1
2
3
...
50
51
52
...
75

"Биг Бен" пробил полдень. Марк уже не появится, решила Кэтрин. Он сказал, что придет в начале двенадцатого.

Ким показала ей ладошки, давая понять, что у нее кончился запас крошек, которыми она кормила уток.

– Мамочка, еще…

– Больше нет, миленькая. – Кэтрин наклонилась, чтобы взять девочку на руки и посадить в коляску.

– Как, ты не оставила ни крошки? Я тоже хотел покормить уток.

Кэтрин уже не рассчитывала услышать этот голос.

– Я уже собиралась уходить, – сказала она, подняв голову.

– О, прошу, не делай этого. Кит, дорогуша, ты же меня знаешь. Я никогда не слежу за временем.

– Я тебе не "Кит" и не "дорогуша"! И не заставляй меня бросаться на тебя, как солдатская жена на пьяного мужа.

– Что, если я попрошу прощения?

Кэтрин нравился его мягкий шотландский баритон и легкая картавость, но в тот день она была настроена весьма решительно.

– Свои провинциальные штучки можешь оставить при себе, – сказала она. – Кто-то, а ты умеешь пустить в ход все свое обаяние, когда захочешь. Только со мной у тебя этот фокус не пройдет.

– Но что же мне теперь делать? У меня целый день свободен.

– А у меня, к сожалению, нет. – Кэтрин посадила девочку в коляску и, пристегнув ремни, добавила: – Ким хочет есть. И я тоже.

– Есть места, где для детей предусмотрены специальные высокие стульчики. – Марк умоляюще посмотрел на нее.

– Ким замерзла.

– А Китти-Кэт в дурном настроении, – с улыбкой сказал он.

– Не смей называть меня так, – сквозь зубы процедила она, не скрывая своего раздражения. – Я уже говорила тебе, я хочу, чтобы меня знали только как Кэтрин.

– Но он называл тебя Китти. Ты сама мне говорила.

Кэтрин запальчиво вскинула голову.

– Кип звал меня Китти, потому что любил меня. Он звал меня Китти, потому что это было созвучно его имени. Кип и Китти! Кип и Кэтрин совсем не то. Так, по крайней мере, казалось ему. – Она засмеялась, словно вспомнила о чем-то хорошем, затем посмотрела Марку в глаза и твердо сказала: – А теперь есть Ким и Китти, и в моей сегодняшней жизни нет места для мужчины. Понятно?

Марк опустил на землю тяжелую сумку с фотооборудованием и протянул Кэтрин руку.

– Эй! Ну, прости же меня наконец. Хотя я никак не возьму в толк, чем мог тебя обидеть.

– Ты опоздал, – заявила Кэтрин. – Ты опоздал три раза подряд. Мне начинает это надоедать.

– Но я работал…

– Я тоже не безработная, – напомнила ему Кэтрин. – Поэтому мне жалко терять единственный в неделю свободный день.

– Между прочим, ты случайно не была в Дербишире?

Кэтрин удивленно взглянула на него.

– А почему ты об этом спрашиваешь? Марк пожал плечами.

– Просто я звонил тебе в выходные, и тебя не было дома.

– Я ездила в гости к тете, на побережье. Впрочем, тебя это не касается.

– Я подумал, что хорошо было бы туда прокатиться. В Дербишир. Как ты относишься к тому, чтобы провести уик-энд в "Хоквуд армс"?

– Зачем?

Он как-то виновато рассмеялся:

– Да просто так. Из любопытства.

– Мне больше нечего там делать.

– А как же та девушка? – многозначительно изрек Марк. – Та, которая пыталась разыскать тебя через объявления в газетах.

– Я догадываюсь, что ей от меня нужно. Она ищет ребенка Кипа. Я больше чем уверена. Родители Кипа – они живут в Америке – отправили ее сюда специально, чтобы она нашла меня. Я не могу и не хочу ставить их в известность о том, что у них есть внучка. Они могут попытаться отнять у меня Ким.

Марк озадаченно сдвинул брови.

– Разве они не имеют права знать?

– Heт у них никакого права, – отрезала Кэтрин. – Так что, Марк, держи язык за зубами. Я не хочу неприятностей.

– Мне показалось, она очень милая девчушка, эта Эми Уэлдон.

– Да. Впрочем, уже и не девчушка. Я слышала, она через пару месяцев выходит замуж. Я отправила мистеру Уэлдону гранки статьи и позвонила, чтобы предупредить. Со мной говорила его экономка… ну, ты ее знаешь, у нее язык без костей. В общем, она мне рассказала и про свадьбу, и про все остальное. Кажется, у мистера Уэлдона был сердечный приступ, но он уже оправился.

