1
2
3
...
67
68
69
...
75

ГЛАВА 27

Первое, что увидела Эми, когда они с Джоном Грэмом подъезжали к Уайдейл-холлу, был "лендровер" Ричарда. Он стоял на берегу реки у самого моста. Джон Грэм поставил машину рядом.

С ужасом смотрела Эми на открывавшееся ее взору зрелище. Это было похоже на кошмар. Западного крыла здания больше не было; на противоположном берегу реки валялись груды камней и каких-то обломков. Склон холма выглядел теперь так, словно кто-то прошелся по нему с гигантским плугом. Фундамент с северной и южной сторон продолжал осыпаться, а мощеный двор напоминал пирог, от которого аккуратно отрезали половину.

Джон Грэм пребывал в состоянии, близком к шоковому. Точно оцепенев, он сидел в машине и тупо кивал головой.

– Чудовищно, чудовищно, – бубнил он.

Эми узнала фигуру Ричарда, отделившуюся от группы людей в желтых касках. Спустившись по склону, он побежал по мосту. Эми вышла из машины и бросилась ему навстречу.

Ричард крепко обнял ее, и они устремили взоры туда, где люди в желтых касках начали осторожно пробираться наверх, к дому.

Зимнего сада больше не было. Декоративная лужайка, которая располагалась чуть выше, теперь чудом держалась на уступе, и оттуда то и дело осыпалась почва и летели мелкие камни. Эми понимала, что рано или поздно к реке сойдет очередная лавина из земли и камней.

Рухнувший зимний сад перегородил реку, которая с глухим рокотом теперь пробивала себе путь меж камней и вывороченных с корнем деревьев. Оставалось надеяться, что эту плотину удастся разобрать до дождей, потому что, если река выйдет из берегов, она зальет луга в долине.

– Где Лиззи? Где дядя Джиф? – Эми умоляюще посмотрела на Ричарда. Ей было стыдно, что за все это время она так и не спросила у Джона Грэма о близких ей людях.

– Они целы и невредимы! – Ричард легко похлопал ее по плечу. – Не волнуйся. Джон Грэм отвез их в сторожку Дункана Уорда.

– Они правда не ранены? – тревожно спросила Эми.

– Нет, нет. С ними все в порядке.

– А кто эти люди в желтых касках, с которыми ты разговаривал?

– Они из строительной фирмы. Я вызвал их, как только мне позвонила Лиззи и рассказала о случившемся.

Внимательнее оглядев противоположный берег, Эми заметила припаркованный недалеко от старой церкви белый фургон.

– Может случиться, что дом и дальше будет продолжать рушиться? – спросила она.

Ричард утвердительно кивнул. Лицо его было бледным как мел.

– Слава богу, что тебя там не было, – промолвил он. – Я знаю, как ты любила зимний сад, и если бы ты… Боже мой! Страшно даже подумать об этом. – Он еще сильнее стиснул ее плечо.

– Эй, успокойся. Я же с тобой, и со мной ничего не случилось.

Ричард улыбнулся.

– А почему у тебя голос дрожит?

Эми не успела ответить. Внимание ее привлек доносившийся откуда-то сверху шум. Подняв голову, она устремила взор в ясное июльское небо.

– Не может быть! – У нее перехватило дыхание. – Только не это. Неужели опять Марк Пауэлл?

– Откуда он узнал? – Ричард нахмурился. – Ведь прошло не больше двух часов. Он нигде не мог об этом услышать.

В этот момент вертолет круто спикировал и на мгновение завис над развалинами Уайдейла.

– Он ничего и не знал, – сказала Эми. – Поверь мне, Марк Пауэлл только что испытал самое большое потрясение в своей жизни.

Наблюдая за удалявшимся вертолетом, Ричард промолвил:

– Наверное, ты права. Впрочем, думаю, мы скоро его увидим.

И верно. Через пару часов в дверь сторожки Дункана Уорда постучали. Это был Марк Пауэлл собственной персоной. Лиззи открыла ему.

– Я увидел, что из трубы идет дым, и подумал, что вы, должно быть, все здесь.

В маленькой гостиной было тесно, они собрались здесь все: Джиф Уэлдон, Лиззи, Джон Грэм и Эми с Ричардом. Эми не удивилась, что Марк Пауэлл, заметив с вертолета неладное, решил выяснить, что произошло. Лиззи угощала собравшихся чаем.

