ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Выдающийся лидер. Как закрепить успех, развивая свои сильные стороны
Убийство Мэрилин Монро: дело закрыто
Хронолиты
Книга воды
В тихом омуте
Охотник на кроликов
Синдром Е
Смерть в поварском колпаке. Почти идеальные сливки (сборник)
Свободная касса!

– Королева окрестностей, – съязвил он.

– Почему я вызываю у вас такое раздражение? – спросила Эми.

На его бледных щеках проступил болезненный румянец.

– Кто вам это сказал? – ответил он вопросом на вопрос и развязно сунул руки в карманы своей клетчатой куртки.

Стоя на пне, Эми ощущала свое превосходство над этим человеком. Теперь она была значительно выше его; к тому же по разлившемуся по его щекам румянцу она догадалась, что ее прямой вопрос смутил его, если такого нахала вообще можно смутить.

– Вы настроены предвзято, – сказала она. – А мне не нравится, когда мужчины относятся к женщинам с предубеждением.

– Предпочитаете сладкоречивых болванов, которые только и умеют, что отпускать комплименты?

– Я предпочитаю людей искренних, – ответила Эми; ей с трудом удавалось сдерживать гнев.

– Я к этой категории, видимо, не принадлежу?

– Я вас не знаю, но надеюсь, что на самом деле вы не такой, каким хотите казаться. Если это так, значит, у вас, должно быть, есть комплекс неполноценности.

– Да вы настоящий психоаналитик, мисс Уэлдон.

– Просто мне кажется, я хорошо разбираюсь в людях, вот и все.

– Мы уклонились от темы. – Марк подошел к берегу и устремил задумчивый взор на реку, с шумом катящую свои воды вниз, в долину. – Вы к нам надолго? В Англию?

Эми спрыгнула с пня и подошла к нему.

– Думаю, месяца на два.

– Что-то типа отпуска?

– Вроде того. Я не была здесь больше двенадцати лет.

– Наверное, это совсем не то, что Бостон?

– Да. А вам знаком Бостон?

– Только через объектив фотокамеры. – Он улыбнулся одними губами; черные глаза были по-прежнему холодны и безучастны. Было в этих глазах что-то такое, отчего Эми становилось не по себе. Когда она смотрела в них, у нее появлялось ощущение, будто она их когда-то уже видела, когда-то совсем давно, еще в другой жизни. – Полтора года назад мне заказали фотоальбом о Новом Свете.

– Об Америке? – удивилась Эми.

– Ммм. – Марк поморщился, словно ему было противно вспоминать об этом. – Мура. Обычно я такими вещами не занимаюсь. Старое и новое. Ну, знаете, когда на одной странице помещаются две фотографии одного и того же места: одна – сепия столетней давности, вторая – современная в цвете.

– По-моему, очень интересно, мистер Пауэлл. Почему вы говорите, что это мура?

– Потому что в такой работе не задействованы мозги.

– Понимаю. Вы любите ставить перед собой сложные задачи, да?

– Хороший фотограф должен быть художником.

– Я предпочитаю видео, – беспечно проронила Эми.

Марк фыркнул:

– Вы-то? Ничего удивительного. Эми разозлило это едкое замечание.

– И все же почему вы так презираете меня? – спросила она.

– Бедная богатая девочка, – произнес Марк с издевкой. – Не выношу женщин, которые пожинают чужие заслуги, а сами палец о палец не ударят, чтобы чего-то добиться.

– Вы ничего не поняли, – сказала Эми, направляясь в сторону дома. – Вы ведь ничего не знаете обо мне, а уже бросаетесь нелепыми обвинениями.

– Положим, я не прав. Но ведь все это достанется именно вам, когда старик умрет, ведь так?

– Наверное, – ответила Эми и, мрачно усмехнувшись, добавила: – Вместе с запустением и упадком.

– Все равно это лакомый кусочек. Лес, бог знает сколько акров пастбища и дом, сказка, а не дом. Однако, – в голос его вкрались презрительные нотки, – человек располагает… ну и так далее.

Эми обернулась и посмотрела на него в упор.

– К чему вы клоните?

Марк ткнул носком ботинка в твердую землю с пожухлой, покрытой инеем травой, затем поднял на нее взгляд и многозначительно изрек:

– Мисс Уэлдон, согласитесь, что никогда нельзя быть в чем-то уверенным на все сто.

Ричард Боден на своем "лендровере" осторожно переехал через старый мост и повернул в сторону церкви. Здесь дорога обрывалась, дальше начинался лес. Он остановился под деревом и вышел. Почва здесь была каменистая, кое-где торчали клочья сухой травы и клевера.

