ЛитМир - Электронная Библиотека

Эми поборола возбужденное его близостью желание и, дождавшись, когда Ричард завяжет узел, решительно повернулась и бодро, как ни в чем не бывало, заявила:

– Спасибо за ленточку, но не за комплимент. Не обольщайся, твоя уловка не сработала. Никаких романтических глупостей не последует.

– Как вам будет угодно, мэм, – с серьезной миной изрек Ричард.

– Не важничайте, мистер Боден, – сказала Эми и зашагала к берегу, на который, вздымая тучи брызг, обрушивались гигантские волны.

Оглянувшись, она увидела, что Ричард не двинулся с места. Держа у глаз бинокль, он обозревал бушующее море.

– Эй, можно мне посмотреть? – крикнула Эми. Ричард протянул ей бинокль.

– Пожалуйста. Эми подошла к нему.

– Что ты там разглядывал?

– Противоположный берег Уоша.

– Так это и есть залив Уош? А я и не поняла. Ричард указал рукой на запад.

– На той стороне Линкольншир. Можно даже различить силуэты зданий. Эми поднесла бинокль к глазам и настроила его.

– Смотри-ка, и верно. А я-то думала, там ничего, кроме воды, нет.

– Открытое море в той стороне. – С этими словами Ричард взял ее за плечи и повернул направо. – Смотри внимательнее. Видишь корабли? Не хотел бы я в такую погоду оказаться там.

– Ничего не вижу. Одни волны и грозовые облака. – Эми со вздохом вернула ему бинокль. – Идем. Если будем стоять на одном месте, продрогнем до костей.

– Что, старушке не по нраву неприветливый английский март?

– У нас в Бостоне зимы бывают и холоднее. Они шли по берегу, стараясь держаться у самого обрыва, где ветер был не таким безжалостным.

– Дорогая моя, сейчас не зима, а весна, – с улыбкой замены Ричард.

– Ричард, у меня какое-то странное чувство, – сказала Эми, – в связи с предстоящей встречей с этой женщиной.

– Хочешь, я пойду с тобой?

Она задумчиво посмотрела на него.

– Что, если она не захочет говорить, увидев, что нас двое?

Ричард пожал плечами.

– Ну, тогда ты можешь зайти одна, а я устроюсь за соседним столиком.

– Тебе не кажется, что твой план какой-то чересчур коварный?

– Какая разница? Главное, чтобы тебе было спокойнее.

– Наверное, это глупо, и все же я чувствую какое-то возбуждение… Ты меня понимаешь?

– Я понимаю одно, – промолвил Ричард. – Что тебе надо преодолеть твою безрассудную увлеченность Кипом Уэлдоном.

Эми остановилась. От необходимости постоянно бороться с ветром она тяжело дышала. С минуту она стояла молча, думая над его словами, затем промолвила:

– Наверное, ты прав. Это была увлеченность, не любовь. Если преклоняешься перед человеком, как перед героем, это еще не значит, что любишь его, правда?

– Наверное, ты права, – неторопливо протянул он, имитируя ее американский акцент.

– Ты надо мной издеваешься? – Эми подозрительно покосилась на него. – Вы не имеете права пародировать мое произношение, мистер Боден.

– Мисс Уэлдон, успокойтесь. Мне даже нравится ваш акцент.

– Ричард, прошу тебя, прекрати. – Эми смутилась; она уже начинала думать, не поехать ли ей в Норфолк одной. Близость к этому красавцу-мужчине была ей явно противопоказана, особенно теперь, когда ей предстояло серьезное дело. Эми вынуждена была признать, что не очень-то умеет принимать ухаживания, а потому ей надо было сохранять твердость и держать себя в руках, памятуя о той миссии, которую она должна была выполнить.

Эми заметила, что взгляд Ричарда был обращен куда-то вдаль. Оглянувшись, она увидела двоих детей, гонявшихся за большим надувным мячом, который ветер носил по пляжу. Всякий раз, когда они, оглашая берег веселыми криками, поддавали мяч ногой, ветер подхватывал его и уносил все дальше в противоположном направлении.

Эми перевела взгляд на Ричарда. Лицо его смягчилось, в глазах появилась легкая грусть. Должно быть, догадалась Эми, он думал о том, что было бы, если бы Грейс с ребенком остались живы. Она почувствовала, что вот-вот расплачется. Как несправедлива жизнь! – в смятении думала она. Кто-кто, а Ричард больше, чем кто-либо другой, заслуживал счастья.

