1
2
3
...
69
70
71
...
75

– Только прошу тебя, не нервничай. Он невыносим, ты же знаешь. Но последняя его выходка меня доконала. Он заставил Джона Грэма пригнать из Уайдейл-холла свой автомобиль, эту старую колымагу.

– Какую еще колымагу? Я не знала, что у него есть машина, кроме той, ко горую обычно водит Джон Грэм.

Лиззи шумно вздохнула.

– Неужели ты не помнишь ту маленькую зеленую развалюху, на которой он когда-то ездил? С открытым верхом?

Эми засмеялась.

– Я и не думала, что она еще цела. Мне было двенадцать лет, когда он катал меня на ней по окрестным холмам. Уже тогда она была похожа на ископаемое.

– Он хранил ее все эти годы. Машина стояла в заброшенной конюшне, за домом. Короче говоря, твой дядя втемяшил себе в голову, что он должен снова сесть за руль. Я только сегодня утром узнала, что Джон Грэм уже неделю возится с проклятой колымагой, чтобы привести ее в божеский вид. Джон уверяет, что машина в отличном состоянии и еще вполне может бегать… Но, мисс Эми, как можно доверить руль Джифу? Это безумие! Он уже сто лет не водил машину. Может, хоть тебе удастся образумить его?

– Ну конечно, Лиззи! Я попрошу Ричарда подвезти меня. С тех пор как я поселилась у него, он приезжает домой обедать. Никак, почувствовал вкус к моей стряпне! Правда, мне что-то не верится. Хотя, – Эми выдержала многозначительную паузу, – омлет у меня, кажется, получается неплохой.

– Слава богу, хоть кто-то воспринимает меня всерьез. – Лиззи издала вздох облегчения. – Утром снова приезжал Марк Пауэлл. Так он только смеется надо мной. Говорит, это здорово, что в Джифе снова просыпается интерес к жизни.

– Лиззи, может, он прав?..

– Ну, уж нет! Только не к такой жизни! – Лиззи была непреклонна. – Если бы он взялся за акварели, я бы и слова не сказала. Но водить машину! Нет! Я этого так не оставлю. Человек только-только стал выходить из депрессии. У него же что ни час меняется настроение. Все это не просто так. А он наотрез отказывается обратиться к врачу…

– Я поговорю с ним, – пообещала Эми. – Лиззи, днем я непременно заеду.

– Отлично! – воскликнула Лиззи. – Да, кстати, здесь кое-какие твои вещи, одежда и прочее. Строителям удалось через крышу проникнуть на кухню, а оттуда в тот чуланчик, где было твое пальто, обувь…

Эми улыбнулась.

– Вряд ли оно понадобится мне в августе, Лиззи.

Около двух часов пополудни Ричард остановился возле домика Дункана Уорда. Он пообещал заехать за Эми после работы, около шести. Увидев стоящий возле садовой калитки сверкающий двухместный кабриолет, он присвистнул.

– Черт побери, Эми! Классная машина! Не знал, что у Джифа есть такое чудо.

– Я тоже не знала. Лиззи только сегодня утром сказала мне, что он все эти годы держал ее в старой конюшне. – Взгляд ее затуманился. – Когда я впервые попала в Уайдейл-холл, он катал меня по Дербиширу. Помню, он купил мне маленький фотоаппарат, и я все время фотографировала. Как же давно это было!

– На обратном пути надо бы посмотреть на эту штучку поближе, – сказал Ричард.

– Почему бы тебе сейчас не зайти? – спросила Эми.

Ричард покачал головой.

– Извини, не могу. Сегодня утром в карьере вскрыли алебастровую жилу, которая представляется весьма перспективной. Это большая редкость. Мы хотим обработать ее вручную, чтобы не повредить.

– Разве Джордж Шипстоун не справится без тебя? Ричард, рассмеявшись, ладонью взъерошил ей волосы.

– Ты меня подстрекаешь к тому, чтобы я отлынивал от работы? Не выйдет. В данном случае я должен лично проследить за работой. Придется, наверное, грузить алебастр на автоплатформу одним куском. Поэтому я и везу столько каната.

– Будь поосторожнее. – Эми нахмурилась. – Умоляю тебя, никакого риска. Я никогда не прощу Гавриилу того, что он сделал с тобой. – Она поежилась. – Иногда я вздрагиваю при одном упоминании об алебастре, честное слово.

– Не волнуйся, – сказал Ричард. – Гавриил преподал мне два урока. Во-первых, не ввязываться в драку и, во-вторых, держаться подальше от алебастровых ангелов, которые имеют привычку падать на тебя в церкви.

