ЛитМир - Электронная Библиотека

У нее за спиной послышался голос Лиззи:

– Доктор, ради бога, позвольте ей навестить его. Она сойдет с ума от волнения.

– Хорошо. Идемте со мной. Он еще не вполне пришел в себя. Не помнит, что с ним произошло, но это постепенно пройдет. Однако нам придется подержать его здесь еще несколько дней.

– Он в сознании? – Перед глазами у Эми поплыли круги.

Лиззи схватила ее за руку.

– Эй! Что с тобой?

Эми потерла ладонью лоб.

– Лиззи, ничего страшного. На прошлой неделе у меня пару раз кружилась голова. Я подумала, может, у меня начинается грипп или что-нибудь в этом роде.

Лиззи смерила ее подозрительным взглядом, однако на лице Эми уже сияла улыбка. Она перевела взгляд на врача.

– Так вы говорите, я могу его видеть? Вы меня не обманываете?

– Нет, я вас не обманываю, – ответил врач, направляясь к двери. – Если вы пойдете со мной, то убедитесь в этом сами.

Лиззи проводила их до палаты.

– Серьезной угрозы здоровью нет, – пояснил врач. – Повреждение в плечевом суставе вызывало у нас некоторые опасения, но ему сразу сделали операцию. Это было самое сложное. Сейчас он довольно слаб из-за большой потери крови, но это дело поправимое. Уже завтра ему будет значительно лучше. К счастью, у него крепкий организм.

– Я подожду тебя в комнате для гостей, – сказала Лиззи. – А ты проведай его и постарайся отогнать прочь дурные мысли, тебе надо хорошенько выспаться, моя дорогая. Джон Грэм отвезет нас домой. Джиф, должно быть, уже места себе не находит – мы пропали на целый день.

Джиф Уэлдон раздраженно покосился на часы: пробило десять. Он не мог взять в толк, зачем им всем понадобилось тащиться в больницу к Ричарду, который всего-навсего споткнулся о лестницу. По крайней мере, так ему сказала Лиззи, однако, зная ее привычку делать из мухи слона, Джиф подозревал, что весь шум из-за простой шишки на лбу.

Он встречал их в зале при зажженных масляных светильниках. Он был голоден и зол.

– Вам известно, который теперь час? – Джиф многозначительно кивнул на высокие напольные часы. Про себя он отметил, что у Джона Грэма хватило благоразумия не попадаться ему под горячую руку. Должно быть, загоняет машину, но уж завтра этому негодяю не избежать его гнева. Он с ним непременно разберется!

– Детка, ступай к себе и ложись спать, – сказала Лиззи. – Я с ним поговорю. Мне не привыкать.

Слова экономки окончательно разъярили Джифа.

– Эми может остаться! – взревел он. – А тебе, – он грозно зыркнул на Лиззи, – тебе советую придумать какое-нибудь правдоподобное объяснение. У меня с утра не было маковой росинки во рту. Я требую объяснений.

Лиззи, вздохнув, сняла пальто, перекинула его через руку и отправилась на кухню.

– Я приготовлю тебе сандвич с какао, – проронила она.

– Мужчине необходима полноценная еда. Полноценная.

– Полноценной ты не получишь, – сказала Лиззи. – Придется довольствоваться сандвичем, в противном случае будешь сидеть голодным. Я не собираюсь готовить ужин.

Эми подошла к Джифу.

– Понимаешь, дядя, с Ричардом ужасное несчастье, – попыталась урезонить его Эми.

– Тоже мне несчастье! Шишка на лбу. Где вы шлялись? Вот что мне хотелось бы знать, – ворчал он.

– Мы были в больнице.

Джиф презрительно фыркнул и оттолкнул девушку в сторону, чтобы пройти. Эми попятилась и чуть не упала.

– Эй! Не распускай рук! – Лиззи встала между ними и погрозила ему пальцем. – Оставь Эми в покое. Она и без тебя достаточно натерпелась.

Но у Джифа, видимо, накипело, слишком долго он, предоставленный самому себе, предавался мрачным размышлениям о том, что все его бросили.

– Все вы заодно, – не унимался он. – Придумали себе оправдание, чтобы весело провести время.

– Дядя Джиф, неужели ты не видел машину "скорой помощи"? – вскричала Эми.

– Ничего я не видел! Ни-че-го!

– И даже сирены не слышал?

Эми готова была разрыдаться, но он не обращал на это внимания. Они все у него еще поплачут, потому что он не собирается мириться с таким обращением. Это его дом, и они не имеют права задавать вопросы. Как не имеют права и бросать его на произвол судьбы.

