1
2
3
...
44
45
46
...
75

Эми на мгновение лишилась дара речи. Она вдруг поняла, что он говорит правду. Она знала, что он не стал бы лгать ей.

– Ты никогда не задавала себе вопрос, почему он отправил тебя в Америку? – спросил он, не выпуская ее рук.

Они стояли очень близко друг к другу. Он был вынужден стоять вплотную к ней, чтобы предупредить очередную вспышку гнева. Однако пыл ее неожиданно прошел. Только теперь она начинала видеть вещи в их истинном свете, понимать то, чего не понимала прежде: почему Джиф Уэлдон предпочитал проводить все свободное время у Дункана Уорда и почему Лиззи однажды не пустила ее туда. Да, Ричард прав: именно в образе жизни Джифа Уэлдона следовало искать причину того, что она, Эми, выросла в Америке, вдали от Уайдейл-холла.

Эми горестно вздохнула.

– Какой же я была дурой!

– Рано или поздно ты и сама бы обо всем догадалась. С твоей способностью…

– Совать нос не в свое дело? – перебила его Эми. – Я тебя поняла, Ричард. Кстати, можешь отпустить меня. Я больше не буду распускать руки.

Ричард, выпустив ее руки, остался стоять на месте.

– Просто у тебя был шок, – сказал он. – С моей стороны было бессердечным так огорошить тебя.

– Тебе больно? – Эми с тревогой посмотрела на его лицо. На одной щеке у него проступила красная полоса. – Черт! Ричард, извини. – Она подняла руку и коснулась его щеки. – Боже мой! Неужели я способна на такое? – Пальцы ее нежно поглаживали покрасневший участок.

– Думаю, жить буду, – промолвил Ричард, и от уголков его глаз разбежались знакомые веселые морщинки.

Эми отняла руку от его лица, внезапно вспомнив, что перед тем, как зазвонил телефон, она была совершенно уверена, что он раздумал брать ее в жены.

Впрочем, он, похоже, уже и думать забыл о том разговоре. Эми убрала посуду в шкаф и, чтобы чем-то занять себя, принялась вытирать стол, все время чувствуя на себе его пристальный взгляд. Закончив прибираться, она сказала:

– Пожалуй, надо еще раз попробовать позвонить Роджеру Клейбурну. Чем быстрее мы все выясним, тем скорее вернемся в Уайдейл.

– Да, – согласился Ричард. – Состояние твоего дяди вызывает опасение. Пока ты будешь договариваться о встрече с этим типом, я пойду разведу огонь в камине. Только учти, Эми, я поеду с тобой. Не спорь.

С этими словами Ричард вышел из кухни. Эми хотелось окликнуть его, у нее накопилось так много вопросов к нему. Но какой в этом смысл? – рассуждала она, ведь совершенно очевидно, что он передумал вкладывать деньги в Уайдейл-холл. И разве могла она винить его за это?

Прислонившись к буфету, она набрала номер Роджера Клейбурна. Но, как и прежде, ей никто не ответил. Тогда она решила, что нужно самой отправляться в Линкольншир и ждать у его дома. Рано или поздно он должен объявиться. А потом, потом они с Ричардом вернутся домой.

ГЛАВА 16

– Это безумие – тащиться в Линкольншир, даже не договорившись по телефону. – Ричарду с трудом удавалось сохранять хладнокровие; ему казалось, что более сумасбродной особы он в жизни не встречал. В таком настроении он впервые видел ее: она была непривычно сдержанна, а глаза ее смотрели с немым укором.

Перебирая в памяти последние события, он пришел к заключению, что она изменилась с тех пор, как полчаса тому назад говорила по телефону с Лиззи Эберкромби. После этого она уже не пыталась вернуться к их разговору. Впрочем, он толком не помнил, на чем они тогда остановились. Телефонный звонок не дал им договорить. Он понимал, что теперь, когда Эми узнала деликатные подробности, касавшиеся Джифа Уэлдона, ей не до разговоров об их будущем, о будущем Уайдейл-холла и прочем.

Ричард сожалел, что именно от него Эми узнала о Джифе и Дункане. Он чувствовал, что она опечалена не столько тем, что ее дядя оказался голубым, сколько тем, что он дурачил ее.

– Так что же ты предлагаешь? – спросила она, меланхолично глядя в окно.