Прибыла полиция, выставив заграждение со стороны шоссе, поскольку многие слышали по местному радио о том, что где-то в окрестностях рухнул старинный особняк, и несколько досужих зевак уже стояли перед домиком Дункана Уорда.

– Вижу, вы как всегда неразлучны со своей камерой, – ледяным тоном проронила Эми, когда Марк Пауэлл подошел к ней.

– Я и не подозревал, что мне предстоит увидеть такое, – сказал Марк. – Я просто глазам своим не поверил. Что произошло?

– Строители утверждают, что всему виной декабрьские дожди, – ответила Эми. – Они размыли почву у основания фундамента. Часть стены зимнего сада рухнула еще раньше. Мы с Ричардом обратили на это внимание, но нам и в голову не могло прийти, что все закончится так печально.

– Да, кислое дело, – хмуро заметил Марк. – И к тому же накладное. Особенно если дом придется сносить.

Эми промолчала, лишь покосилась в ту сторону, где Ричард что-то обсуждал с Джоном Грэмом. От ее внимания не ускользнуло, что Марк ни словом не заикнулся о том, не пострадал ли кто. Тогда она решила сама напомнить ему об этом.

– Слава богу, все целы и невредимы, – сказала она.

На его щеках проступил едва заметный румянец.

– Ах! – воскликнул Марк. – Я должен был сам спросить у вас об этом. Спасибо, что напомнили.

Эми смерила его исполненным презрения взглядом.

– Мистер Пауэлл, вам бы следовало разобраться с вашими приоритетами. – Она повернулась, чтобы уйти, но он схватил ее за руку.

– Не уходите.

Эми вопросительно посмотрела на него.

– Мне нечего вам сказать. Вряд ли мы с вами когда-нибудь встретимся.

– Послушайте. Извините, что я не проявил достаточно чуткости к вам всем, – сказал Марк. – Но я сразу заметил, что все живы и здоровы. Если бы кто-то пострадал, то об этом уже кричали бы по радио. Я понял, что все обошлось…

– Хорошо, хорошо. – Эми равнодушно пожала плечами. – Только не надо держать меня за руку. Дядя Джиф в ужасном состоянии, и я хочу попросить Лиззи, чтобы она уговорила его прилечь.

– Он, между прочим, мой отец, – заметил Марк. – Может быть, у меня это получится лучше?

Эми отдернула руку.

– Ладно, попробуйте. Похоже, вам не терпится занять подобающее место.

– Если вы имеете в виду наследство, то, похоже, нам обоим теперь рассчитывать не на что, не так ли? – Марк мрачно ухмыльнулся.

– Так вот что вас больше всего тревожит?

– Но согласитесь, что игра не стоит свеч, сплошные убытки.

По комнате пробежал шепоток, и все как один устремили взоры на Марка.

– Эй, не надо смотреть на меня, как на злого гения, – сказал он.

Ричард выступил вперед.

– Знаете, едва ли сейчас подходящее время, чтобы обсуждать чье-либо наследство.

– Ричард, – подал голос Джиф Уэлдон, – оставь его в покое. Он еще молод и не все понимает.

Эми почувствовала, как в ней закипает раздражение. Как дядя Джиф смеет защищать Марка? Ведь только им троим, ему, ей и Ричарду, известно истинное положение вещей. Две недели назад, когда была проведена предварительная экспертиза, поместье было оценено более чем в два миллиона фунтов. Впрочем, Марк мог об этом пронюхать. Что, если Джиф Уэлдон сообщил ему? Может, затем он и явился, чтобы убедиться, что Джиффорд готов признать его своим сыном.

Но не это теперь занимало ее мысли. Эми с отвращением повернулась и вышла из комнаты.

Ричард нашел ее в старом саду, она задумчиво стояла у клумбы с цветущими розами, распространявшими вокруг опьяняющий аромат. Он подошел к ней со спины и положил руки ей на плечи.

– Ричард, – радостно прошептала она. С ним ей было так спокойно, и можно было ни о чем не думать. Уайдейл-холл больше не интересовал ее. Только теперь она начинала понимать, что с этим домом связаны преимущественно грустные воспоминания, которые ей хотелось оставить в прошлом. Она боялась одного, хотя в душе понимала, что страх ее имеет почти иррациональный характер.

– Эми!

Она обернулась и, глядя ему в глаза, произнесла:

– Ричард, ты получил меня, но лишился Уайдейл-холла. Ты понимаешь? Теперь, когда дядя Джиф знает, что Марк его сын, он сделает новое завещание.

68
{"b":"527","o":1}