Марк насторожился.

– Сердечный приступ, говоришь? Кэтрин передернула плечами.

– Хмм… Слушай, Марк, мне, правда, пора идти. В три я должна быть в парикмахерской.

– Значит, мне не удастся уговорить тебя съездить со мной в Дербишир?

Кэтрин покачала головой.

– Нет. Даже не пытайся. Я не люблю рисковать – И вот еще что, Марк…

Марк хотел нагнуться, чтобы поднять с земли свою сумку, но что-то в голосе Кэтрин заставило его насторожиться.

– Да?

– Если встретишь эту девушку, ни слова обо мне. Обещай. Я сказала тебе правду, потому что поверила тебе.

– Не волнуйся, – сказал он. – О твоем прошлом ни слова. Когда же мы теперь увидимся?

– У тебя же есть телефон. Позвони!

Кэтрин, толкая перед собой детскую коляску, скрылась за деревьями. Проводив ее взглядом, Марк Пауэлл не спеша извлек из кармана смятое письмо. Он думал о том, почему не решился рассказать Кэтрин о том, что старик Уэлдон написал ему. Письмо было отправлено из "Хоквуд армс". Марку не надо было перечитывать его, чтобы вспомнить содержимое.

Это дело первостепенной важности… – писал Джиффорд Уэлдон.

Однако он, Марк, был вовсе не уверен, что ему следует реагировать на это послание. Что толку теперь ворошить былое? С другой стороны, разве не к этому он всегда стремился? Не это ли было причиной его появления в Уайдейле? Найти Уэлдона и заставить его заплатить за то, что он сделал когда-то с ним самим и его матерью?

Вспомнив о матери, теперь жившей в комфорте и достатке в уютном бунгало, Марк подумал о том, не пришло ли время оставить прошлое в покое, а вернее, не пришло ли время прощать. И все же его снедало любопытство. Письмо Джифа Уэлдона что-то всколыхнуло в нем. В конце концов, этот человек был его отцом.

Только что, разговаривая с Кэтрин, он спросил, не кажется ли ей, что родители Кипа Уэлдона имеют право знать о том, что в Англии у них растет внучка. А имеет ли он сам право скрывать от Джифа Уэлдона, что у того есть сын?

Джиф Уэлдон, видимо, что-то подозревал. И Марк подумал, что ему не остается ничего другого, как только встретиться с Джифом с глазу на глаз.

ГЛАВА 19

– Лиззи Эберкромби! У тебя опять хандра. Что с тобой, скажи на милость?

Тем утром, не застав Лиззи на кухне, Эми отправилась на поиски и наконец нашла экономку в саду.

– Со мной ничего! – Лиззи, демонстративно отвернувшись, тыкала прутиком боярышника в едва тлеющую кучу мусора.

Эми всплеснула руками.

– Я же к тебе обращаюсь! Ты не желаешь разговаривать?

– Я тебе ответила.

– Ну да! Когда я крикнула тебе "Доброе утро, Лиззи!", ты еще что-то пробормотала в ответ. Зато когда я попыталась узнать, как ты себя чувствуешь, и лепетала что-то насчет того, какая замечательная для апреля стоит погода, ты только раздраженно фыркала. Что на тебя нашло? Что я такого сделала? Объясни мне, черт побери!

– Прекрати без конца повторять "черт побери", мисс Эми. Я тебе уже сто раз говорила. Джиф Уэлдон не любит, когда ты так говоришь.

– Дяди Джифа нет. Он с утра где-то пропадает. Вы что, снова имели крупный разговор? Поэтому ты мрачнее тучи?

Лиззи швырнула прут в не желавший разгораться костер, повернулась и, подбоченившись, с вызовом посмотрела на Эми.

– Разговор! Что ж, можешь назвать это разговором, если хочешь соблюсти приличия. Хотя разговаривала только я, а он, он просто оскорблял меня.

– Оскорблял? – Эми нахмурилась. – Нет, этого не может быть. – Она робко подошла к Лиззи. – Лиззи, успокойся. Расскажи мне все. Если дядя Джиф был к тебе несправедлив…

– Хм, несправедлив! – Лиззи хотела повернуться и уйти, но Эми взяла ее за руку.

– Лиззи, расскажи мне. Я знаю, дядя Джиф тяжелый человек. Я и сама с ним постоянно ссорюсь. Вот и теперь, после того как сам за меня спланировал мое будущее, он, похоже, хочет, чтобы я отменила свадьбу.

51
{"b":"527","o":1}