ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Инженер. Золотые погоны
Тео – театральный капитан
Карнакки – охотник за привидениями (сборник)
Спасти лето
Думай медленно – предсказывай точно. Искусство и наука предвидеть опасность
Еще темнее
Соль
Издержки семейной жизни
Ликвидатор. Темный пульсар

– Я положу это на заднее сиденье. Мне кажется, чашечка чая тебе не повредила бы.

Эми кивнула.

– Мне надо связаться со множеством людей, – сказала она, отметив про себя, что голос ее звучит необычно глухо.

– Хорошо, – согласился Ричард. – Только не сегодня. Прежде всего тебе необходимо как следует выспаться.

Неожиданно ей стало нравиться, что есть человек, который заботится о ней, усаживает за столик в тихом, уютном кафе, заказывает чай и горячие тосты, словно заранее зная, что это именно то, чего она желает. В другое время она непременно потребовала бы меню и с жадностью принялась бы изучать его. Но в тот момент ей было приятно принимать от него эти маленькие знаки внимания.

Когда подали чай, Ричард, разливая его по фарфоровым чашкам, спросил:

– Ничего не хочешь рассказать мне?

В обществе Ричарда Эми чувствовала себя легко и непринужденно. Эмоционально он не предъявлял к ней никаких претензий. Она еще не встречала подобных мужчин. Их взгляды встретились, и Эми машинально улыбнулась, увидев, как Ричард озабоченно сдвинул брови. Было что-то трогательное в выражении его светлых глаз. Она видела, что он переживает за нее, что ему небезразлично ее состояние.

– Не смотри на меня таким букой. – Она подалась вперед и обхватила свою чашку ладонями.

– Зачем тебе забивать этим голову? – В его тоне угадывалась неприязнь, которую он начинал испытывать по отношению к Кейт Уэлдон.

Протянув руку через стол, Эми коснулась его ладони.

– Кейт заменила мне мать, – объяснила она. – Они, Кейт и Марти, наполнили мою жизнь смыслом в тот самый момент, когда рушился мир моего детства. Неужели ты не понимаешь? Я должна им помочь, потому что они сами не могут этого сделать. Для Кейт и для Марти сделать то, что я сделала сегодня, было бы огромной мукой. Кип их единственный сын. Мне проще, ведь он не был мне даже братом…

– Ты прекрасно знаешь, что это не так, – сквозь зубы процедил Ричард. – Ты любила его. Не надо убеждать меня, что тебе было легко читать все эти ужасы о его гибели.

– Нет. – Эми на мгновение потупила взор, затем снова посмотрела Ричарду в глаза. – Но я уже не влюблена в него, Ричард. – Она отняла от него свою руку и взяла горячий тост. – Лучше поешь, – невесело усмехнувшись, сказала она. – Нет, правда, пользуйся случаем. Боюсь, что остаток дня нам придется голодать. Кулинарные способности не входят в число моих достоинств.

– Мы будем есть позже, – сказал он, принимаясь за чай.

– Вот как? – удивилась Эми, вновь почувствовав, что ей приятна его забота о ней. Она отметила, что это совсем не похоже на нее, ведь она всегда считала себя человеком независимым, который сам организует свое время и строит жизнь так, как считает нужным.

ГЛАВА 13

Кэтрин Блейк была дома, в своей лондонской квартире, расположенной в десяти минутах ходьбы от редакции "Дайери".

Подхватив ложкой остатки манного пудинга с абрикосами, она, стараясь говорить громко и внятно, произнесла:

– Открываем ротик пошире. Это для нашей киски.

– Иски, иски! – Сидевшая за детским столиком малышка отчаянно забарабанила кулачками по пластиковой крышке, однако в следующее мгновение, зажмурившись, послушно открыла рот, обнажив при этом несколько крохотных, похожих на речной жемчуг, молочных зубов.

– Вот и умница! Посмотри, какая чистая стала тарелка.

В ответ раздалось лишь аппетитное чавканье. В этот момент в дверь позвонили.

– Кого это принесло?.. – пробормотала Кэтрин.

– Пьинесло, пьинесло, – старательно повторила вслед за ней девочка.

– А ты, девочка, похоже, уже выросла из своих башмачков, – проронила Кэтрин, направляясь к двери. – О нет! – пробормотала она, припав к смотровому глазку.

Звонок повторился. На сей раз, когда Кэтрин знала, кто стоит за дверью, ей послышалось в этом резком звуке что-то нетерпеливо-раздраженное. За те несколько дней, которые Кэтрин вынуждена была провести с этим человеком в "Хоквуд армс" в Дербишире, она успела заметить, что терпеливым его никак не назовешь.