– А если бы мне понадобилась машина? – вопрошал он. – Что мне было бы делать? Бегать высунув язык по дому в поисках Джона Грэма, который в это время катал дамочек? Видно, весело вы провели время.

– О, дядя Джиф! Как ты мог подумать?

По щекам девушки катились слезы. Поделом ей, мрачно подумал Джиф Уэлдон. Лиззи Эберкромби подошла к Эми и, обняв ее за плечи, прижала к себе.

– Это мне необходимы внимание и забота, мне, женщина! – закричал Джиф, потрясая кулаками. – Ты забыла, что ты служанка? Твое дело исполнять приказы, заруби себе это на носу!

– Поди прочь, старый брюзга, – огрызнулась Лиззи, увлекая Эми за собой.

– Ты уволена, Лиззи Эберкромби! Убирайся из моего дома!

– С удовольствием! Дай мне только пять минут, чтобы собрать вещи.

Когда они поднялись в спальню Эми, Лиззи опустилась на кровать, затем встала и, подойдя к двери, задвинула задвижку.

– На всякий случай, – пояснила она. – Чтобы старый медведь сюда не ворвался. Я сыта по горло его обществом. Вот что я тебе скажу, мисс Эми. Мое терпение лопнуло. Как только ты выйдешь замуж, я буду искать другое место.

На Эми лица не было.

– Лиззи, таким я его еще не видела.

– Я же тебе рассказывала, что он недавно выкинул, помнишь? День ото дня с ним становится все тяжелее. Теперь он принялся за тебя. Это уже слишком. Я-то привыкла терпеть его выходки, но тебе это совершенно ни к чему.

– Может, надо было сказать ему правду о том, что Ричард и Марк подрались.

– Ни в коем случае. Он разъярился бы еще больше. Этот фотограф, кажется, ходит у него в любимчиках.

– Лиззи, сядь. Я хочу, чтобы ты знала, что сообщил мне сегодня Марк. Будет лучше, если ты узнаешь это от меня.

Лиззи присела на краешек кровати.

– Ну, говори. Меня в этом доме ничем не удивишь, я ко всему привыкла.

– Думаю, на сей раз даже ты удивишься. Марк Пауэлл – родной сын Джифа Уэлдона.

Не успела Эми закончить свой рассказ, как раздался стук в дверь.

– Эми! Эми!

– О нет! Это опять дядя Джиф. – Эми вдруг почувствовала ужасную слабость. Только этого ей не хватало. Она тяжело перенесла события дня и новых испытаний могла просто не выдержать. К тому же собственное состояние начинало тревожить ее; откуда это легкое головокружение, ощущение пустоты? Временами ей казалось, что незримая волна подхватывает и уносит ее.

– Уходи прочь! – крикнула Лиззи.

– Я не с тобой разговариваю. Неужели мне теперь надо спрашивать у тебя разрешения всякий раз, когда я хочу обратиться к своей крестнице, ты, мерзкая женщина?

Эми встала с кровати и на нетвердых ногах направилась к двери.

– Не делай этого, – предупредила ее Лиззи. – Он начнет все сначала.

– Пусть разрядится, а то всю ночь не сможет уснуть. – Эми тяжело вздохнула и открыла задвижку. – Что опять случилось, дядя Джиф?

– Совсем вылетело из головы, – смущенно пробормотал он. – Тебе звонили. Наверное, часов в семь.

– Из Америки?

– Нет. Какой-то мужчина. Роберт или… что-то в этом роде.

– Но я не знаю никакого Роберта.

– Я тут записал. – Он порылся в карманах и извлек на свет клочок бумаги. – Он оставил свое имя и номер телефона, чтобы ты перезвонила. Судя по голосу, он не очень-то вежливый тип. Сказал, что больше звонить не будет и что, если он тебе нужен, чтобы ты позвонила сама. – Джиф протянул ей листок, потом резко повернулся и направился прочь. Эми услышала, как он спускается по лестнице.

Закрыв дверь, она удивленно посмотрела на смятый клочок бумаги. Разгладив его ладонью, она подошла к Лиззи. "Роджер Клейбурн", – прочитала она. Ниже был номер телефона, но разобрать его она уже не успела. Комната вдруг закружилась у нее перед глазами. Ей показалось, что голова у нее вот-вот взорвется.

Шум в ушах все нарастал, а затем наступила кромешная темнота.

57
{"b":"527","o":1}