ЛитМир - Электронная Библиотека

– С Грейс у тебя было именно так?

Ричард помрачнел, однако ее вопрос, похоже, не был для него неожиданностью.

– Да, – ответил он, ни секунды не колеблясь. – Думаю, мы были счастливы. По крайней мере, о себе я могу сказать это уверенно. Думаю, и Грейс со мной была счастлива. Нам было хорошо друг с другом, у нас были схожие вкусы и общие интересы. Мы любили слушать музыку, кататься на велосипедах, ходить в кино, словом, все то, что делают обычные супружеские пары.

Эми облокотилась на стол.

– Мне тяжело все время проводить в Уайдейле. Я чувствую себя взаперти. Поэтому мне просто необходима машина, Ричард. – Произошедшая между ними ссора, казалось, несколько разрядила атмосферу, и Эми решила, что лучше предоставить их отношениям развиваться самим собой, чем по всякому поводу набрасываться друг на друга. – Как думаешь, сколько может стоить небольшой автомобиль? Конечно, совсем необязательно новый. Какая-нибудь старенькая модель с экономичным двигателем. Ты поможешь мне найти?

Ричард улыбнулся.

– Эми, разумеется, я помогу тебе. А пока, что скажешь, если я привезу в Уайдейл велосипед Грейс, чтобы ты не чувствовала себя там как в заточении под постоянным присмотром Лиззи? Время от времени мы могли бы кататься вдвоем. Это помогло бы нам лучше узнать друг друга.

Эми была рада, что между ними установились прежние дружеские отношения. Скандалить было не в ее характере, и прошлым вечером, прогулявшись по ночному берегу, она поняла, что вела себя как взбалмошная девчонка. Ричард к ней великодушен и желает ей только добра. Однако ее удручало то обстоятельство, что прошло уже три месяца, как они познакомились, а их отношения не продвинулись ни на йоту. Между тем Уайдейл-холл все больше и больше приходил в упадок! Если дядя Джиф в самом деле рассчитывал на деньги Ричарда, то получить их можно было, лишь выдав Эми замуж за последнего. Было бы наивным полагать, что Ричард бросится спасать старый дом, не получив никаких гарантий, а единственной гарантией в данном случае была она, или, вернее, ее наследство. У нее еще будет время подумать о том, что для нее означал бы брак с Ричардом. Он ей симпатичен, но достаточно ли одной симпатии, чтобы выйти за человека замуж? Ее влечет к нему; у него приятная внешность и добрый нрав. Но она полагала, что, прежде чем выходить замуж, женщина должна убедиться, что ее избранник сексуально совместим с ней. Не то чтобы Эми выступала за промискуитет и призывала ложиться в постель с первым встречным. Нет. Просто считала, что если она полюбит какого-нибудь мужчину, то заняться с ним любовью можно и не дожидаясь свадьбы. В конце концов, рассуждала она, давно прошли те времена, когда женщина была лишена всяких прав.

– И ты не против, чтобы я ездила на велосипеде Грейс? – спросила она, поднимаясь, чтобы убрать со стола.

– А почему я должен быть против? Мне он не нужен. Только пылится во флигеле.

– Тогда я согласна.

Ричард взял кружки и направился к раковине.

– Вот и договорились. Не знаю, как это мне раньше не пришло в голову. – Эми кивнула. – Эми? – нерешительно произнес Ричард.

– Да? – Обернувшись, она заметила тревогу в его глазах.

– Нам нужно поговорить, серьезно поговорить, – сказал он. – Насчет Уайдейл-холла… и вообще… Черт побери! Как все это, однако, непросто.

Внутри у нее все оборвалось.

– Ты передумал? – спросила она. – Ты уже не хочешь, чтобы я вышла за тебя замуж?

Все кончено, пронеслось у нее в голове, она потеряла его. По крайней мере, именно так истолковала она его слова. И все из-за этого глупого спора, который она затеяла накануне вечером и о котором он так и не смог забыть. Она представила себе, как останется одна, без него, и ее охватило уныние.

– Я не хочу… – Звонок мобильного телефона, который он постоянно держал при себе, не дал ему договорить. – Черт, – пробормотал он и схватил трубку.

Эми словно онемела. Только теперь она поняла, насколько привыкла к нему, привыкла во всем полагаться на него. Мысль о том, что она может оказаться нежеланной, была невыносима. Ведь именно это он собирался сказать ей, когда их прервали.

– Это Лиззи Эберкромби, – сказал Ричард, протягивая ей трубку. – Она хочет поговорить с тобой.