Взгляд ее потеплел, и, нежно поцеловав Ричарда в щеку, она открыла дверцу "лендровера".

– До вечера, – сказал Ричард. В ответ Эми помахала ему рукой.

Не успел Ричард отъехать, у калитки появилась Лиззи. Она стояла в своей обычной позе, подбоченившись, выставив в стороны острые локти.

– Привет, Лиззи! – крикнула Эми, но та, не обращая на нее внимания, хмуро разглядывала стоявший у калитки автомобиль.

– Нашел себе игрушку, – буркнула она.

– Лиззи, ну согласись, машина действительно очаровательная. – Эми благоговейно провела ладонью по сверкающему свежей краской капоту, отметив блестящие хромированные подфарники и бампер. Автомобиль хорошо сохранился, несмотря на то что столько лег простоял в конюшне. Даже кремового цвета кожаные сиденья были как новые.

– Это все благодаря Джону Грэму, – нехотя признала Лиззи. – Он утверждает, что она летает как ветер.

– А где дядя Джиф?

– Дома. – Лиззи махнула рукой. – Похоже, он сегодня в хорошем расположении духа. Но он темная лошадка, никогда не знаешь, что у него на уме.

– Лиззи, по-моему, ты склонна преувеличивать…

– Ничего подобного. – Лиззи стояла на своем. – Он ведет себя странно, что бы ты там ни говорила. Да вот хоть бы вчера. Вдруг велел Джону везти его в Хаттон, ни с того ни с сего. Словно ему вожжа под хвост попала. – Она сокрушенно всплеснула руками. – Через несколько часов возвращается с загадочным видом и ни гугу. Так и не сказал, где был. Джон говорит, что даже ему не признался. Приказал высадить его в центре города, а попозже забрать на том же месте.

– Может, по магазинам ходил?

– Он вернулся без всяких сумок.

– Ну, может, навещал старого друга или еще что-нибудь…

– У Джифа Уэлдона нет друзей. – Лиззи плотно сжала губы, словно решила больше ничего не говорить, однако через несколько секунд не выдержала: – Он что-то затевает. Я сердцем чувствую. Все утро ходил по дому и напевал себе под нос. В конце концов, мне стало действовать на нервы. А когда я его спросила, что это он напевает, сказал, этак загадочно улыбнувшись, что я скоро все узнаю.

– Ну, раз он напевает, значит, ему хорошо, – заметила Эми, открывая калитку. – На твоем месте я бы так не волновалась.

– Не могу я не волноваться. Мне снова снился этот проклятый сон: вы с ним стоите по разные стороны моста, и этот окаянный ангел…

– Ах, Лиззи, зачем же так убиваться? Ведь это всего лишь сон.

– Я не могу просто так отмахнуться от него, мисс Эми. Особенно теперь, когда до твоей свадьбы осталось всего ничего. Мне страшно, мисс Эми, я боюсь, как бы чего не случилось, как бы… – Она растерянно замолчала, затем вполголоса промолвила: – Как бы ваша свадьба не расстроилась…

Эми почувствовала озноб, несмотря на то, что стоял теплый летний день и светило солнце.

– Лиззи, не смей так говорить!

– Ну-ну, полно! Я просто старая ведьма. Не обращай на меня внимания. – Лиззи миролюбиво взяла ее под руку. – Но я действительно беспокоюсь, Эми. Ничего не могу с собой поделать. Плохой выдался год. И мне все время кажется, что самое худшее еще впереди.

Эми взяла женщину за руку и повела к дому.

– Это все из-за того, что тебе приходится жить здесь, – сказала она. – Просто у тебя не выходит из головы, что дядя. Джиф и Дункан Уорд были в этом доме вместе.

Лиззи свободной рукой достала из кармана фартука носовой платок и высморкалась.

– Наверное, ты права. Я ненавижу этот дом.

– А что скажешь насчет того коттеджа, что напротив дома Ричарда?

– Ах, мисс Эми. Это всего лишь мечта. Розовая мечта. – Глаза Лиззи увлажнились. – Том Эберкромби оставил мне кое-какие деньги, но этого недостаточно. Мне не потянуть такую сумму.

– Лиззи, мне бы хотелось, чтобы ты была поблизости. После того, как я выйду замуж. И твоя помощь будет не лишней, когда родится ребенок.

Лиззи растерянно посмотрела на нее; на глаза у нее навернулись слезы.

70
{"b":"527","o":1}