Ричард устремил взор вдаль, туда, где, наполовину скрытая от глаз низкими облаками, возвышалась гора Аспен-Тор. Переведя взгляд в долину, он заметил ярко-желтое пятно.

Ричард вышел на открытое место. На губах его заиграла улыбка. Прошло уже много времени с тех пор, как он в последний раз видел Эми, однако этот желтый шарф он узнал бы среди тысячи.

Он рупором сложил ладони и крикнул:

– Э-ми! Э-ми!

До нее было слишком далеко, и он не мог видеть выражения ее лица, однако, услышав его голос, она обернулась и помахала рукой. Узнав Ричарда, она направилась в его сторону.

Только тут Ричард заметил, что Эми была не одна. Кто-то шел за ней следом. Мужчина? Ричард нахмурился и, прищурившись, попытался получше разглядеть спутника Эми. Нет, это не Джиф Уэлдон. Слишком уж легко он вышагивает. Да и не наденет никогда Джиф такой кричащей, в красно-белую клетку куртки.

Последние разделявшие их ярдов пятьдесят Эми почти бежала. Щеки ее пылали, концы желтого шарфа развевались у нее за спиной. Сопровождавший ее мужчина замедлил шаг. Тропинка круто забирала вверх, и он заметно отстал.

– Ричард! – тяжело дыша, промолвила Эми. – Ричард, ты теперь нечастый гость в наших краях. – Она стояла, спрятав руки в карманы серого шерстяного пальто, и широко улыбалась.

Ричарду показалось, что она искренне рада видеть его и эта мысль приятно согревала. Он уже почти забыл ее простодушную улыбку. Все это время ему было тяжело отказываться от встреч с ней, но он считал, что так нужно. Не зря он подписался под эпиграфом в подаренной ей книге. Ричард понимал, что если он имеет в виду не простой флирт, а более серьезные отношения, то ему нельзя закрывать глаза на то обстоятельство, что за спиной Эми постоянно маячил призрак Кипа Уэлдона.

Он снова обратил внимание на незнакомца; тот стоял, прислонившись к дереву, и вертел в руках фотокамеру. При этом он не спускал глаз с Эми. Ричарду не понравился его взгляд – в нем было что-то порочное.

Ладони его непроизвольно сжались в кулаки. Это чувство было ему знакомо, и он понимал, что до хорошего оно не доведет. Тем не менее его так и подмывало съездить этому ухарю по физиономии, чтобы с нее слетела блудливая ухмылка. Какое он имеет право смотреть на Эми так, словно только что переспал с ней. Да кто он, собственно, такой, черт побери!

Стараясь казаться беспечным, Ричард сказал:

– Эми, если бы я знал, что ты не одна, то не стал бы тебя беспокоить.

Склонив голову, она покосилась на стоявшего у дерева мужчину.

– Ричард, с тех пор как ты последний раз был в Уайдейл-холле, много воды утекло. Долго рассказывать. Ну а это Марк Пауэлл. Он фотограф.

– Привет, – только и промолвил тот. Эми повернулась к нему.

– Мистер Пауэлл, это Ричард Боден.

От внимания Ричарда не ускользнуло то обстоятельство, что Эми с ним не на короткую ногу. Это его немного успокоило. Он уже не питал к нему необъяснимой, почти иррациональной неприязни, какую почувствовал, едва взглянув на него.

– Фотограф? – сказал он. – Должно быть, интересная работа. Может, хотите посмотреть старую церковь?

– Я уже побывал там, отснял почти целую кассету.

Ричард сразу распознал в нем шотландца и еще подумал, что он, очевидно, человек довольно образованный.

Эми вдруг удивленно открыла рот.

– Вы мне ничего не говорили об этом.

– Вы, должно быть, хотите сказать, что я не соизволил спросить разрешения? – развязным тоном изрек Пауэлл.

Ричард видел, что Эми с трудом сдерживается, чтобы не ответить ему резкостью. Она повернулась к фотографу спиной, подчеркнуто игнорируя его, и взяла Ричарда за руку.

– Ты пойдешь в церковь? – спросила она. – Если да, то я с тобой. Мистер Пауэлл сам найдет дорогу к дому.

Вежливо кивнув фотографу, Ричард повел ее через заросли ежевики к полуразрушенному строению.

Когда они вошли внутрь, он зажег примус и, подвинув к нему стул, предложил:

– Садись сюда. Сегодня холодно. Эми подошла к окну.

30
{"b":"527","o":1}