ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дважды в одну реку. Фатальное колесо
Хочу женщину в Ницце
Туве Янссон: Работай и люби
Омуты и отмели
Бросить Word, увидеть World. Офисное рабство или красота мира
Радость малого. Как избавиться от хлама, привести себя в порядок и начать жить
Третье пришествие. Ангелы ада
Да будет воля моя
Все наши ложные «сегодня»
A
A

Временной промежуток, позволяющий что-либо предпринять, составлял что-то около восьми часов. Начиная с окончания аудиенции и до посадки на дирижабль. Но что нам это давало? Как я уже говорил, практически ничего, так, возможность еще малость потрепыхаться. Я открыл банки с консервами и пивом, предложив подкрепиться. Лениво жуя, так же меланхолично ворочал в голове навязчивую идею. Подняться вверх по реке. Неизвестно, конечно, «выпустит» ли нас двухчасовая зона, но попытаться стоило. Насколько я понимал, пройдя «границу», существовал шанс попасть в немножко отличный мир. По крайней мере в «безлюдном» Париже, со стадами оленей, нас уж точно не обвинят в подрыве государственных устоев. Девушка, будучи «посвященной», должна легко совершить переход, пройдя пресловутые два часа. По крайней мере с моей помощью.

22

Взяв заснувшую Лену на руки, я, обуреваемый невеселыми мыслями, «вышел» в момент нашего с ней сидения в парке. С собой я нес весь золотой запас. Необходимо купить легкую обувь, пару рюкзаков и оружие. Конечно, револьвер при мне, но я думал о ружьях. А также медикаменты и запас продуктов, так как волочить на себе консервы с пивом не улыбалось. Лена не очень соображала, куда я ее таскаю и для чего всё это, а я был занят размышлениями. Существовал большой соблазн попробовать что-то изменить. Но я прекрасно понимал, что против системы, какой бы неповоротливой она ни была, двоим ни за что не выстоять.

Перетащив запасенное добро в лагерь, прилегли поспать. А то ведь взяли моду, будить людей среди ночи…

Проснувшись и позавтракав, тронулись в путь. Лена пыталась выяснить, куда мы идем, но я отмалчивался, с тревогой ожидая приближения двухчасового рубежа. Если б не она, я бы его не заметил, но девушка присела прямо на землю, заявив:

— Совсем никуда не хочется. Да и что это даст?

— Еще не знаю, но постарайтесь идти. Вы же в курсе, что это жизненно важно.

— Что может быть существенным после всего, что произошло? Да и вообще, отстаньте от меня.

Песня была знакомой. Надеялся я, правда, на лучшее, но не исключал и такого варианта. А потому, схватив ее в охапку, продолжил путь. Если мои рассуждения верны, то мы где-то близко от «границы». Еще минут тридцать неспешным шагом, и мы достигнем другого отрезка коридора. По-моему, того, что выводит в безлюдный мир. До «границы» мы добрались через пятнадцать минут, а еще через десять Лена сказала:

— Опустите меня, я хочу идти сама.

Всё правильно, мы преодолели рубеж, и теперь «эпицентр» притягивал к себе. Идти стало значительно легче, словно и не прошел несколько километров с ношей на руках. Однако я знал, что это ненадолго. Еще минут через сорок девушка сказала:

— Как здесь прекрасно! — И я понял, что мы достигли середины отрезка.

Устроили привал, немного перекусили, и я предложил:

— Хотите наружу? — Мы находились в нормальном течении времени, и никаких неприятных последствий для Лены не ожидалось.

— И что это даст? Мы даже не выбрались за пределы Москвы, — ответила она, и в голосе ее слышалось уныние.

Я загадочно улыбнулся и протянул руку:

— Пойдемте, мне кажется, мы очень далеко от Москвы. — Было видно, что она не поверила, но руку послушно подала, и мы «перешли».