Он подавил инстинктивное желание броситься к ней и заключить ее в свои объятия. Вместо этого он сказал:

– Я предлагаю часов в двенадцать перекусить, а потом еще раз позвонить этому малому. Может, к тому времени он уже вернется на свою капустную грядку.

Уголки губ ее дрогнули, словно она хотела улыбнуться, но передумала.

– Джейн Уивер говорила, что у него целые поля капусты, а не какая-нибудь грядка.

– Тем более. Должен же он когда-то появиться дома, если у него такое хозяйство. И не может же он вообще не подходить к телефону.

– И чем мы займемся до обеда? – Эми окинула комнату задумчивым взглядом. – Здесь все блестит. Огонь догорает.

– Прогуляемся, – сказал Ричард. – Кстати, может, захватишь с собой видеокамеру? – Он старался говорить нарочито небрежным тоном. – Лиззи наверняка будет интересно посмотреть, какие здесь места.

– Ты забываешь, что в Уайдейл-холле не на чем смотреть видеофильмы.

Ричард снисходительно улыбнулся.

– Пригласим ее ко мне. Я всегда мечтал оказаться в роли человека, докучающего гостям скучными рассказами с демонстрацией фотографий о том, как он провел отпуск.

– Ах, Ричард… – На секунду глаза Эми полыхнули живым огоньком, затем она снова помрачнела и, равнодушно пожав плечами, промолвила: – Хорошо. Давай прогуляемся.

Со стороны Линкольншира дул холодный северо-западный ветер. Эми сняла на видео домик, в котором они остановились, потом другие коттеджи, наконец, несколько домов-фургонов на колесах. Когда они вышли на берег, Эми навела камеру на Ричарда. Он засмеялся и направился к ней.

– Давай теперь посмотрим, как получишься ты. Она протянула ему камеру.

– Тебе приходилось этим пользоваться? – спросила она. Глаза ее озорно блестели. Волосы она стянула на затылке тонкой темно-синей резинкой, шею несколько раз обмотала верным желтым шарфом.

Ричард почувствовал, что сердце его готово выскочить из груди. Боже правый! Да знает ли она, что с ним творится, когда она смотрит на него вот так? Усилием воли он заставил себя сосредоточиться на видоискателе и ответил:

– Разумеется, приходилось. Не все же здесь, в Дербишире, живут в каменном веке. – Он оторвался от камеры и добавил: – Ну же, делай что-нибудь. Лиззи не понравится, если ты будешь просто стоять как истукан и улыбаться.

– Нужно устроить представление?

Он кивнул и снова припал к видоискателю.

– Может, сделать стойку на руках? Или маршировать на месте? – Это последнее она и начала делать.

– Отлично, – сказал он. – Хорошо, что это не актерская проба… Что за черт!

Внезапно он потерял Эми из вида. Опустив камеру, он поискал ее глазами – она стремглав бежала к морю.

– Эй! Что ты делаешь? – закричал он. – Я только что навел фокус.

– Ричард! – Эми обернулась. Он увидел, что она отчаянно машет ему руками. – Ричард! Скорее сюда! Здесь эти малыши. – Подбежав к нему, она схватила его за руку и потащила за собой по усыпанному скользкой мокрой галькой берегу, лавируя между деревянными надолбами береговых укреплений. – Боже мой, Ричард, они в какой-то лодке, и ветер уносит их в море…

Ричард устремил взгляд в ту сторону, куда показывала Эми.

– Проклятье! – пробормотал он и протянул ей камеру. – Вот, возьми. – Потом он достал из кармана телефон и тоже подал ей. – Звони в береговую охрану. Девятьсот девяносто девять. А я попробую что-нибудь сделать.

– Ричард!.. – Услышав за спиной крик Эми, он даже не обернулся. Все внимание его теперь было приковано к утлой лодчонке с двумя детьми, которые, похоже, начали паниковать, только теперь поняв, как далеко от берега они очутились.

Ричард на ходу сбросил куртку. Затем, неловко подпрыгивая, он освободился от башмаков и носков. Вслед за этим он сорвал с себя свитер, стянул джинсы. Весь его маршрут до самой кромки воды был усеян разрозненными предметами одежды. Наконец, оставшись в одних трусах, он вступил в ледяную воду Северного моря. Когда он погрузился по пояс, у него перехватило дыхание от нестерпимого холода. Где-то впереди, ярдах в пятидесяти от берега, маячила лодка с перепуганными до смерти детьми.

45
{"b":"527","o":1}