Она открыла дверь. По крайней мере, у него хватило вежливости изобразить виноватый вид.

– Привет! – Одет он был как всегда неопрятно, однако рубашка была чистая, разве что неглаженая. Кэтрин не могла взять в толк, почему он настойчиво таскает одну и ту же чудовищную клетчатую куртку. Может, хочет таким образом обратить на себя внимание? Или ему просто лень открыть гардероб и выбрать что-то другое, если у него вообще есть гардероб! Кэтрин отметила, что куртка в тот день выглядела еще более нелепой из-за того, что за спиной у него висел какой-то дурацкий рюкзак.

– Привет, привет, – сказала она. – Ты как меня нашел?

– Если я скажу, по телефонному справочнику, ты же мне все равно не поверишь?

Кэтрин покачала головой.

– Это невозможно. Меня нет в справочнике.

– Мне не хотелось бы никого подставлять. – Он рассеянно разглядывал носки своих башмаков.

Однако его вид, вид нашкодившего мальчишки, не произвел на Кэтрин впечатления. В том, что касалось мужчин, она всегда была начеку.

– Ты был в редакции, – сообразила она. – Могу поспорить, что ты говорил с этой новенькой девушкой. Наверняка принялся плакаться, и она сжалилась над тобой.

– Настолько, что, прежде чем сообщить твой адрес, предложила мне чашку кофе. – Он томно, лениво улыбнулся. Кэтрин отметила, что Марк Пауэлл ничего не делает в спешке.

– Ну, заходи.

– Очень любезно с твоей стороны, – насмешливым тоном произнес он.

Кэтрин посторонилась, давая ему пройти.

– Не люблю умников. – Кэтрин закрыла дверь и навесила цепочку.

– Я тоже. Ты большая умница, что избегаешь умников.

– Послушай-ка, – сказала она. – У меня сегодня был трудный день, и я хочу пораньше лечь спать. Так что давай-ка сразу к делу.

Из кухни донесся громкий писк.

Марк Пауэлл испуганно воззрился на нее.

– У меня аллергия на кошек. Я от них весь пятнами покрываюсь.

– Это не кошка, кретин. Это ребенок.

– Боже мой! Ты часом не замужем?

– А что? У тебя гнусные намерения?

– О господи! Как тяжело иметь дело с женщиной, у которой есть чувство юмора.

– Может, это потому, что у тебя самого оно отсутствует? – Кэтрин прошла на кухню и вернулась, держа ребенка на руках. – Это Кимберли, или просто Ким.

Марк приблизился, заглянул девочке в глаза и, взяв ее за руку, нарочито серьезным тоном произнес:

– Кимберли, меня зовут Марк. Я не очень-то нравлюсь твоей маме, хоть и принес ей красивые картинки.

В глазах Кэтрин отразилось недоумение.

– Но в последнее время мы не обращались к тебе по поводу фотографий, разве что… О нет! Неужели снова эта Трейси?..

– Нет, нет, нет. – Марк покачал головой. – Ваша новенькая здесь ни при чем. Неужели ты забыла? Когда мы были в Дербишире, я пообещал дать тебе некоторые снимки Уайдейл-холла.

– Почему же? Я не забыла. Только я думала, что ты сказал это из вежливости.

– Я никогда не бываю вежливым.

– Мне не хочется об этом говорить, но здесь я с тобой согласна. Достаточно вспомнить, каким грубияном ты себя показал, когда я взяла тебя с собой в Уайдейл. – Крепче обхватив ребенка, Кэтрин добавила: – Пойдем лучше в комнату. Стоит подержать эту кроху на руках несколько минут, и мне начинает казаться, что она весит добрую тонну.

С этими словами она прошла в уютную, со вкусом обставленную гостиную.

– А у тебя здесь очень мило, – сказал Марк; он снял рюкзак и бросил его на пол.

– Может, разденешься? – предложила Кэтрин не столько потому, что хотела, чтобы он задержался, сколько потому, что видеть не могла его кричащую клетчатую куртку.

– Пожалуй. У тебя здесь довольно тепло.

– Приходится поддерживать постоянную температуру для малышки.

– Очаровательная девочка.

– Я того же мнения.

– Сколько ей?

– Только что исполнилось два годика.

– А где же папочка?

37
{"b":"527","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Черный кандидат
Игра в матрицу. Как идти к своей мечте, не зацикливаясь на второстепенных мелочах
Карта хаоса
О рыцарях и лжецах
Трезвый дневник. Что стало с той, которая выпивала по 1000 бутылок в год
17 потерянных
Предложение, от которого не отказываются…
В самом сердце Сибири
Город. Сборник рассказов и повестей