Всё те же девственные места. Мы стояли на холме, и, насколько хватало глаз, нигде не было видно никаких следов человеческой деятельности. Вокруг только дикая, первозданная природа, слышно щебетание птиц, где-то стучал дятел, но и только. Интересно, есть ли здесь люди или мы единственные? Своего рода Адам и Ева. Нет, о том, чтобы поселиться здесь навсегда, речи не шло, но тот самый первобытный инстинкт, что каждый год выгонял меня с компанией в долговременные вылазки, бередил душу. Эх, ребят бы сюда, да на полгодика. Финансирование я беру на себя. Вот только одно маленькое «но». Они были нормальными людьми, и коридор мог попросту свести их с ума, что делало подобные мечты недосягаемыми. А жаль, ведь здесь наверняка столько интересного. Спутница моя тем временем осматривала окрестности, и во взгляде ее сквозило восхищение. Это радовало, означая, что Лена — наш человек, а не рафинированная барышня, сдуру решившая поиграть «в волшебников» и погоревшая на этом. Тут она сжала в руке кулон, озорно взглянула на меня, и что-то отвлекло мое внимание. То ли ветка хрустнула, то ли мошка пролетела. А когда взглянул снова — ее уже не было. Поделом мне, а то изображаю из себя невесть что, забыв, что окружающие тоже не лыком шиты. Надо отдать ей должное — появилась она довольно быстро, не став испытывать моего терпения. «Вышла» и протянула руку:

— Пойдемте, там так здорово. Не так, как было раньше, но всё равно.

«У нее» и в самом деле произошли изменения. Вернее, мы находились в другом месте. Стало даже красивее. Это были горы. Мы стояли на невысоком плато. Позади вздымались вершины посерьезнее, а перед нами лежала долина с небольшой горной речушкой. Метрах в десяти журчал ручеек. Солнца, правда, не видно, но довольно-таки светло, и небо голубое, а не серое, как «у меня». Видимо, характер накладывает отпечаток, и «выходим» мы туда, куда душа тяготеет больше всего.

Мне стало интересно, а куда «выйдет» Лена из моего мира? Надеюсь, хоть раз-то позовет с собой? Мы немного постояли, любуясь великолепным пейзажем, и вернулись назад. Предложение задержаться на несколько дней возражений не встретило, и я начал разбивать лагерь. Мешало отсутствие топора, но тащить на себе еще и топор было выше моих сил. Спустя час весело горел костер, возможно, первый рукотворный костер в этом мире. Закипал чайник, а спутница готовила ужин из пакетиков.

Это были великолепные четыре дня. Мы немного отоспались, восстанавливая силы. Весна заканчивалась, переходя в лето, и всё вокруг распустилось. Лена собирала букеты и украсила наши шалаши так, что издали они походили на витрину цветочного магазина. Я же бродил с ружьем вокруг, изображая охотника. Несколько раз видел косуль, но для такого стрелка, как я, расстояние было огромным, и стрелять не стал. Шагах в двухстах протекала река, и мы ходили купаться. А наплескавшись и поплавав вволю, подолгу лежали на берегу и смотрели в небо, думая каждый о своем. Питаться нам пришлось концентратами, так как подстрелить ничего я так и не смог. Хотя, может, это и к лучшему. Здесь в совершенстве сбалансированная экосистема, и если уж Создатель не пустил сюда человека, то не мне что-то менять. По вечерам сидели у костра, пили чай, заваренный Леной из каких-то трав, понемногу беседовали. Из суеверия я ничего не рассказывал о цели путешествия, отделываясь лаконичным «сама всё увидишь», про себя добавляя «тьфу, тьфу, тьфу, чтоб не сглазить». Я мысленно прикидывал, что еще предстояло. Плыл я часов десять. Потом часа три шел до водопада. То есть сейчас мы где-то на месте моей высадки. Если брать скорость течения около десяти километров в час, то выходит сто кэмэ. Или пять часовых поясов, что давало возможность «выйти» передохнуть, в случае чего. Правда, что-то не хотелось туда, где я видел отражения китайцев. И хотя сейчас мы находились на меридиане Москвы, но опасения присутствовали. Не по морю же они во Францию добирались.

На пятый день с утра я стал собирать вещи, и Лена спросила:

— Пора? — Я кивнул:

— Хочешь не хочешь, а мы не можем поселиться здесь навечно.

Мы забрались на холм, в последний раз окинули взглядом это великолепие и «вышли».

Индикатор питания показывал одну треть. Я заменил батарейку и включил кнопку «вперед». Здесь, казалось, ничего не изменялось в последнюю тысячу лет. Слышался отдаленный гул водопада, и река так же величественно несла свои воды, спеша обрушить их с километровой высоты. Мне стало немного жаль того, что я уже никогда не узнаю, а что там, внизу. Сложись всё по-другому, кто ведает, может быть, я бы отважился организовать экспедицию вниз. Скажем, на воздушном шаре. Но на нет и суда нет, и мы тронулись в путь.

24
{"b":"5270","o":1}