1
2
3
...
71
72
73
...
75

Заметив, в какую сторону они повернули, Лиззи, не теряя времени, кинулась в дом к телефону.

Она быстро сообразила, что в это время Ричард должен быть на работе. К счастью, Эми записала номера его телефонов в записную книжку, которая в Уайдейл-холле всегда лежала на столике рядом с телефоном. Лиззи про себя поблагодарила "желтошапочников", как она называла строителей, за то, что они вместе с вещами Эми захватили и телефонную книжку.

Лиззи позвонила Ричарду на мобильный телефон. Он ответил после первого же гудка. Она поспешно рассказала ему, что случилось.

– Куда они поехали? – спросил он.

– В сторону Хаттона. Ричард, поезжай за ними. Одному богу известно, что, у старика на уме.

– Лиззи, немедленно позвони в полицию.

– Да, я как раз собиралась это сделать.

– Я выезжаю. Они не могли далеко уехать.

– Нет. – Лиззи душили рыдания. Она хотела сказать еще что-то, но в трубке раздались гудки.

Эми сидела, стиснув зубы, и часто моргала, чтобы унять резь в слезящихся от ветра глазах. Время от времени Джиф Уэлдон с любопытством поглядывал на нее. Заметив, что она дрожит, он крикнул:

– Обмотайся шарфом!

– Дядя Джиф, потише! Прошу тебя, потише! – твердила Эми.

Каково было ее удивление, когда он наконец внял ее мольбам. Сбросив скорость до пятидесяти миль в час, он спросил:

– Так нормально?

– Сорок было бы еще лучше. Здесь такая узкая дорога.

– Отличный денек, а, Эми?

Эми обмотала шею шарфом. Она надеялась, что Лиззи успела связаться с Ричардом. Если Ричард увидит ее шарф, то поймет, что она цела и невредима. К тому же, несмотря на то, что день был теплый, ветер пробирал до костей и Эми страшно замерзла. Она подумала о шерстяном пальто, оставшемся на столе в домике Дункана Уорда, и мысль эта заставила ее улыбнуться.

– Вспомнила что-нибудь смешное? – спросил Джиф Уэлдон.

– Да так.

– Поделись со мной.

– Просто пожалела, что не захватила с собой шерстяное пальто.

– Ты замерзла?

– До смерти, – ответила Эми и тут же пожалела об этом.

Ей была знакома эта дорога. Они проезжали здесь с Ричардом. Через несколько минут должен показаться крутой склон, а за ним хребет Тернового перевала. Ей стало страшно. На такой скорости дядя Джиф ни за что не справится с поворотами, которыми изобиловал этот участок дороги. Она почувствовала, как внутри у нее все оборвалось.

– Ты любила это место, Терновый перевал, – заметил Джиф Уэлдон, – когда была маленькой.

– Да, – с трудом выдавила Эми. – Только я забыла взять с собой камеру. Может, вернемся, дядя Джиф?

Она повернула к нему голову; на губах его играла зловещая улыбка.

– Хороший ход, Эми, – ледяным тоном проронил он. – Только ничего не выйдет.

На миг ей показалось, что у нее остановилось сердце. Ее внезапно осенило – вся эта безумная гонка была заранее им спланирована. А после того как ему удалось безнаказанно промчаться по Хаттону, он решил, что ему все сойдет с рук. Он даже позволил себе немножко расслабиться, поэтому и сбавил скорость. Одного она не могла понять: зачем он заманил ее в машину? Зачем против ее воли везет неизвестно куда?

– Зачем мы туда едем? – спросила она, стараясь не выдать голосом страха.

Показался Терновый перевал.

– Подходящее место, – сказал он.

– Подходящее место для чего? Мы что, устраиваем пикник?

– А ведь когда-то устраивали, а, Эми? Эми улыбнулась вымученной улыбкой.

– Да.

– Я должен был что-то сделать, чтобы загладить свою вину перед тобой.

– Так ты привез меня сюда, чтобы загладить свою вину?

– Да нет. Я не об этом. Я должен был составить завещание, по которому все досталось бы тебе.

– Но ты был не обязан.

– Дункан сказал, что я должен это сделать.

– Добрый старина Дункан, – пробормотала Эми, про себя заметив, что лучше бы ему, Дункану, было держать язык за зубами. Она была уверена, что если бы он так поступил, то она теперь не попала бы в такую передрягу.

