ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я могу сообщить ему, что мы собираемся пожениться?

– Ну, разумеется! – Ричард улыбнулся счастливой улыбкой. – Это известие отвлечет его.

– Что ж, тогда, может, попытаемся разыскать Роджера Клейбурна? – Эми встала с кровати и вопросительно посмотрела на него.

– Разве могу я отказать тебе, когда ты стоишь передо мной такая обворожительная в своей наготе?

Когда они уже сидели в "лендровере", зарядил дождь. Усердно скрипели "дворники", разгоняя потоки воды, заливавшие ветровое стекло.

– Должно быть, для капусты Роджера Клейбурна лучше погоды не бывает, – проворчал Ричард.

Эми покосилась на хмурое небо: сгущались сумерки.

– Я бы предпочла поговорить с ним по телефону, – заметила она.

– Мне почему-то кажется, он уже в курсе, что ты охотишься за ним.

– Но для чего ему избегать встречи со мной? Что ему скрывать? Я же хочу только одного – найти Китти.

– А тебе не приходило в голову, что Китти после смерти Кипа могла и вернуться к нему? Что, если они поженились и он не хочет, чтобы дотошная маленькая американка лезла в его жизнь?

– Но если они поженились, почему Китти сама не могла подойти к телефону? – быстро нашлась Эми.

– Ты права, – согласился Ричард. – Будем надеяться, что, когда мы доедем до места, кто-то окажется дома.

– "Грошовый тупик", – разглядывая разложенную на коленях карту, задумчиво промолвила Эми. – Какое странное название. Нам нужен следующий поворот налево.

– Я запомнил. Я уже понял, что, пока мы не доберемся до места, покоя мне не будет, неважно, застанем мы Роджера Клейбурна или нет.

– Ты говоришь со мной как с несносным ребенком.

– Я бы предпочел сидеть с тобой дома и обсуждать предстоящую свадьбу, а не колесить в дождь по плантациям капусты.

– Мы приближаемся к развилке, которая отмечена на карте.

– Да, любовь моя. Я знаю.

Они свернули на узкую, в одну полосу, дорогу, которая, как казалось на первый взгляд, вела в никуда. Однако когда они проехали полмили между засеянными весенней капустой полями, вдали показалась одинокая ферма.

– Похоже, это здесь. – Ричард сбавил скорость, хотя "лендровер" и до этого еле тащился, и указал на простой деревенский дом, маячивший в голом поле. Ничто не нарушало унылой монотонности пейзажа, не было даже деревца.

– Какое безрадостное место. – Эми зябко поежилась. – Слава богу, что я не поехала одна.

– Эта слякоть и серое небо делают его еще хуже, верно?

Их взгляды встретились, и они улыбнулись друг другу.

– Надеюсь, он будет дома, – сказала Эми.

Они свернули на изрытую глубокими колеями дорогу, единственную, которая вела на ферму.

– Кажется, свет не горит.

– Да уж, мрачные здесь места, что и говорить.

"Лендровер" легко преодолел выбоины и колдобины, и вскоре они остановились возле дома, который вблизи выглядел еще более зловещим. Ставни на верхних окнах были наглухо закрыты. Дверь, которая вела во флигель, больше похожий на простой сарай под односкатной крышей, болталась на единственной петле. Во дворе, представлявшем собой грунтовую площадку прямоугольной формы, стояли столь же неприглядные хозяйственные постройки. Нигде не было видно ни малейшего признака жизни.

– Пойду проверю входную дверь, – неуверенно произнесла Эми. – Обещаю, что не буду входить в дом.

– Я пойду с тобой.

На сей раз Эми не стала спорить с ним.

Выйдя из машины, она подняла воротник своего дождевика и поспешила к дому, с трудом преодолевая жидкое месиво, в которое дожди превратили землю вокруг фермы. Дойдя до тропинки, выложенной разбитыми каменными плитами, она в нерешительности остановилась, чтобы подождать Ричарда.

– Что с тобой? – спросил он, заметив, что ее что-то беспокоит.

– Посмотри, – сказала Эми. – У самого входа растет розовый куст. Среди всего этого запустения – маленькая, чахлая роза.

– С таким уходом ей ни за что не выжить.

Эми медленно подошла к дому. С голой ветки розового куста свешивался размокший товарный ярлык. Эми присела и взяла его двумя пальцами. На ярлыке сохранилось расплывчатое изображение розы, название сорта смыл дождь. При виде этого жалкого клочка по спине у нее пробежал холодок. Она вскочила, подбежала к облезлой, давно не крашенной двери и принялась что было мочи колотить в нее кулаками.

