чета мне, дилетантке. – Она оглянулась: – Марк! Познакомься с мисс Уэлдон.

– Просто Эми, – поправила ее юная хозяйка. Мужчина, стоявший от них футах в десяти, не двинулся с места.

– Не обращайте на меня внимания, мисс Уэлдон, – сказал он с мягким шотландским акцентом. – Я приехал просто так, за компанию. Если вы или ваш дядюшка не хотите, чтобы по дому шлялись посторонние, я могу пару часиков побродить у ручья.

Эми решила, что он любит эпатировать публику, именно поэтому даже не пожелал подойти, чтобы представиться, как полагается.

28
{"b":"527","o":1}