Эми взяла трубку и подошла к окну.

– Лиззи, привет! Как у вас дела?

– Хуже некуда! Джиф Уэлдон в своем репертуаре.

– Как? Что случилось?

– Мне не хотелось тебя беспокоить, но потом я подумала, что ты должна знать. Он себя в гроб загонит с этим Дунканом Уордом. Все время таскается к нему. И это в такую погоду. Последние два дня дождь льет как из ведра. Река вышла из берегов. Джиф приходит мокрый насквозь. Я твержу не переставая, чтобы он наконец угомонился. Но какое там! Ты же его знаешь…

– Лиззи, ты хочешь, чтобы я вернулась домой? – Эми чувствовала, что Лиззи не на шутку встревожена.

– Нет, нет, детка. Я просто подумала, может, ты бы позвонила и поговорила с ним. Вдруг он тебя послушает. У Дункана Уорда, кажется, был легкий инсульт, и… зная, какие между ними отношения… – Лиззи осеклась.

– Лиззи, я возвращаюсь. Через полчаса мы выезжаем. Если дядя Джиф так переживает из-за болезни Дункана, я должна быть рядом с ним.

– Нет, нет, не делай этого. Просто поговори с ним, хорошо? Он сказал, что вернется домой к обеду, так что попробуй позвонить в это время. Постарайся образумить его или попроси Ричарда Бодена поговорить с ним. Да, да, так было бы даже лучше… И еще, мисс Эми… я снова видела этот страшный сон. Я уже рассказывала тебе – в котором ты стоишь на одном берегу, а твой дядя на другом. У меня просто из головы не выходит.

– О, Лиззи, не стоит так волноваться. Послушай, я позвоню дяде Джифу часа в два. Договорились?

– Это было бы великолепно, детка. А я просто выжившая из ума старая паникерша. Как у вас дела в Норфолке?

– Все хорошо, Лиззи. Обещай, что позвонишь мне, если снова почувствуешь себя не в своей тарелке.

– Хорошо, обещаю.

– И я притворюсь, что удивлена твоему звонку. Эми рассмеялась.

Вернув Ричарду телефон, она сказала:

– Лиззи волнуется. У Дункана Уорда легкий инсульт.

– Да, я понял. Джиф, должно быть, переживает?

– Похоже на то. Лиззи хочет, чтобы я с ним поговорила, сказала ему, чтобы он не убивался так.

Ричард убрал телефон и пристально посмотрел на нее.

– Эми, тебе ведь известно о них?..

– О ком? О Лиззи и дяде Джифе? – спросила она и прыснула со смеху. – О, Ричард, неужели ты это серьезно?

– Да я не о Лиззи, – сказал он. – Я говорю не о Лиззи, а об этом адвокате.

– О Дункане? А он-то здесь при чем?

– О боже! Так ты ничего не знаешь? – Ричард шумно вздохнул. – Я думал, Лиззи тебе как-то дала понять, но, видимо, я ошибся.

– Что ты хочешь сказать? Я знаю только одно: Лиззи терпеть не может Дункана Уорда. Сама я встречала его всего пару раз давным-давно. Странно, что он никогда не приходит в Уайдейл-холл. Ведь они такие друзья с дядей Джифом.

Она направилась было к раковине, чтобы снова приняться за посуду, но Ричард остановил ее, положив руку на плечо.

– Постой, – сказал он. – Я должен кое-что сообщить тебе. Ты не должна оставаться в неведении относительно того, что происходит у тебя под носом.

– Ричард! В чем дело? У тебя такой странный вид… О боже! Неужели дядя Джиф и Дункан замешаны в какую-то историю? Я знаю, что дела у него последнее время не клеятся, но чтобы он пошел на…

– Ты можешь минуту помолчать? – Ричард даже повысил голос, что было на него совсем не похоже.

Эми устремила на него недоумевающий взгляд.

– Теперь слушай, – продолжал он. – Я не буду ходить вокруг да около. Как ни тяжело мне говорить об этом, но… словом, твой дядя и Дункан Уорд – любовники.

Не вполне сознавая, что делает, Эми занесла руку и отвесила ему звонкую пощечину.

– Мерзавец! – гневно вскричала она. – Да как ты смеешь?..

– Я говорю как есть, – сказал Ричард, хватая ее за руки, чтобы она снова не набросилась на него. – Это правда. Только успокойся. Можно подумать, что Джиф и Дункан Уорд единственные гомосексуалисты на всем белом свете.

44
{"b":"527","o":1}