Она снова принялась наблюдать за резвившимися на берегу детьми. Это были мальчик и девочка. Должно быть, брат и сестра. Вот мальчуган еще раз наподдал мяч ногой, и ветер увлек его в сторону моря. Дети со всех ног кинулись догонять его.

– Черт, – пробормотал Ричард. – Проклятый частокол.

С этими словами он бросился бежать. Дети при виде его сначала остановились как вкопанные, а потом в испуге попятились.

– Не бойтесь! – закричал он, перекрывая шум ветра и рев волн. – Только поосторожнее возле этих деревянных столбов. Видите, какие они острые?

– Мистер, наш мяч унесло в море, – жалобным голосом произнесла девочка.

Направляясь к ним, Эми слышала, как Ричард сказал:

– Стойте на месте. Я его сейчас достану. – С этими словами он побежал к кромке воды. В это самое мгновение очередная волна подхватила мяч и выбросила его к самым ногам Ричарда.

Он поднял мяч и бросил его детям. Те с радостными криками побежали прочь, а Ричард, направляясь навстречу Эми, вдогонку им крикнул:

– Лучше играйте подальше от берега!

Девочка помахала ему рукой, и вскоре две маленькие фигурки растаяли вдали.

– Дети! – широко улыбаясь, произнес Ричард. – Они не чувствуют опасности.

– А ты ведь любишь детей, угадала? – спросила Эми и, не дожидаясь ответа, вполголоса добавила: – Тебе бы надо завести собственных. Из тебя получится замечательный отец.

В тот же самый миг улыбка слетела с его лица.

– Нет, – сказал он. – У меня никогда не будет детей, Эми. Я уже говорил тебе.

– А в чем, собственно, проблема?

– Проблема в том, откуда они берутся. Я бы не возражал, если бы их присылали по почте или с Санта-Клаусом, но я никогда больше не решусь подвергнуть женщину такому испытанию.

– Может быть, все не так страшно, как ты себе представляешь?

– Ты, наверное, забыла? Именно так я потерял Грейс.

– Сдается мне, что эти слова: "Отвергших себя сердец…" и так далее – больше относятся к тебе, чем ко мне, – сдержанно произнесла Эми.

На лице его появилась гримаса страдания. Вызванная не физической болью, догадалась Эми, а мучительными воспоминаниями.

– Ах, Эми, – сокрушенно пробормотал Ричард. Он как-то вдруг сгорбился и изменился в лице.

– Прости, Ричард, но я должна была об этом сказать. Мне кажется, мы уже достаточно хорошо знаем друг друга, чтобы говорить о подобных вещах, ты согласен?

Он отвернулся; темные волосы развевались на ветру. Эми увидела, что кое-где они уже тронуты сединой. Ей захотелось коснуться ладонью его волос. Но она понимала, что между ними пролегла пропасть. Как бы ее ни влекло к нему, а она не могла отрицать этого, устремления их были различны. И для каждого из них уступить было бы слишком большим компромиссом. И простая беседа не могла развеять страхов, подобных тому, который Ричард носил в себе.

– Ты все еще любишь ее? – спросила Эми. – Все еще любишь Грейс?

Он всплеснул руками.

– Что за вопросы ты задаешь?

– Это очень легкий вопрос, – сказала она. – Но, возможно, тебе следует заглянуть себе в душу, прежде чем отвечать на него. Задавать вопросы вообще проще, чем отвечать на них.

Эми повернулась и направилась обратно к дому.

Встреча с шефом пожарной команды не принесла ничего нового. Эми была разочарована. Все, что он мог сообщить ей, это сухие факты, которые ей были уже известны после посещения библиотеки.

Он сказал ей, что погода в день трагедии была ужасная, но американские военные часто проезжали именно по этой злополучной дороге и хорошо знали ее. На шоссе было обнаружено пролившееся машинное масло, которое, возможно, и послужило причиной того, что перед самым мостом шестнадцатитонный грузовик пошел юзом. Впрочем, им было не суждено установить наверняка, что послужило главной причиной аварии: проливной дождь, разлитое на дороге масло, ошибка водителя или промысел Божий.

– С вами кто-нибудь говорил о Кипе Уэлдоне? – спросила его Эми. – О Кипе Уэлдоне, человеке, тело которого так и не было найдено?

40
{"b":"527","o":1}