– Эй, если хозяин дома, ты перепугаешь его до смерти, – сказал подоспевший Ричард.

– Плевать. Меня тошнит от этого зрелища. Лишь бы поговорить с ним и поскорее убраться отсюда.

– Эми, похоже, никого нет.

Эми охватило отчаяние, стиснутыми в кулаки ладонями она еще сильнее забарабанила в дверь.

– Что у него на уме? Почему он отказывается разговаривать со мной? – причитала она.

Наконец она бросила свое бесполезное занятие. Некоторое время они молча стояли на покосившемся крыльце, прислушиваясь к собственному дыханию и дрожа от холода. Мрак сгущался. Тишина казалась недоброй, зловещей.

Вдруг у Ричарда в кармане противно запищал телефон.

– Что за черт?.. – вскрикнула Эми и, закрыв лицо ладонями, в страхе уставилась на него.

– Ничего страшного, – успокоил ее Ричард, доставая телефон.

Эми проклинала себя за то, что настояла на этой поездке.

Ричард говорил по телефону. Эми догадалась, что звонит Лиззи Эберкромби. На лице Ричарда появилось озабоченное выражение.

– В чем дело? – прошептала она.

Он поднял руку, призывая ее сохранять молчание.

– Тебя плохо слышно, Лиззи, – в трубку говорил он. – Мы в открытом поле, должно быть, сигнал очень слабый.

В трубке раздался какой-то треск, затем Эми вдруг отчетливо и ясно услышала голос Лиззи:

– Джифа… сердечный приступ…

– О нет!

– Мы возвращаемся, Лиззи, – произнес Ричард. – Делай все так, как сказал врач. К полуночи будем. – С этими словами он убрал трубку в карман.

Эми, не сводя с него потрясенного взгляда, пробормотала:

– Дядя Джиф… с ним не…

– У Джифа был сердечный приступ. – Ричард взял ее за руку, увлекая за собой к машине. – Час назад умер Дункан Уорд. Твой дядя неотлучно был с ним. Лиззи говорит, что он был безутешен. Сердце не выдержало…

– О, Ричард… Ведь я только недавно говорила с ним, сказала ему о свадьбе…

– Садись в машину, любимая. – Ричард открыл перед ней дверцу и, дождавшись, пока она сядет, прошел к водительскому месту.

– Подожди минуточку, – сказала Эми и полезла в свою сумочку.

Ричард запустил двигатель и с любопытством посмотрел в ее сторону. Эми что-то лихорадочно писала на обороте конверта, который нашла в сумочке.

– Хорошая мысль, – сказал Ричард. – Когда Роджер Клейбурн вернется, он непременно обнаружит записку и вынужден будет прочесть ее.

Эми выпрыгнула из машины, подбежала к дому и опустила конверт в почтовый ящик. Пожалуй, это было единственное, что она могла предпринять в тот момент.

Когда они вернулись в коттедж, Эми было уже не до Роджера Клейбурна. Она укладывала сумку, разбиралась с содержимым буфета и холодильника.

– Не оставлять же скоропортящиеся продукты, – сказала она, когда Ричард, погрузив их вещи в "лендровер", появился на кухне. – А как быть с ключами?

– Я только что говорил по телефону с хозяином, объяснил ему, что мы должны срочно уехать. Он сказал, что его сестра живет в коттедже неподалеку и что мы можем оставить ключи у нее.

– Ричард, как я хочу поскорее вернуться в Уайдейл, – взмолилась Эми.

– Я понимаю тебя, Эми. – Ричард посмотрел на часы. – Сейчас шесть часов. К десяти мы должны быть дома. Я постараюсь, чтобы Лиззи не пришлось ночевать одной в этом огромном каменном сарае.

ГЛАВА 18

Следующие несколько дней были заполнены всевозможными хлопотами. Надо было заниматься похоронами Дункана Уорда и навещать Джифа, которого положили в больницу. Жизнь его теперь находилась вне опасности, однако Эми не могла не заметить, что за то короткое время, пока ее не было дома, он еще больше состарился. Джифу не терпелось вырваться из хаттонской клиники, и лечащий врач, видя, как он страдает, сказал Эми, что лучше, пожалуй, отпустить его домой.

49
{"b":"527","o":1}