Похоже, это роковое завещание сыграло злую шутку с рассудком Джифа. Он снова повернул к ней голову и промолвил:

– Но тогда я ничего не знал о Марке. Никто не заставил бы меня сделать то, что я сделал, если бы я знал о Марке.

– Но ты и теперь еще можешь завещать все Марку, – заметила Эми. – Мы можем развернуться, поехать в Хаттон, найти юриста.

– Я уже сделал это, – сказал Джиф Уэлдон, снова нажимая на педаль газа. – Вчера.

– Тогда в чем же проблема?

– Я не могу жить с тем, что я сделал, и я не мог сказать тебе.

У Эми ёкнуло сердце.

– Сказать мне что? – упавшим голосом спросила она.

Дорога серпантином поднималась в гору. Из-под колес осыпался гравий. Эми уже подумывала о том, чтобы открыть дверцу и выпрыгнуть из машины, но при той скорости, с которой они ехали, это было бы слишком рискованно. Если бы дело касалось только ее самой! Но теперь она должна была думать и о ребенке. Эми прекрасно понимала, что если она прыгнет с обрыва в долину, то шанса выжить не будет ни у нее, ни у малыша.

– Я изменил свое завещание, – сказал Джиф Уэлдон, оборачиваясь к ней. Машину вынесло влево, на поросшую травой кромку над пропастью. Эми вскрикнула и вцепилась в рулевое колесо, чтобы вывернуть на дорогу.

Лицо Джифа было мертвенно-бледным.

– Я не собирался говорить тебе, – прохрипел он. – Думал, что мне не хватит смелости признаться, что я все завещал Марку, кроме небольшой ренты для Лиззи.

– Если ты не собирался говорить мне, зачем же тогда повез меня сюда?

– Чтобы взять тебя с собой. Так будет проще.

– Взять с собой?

– Туда. – Джиф Уэлдон многозначительно кивнул в сторону пропасти. – Эми, дорогая, все будет кончено в считанные секунды.

– Нет, – в ужасе прошептала Эми. – Дядя Джиф, нет. Не нужно этого делать.

Джиф Уэлдон, увидев впереди особенно крутой вираж, снова сбавил скорость.

– Нет, нужно, – безапелляционным тоном заявил он. – Я всех обманул, всех подвел. Прежде всего тебя, дав надежду, что однажды ты унаследуешь Уайдейл.

– Это неважно! – вскричала Эми, не в силах больше сдерживать слезы. – Дядя Джиф, Уайдейл ничего для меня не значит. У меня есть Ричард. И больше мне нечего желать.

Джиф Уэлдон, казалось, не слышал ее. Бесстрастным голосом он продолжал:

– Ричард. Его я тоже подвел. Я убедил его, что он должен раскошелиться на ремонт Уайдейл-холла, а ты была моим главным аргументом.

– Ричарду наплевать на те деньги, которые он вложил в ремонт Уайдейла! – кричала Эми, изо всех сил стараясь привлечь его внимание, заставить его слушать.

– Наконец, я обманул Лиззи Эберкромби. Которая все эти годы заботилась обо мне, невзирая на мой тяжелый характер и приступы депрессии. Перед ней я виноват больше всего, потому что Лиззи не бросила меня даже тогда, когда от меня отвернулись все.

Впереди был крутой поворот. Джиф упорно не сбрасывал скорость, и они ехали непозволительно быстро для такой дороги. Лишь бы не было встречных машин, про себя взмолилась Эми. Оглянувшись, она увидела вдали автомобиль, который быстро двигался в их направлении. Ей показалось, что это "лендровер". Разумеется, на таком расстоянии она не могла разглядеть, кто сидит за рулем. И все же у нее отлегло от сердца. Она решила, что нужно потянуть время и отвлечь внимание Джиффорда.

Они добрались уже почти до самой верхней точки; впереди была та самая смотровая площадка, на которой Эми с Ричардом останавливались по пути в Норфолк. И тут далеко внизу показались две белые полицейские машины с включенными мигалками. Они стремительно приближались.

– Лиззи Эберкромби! – пробормотал Джиф Уэлдон. – Так я и знал, чго она выкинет что-нибудь подобное. Вечно она сует нос не в свое дело!

Эми с ужасом заметила, как он до упора утопил педаль газа.

– Дядя Джиф, не делай этого! – закричала она. – Пощади если не меня, то хотя бы ребенка, ребенка Ричарда.

– Ребенка! – Он вперился в нее недоверчивым взглядом, но скорость все же сбросил.

72
{"b":"527","o":1}