ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Переполненный тихой яростью, я готовился к переходу. Заехал в офис, всё, что можно было отключить, отключил, всё, что можно было закрыть, закрыл. Зачем это делаю, объяснить могу, просто надо было прийти в себя. Зачем-то решил поставить машину на охраняемую автостоянку и выехал со двора. Злополучный прибор лежал на заднем сиденье. Ничем с виду не примечательная коробочка, в дерматиновом футляре, размером с сотовый телефон. Я и открывал-то его лишь один раз.

На мосту рабочие чинили ограждение и находились как раз на середине процесса, то есть снять сняли, и, видимо, ушли на обед. Тут-то они меня и прижали, попытавшись сбросить в образовавшийся проем. То есть для них-то, возможно, сбросили, а я совершил переход. Нетрудно догадаться, что связать меня с клиенткой могло лишь посещение кладбища, поэтому, «вернувшись» утром, никуда не поехал, а закрылся в офисе, отключил телефон и в очередной раз стал пытаться перехитрить судьбу.

Вообще-то имелось огромное желание спрятать голову в песок, забиться подальше, в какую-нибудь норку, и сделать вид, что меня нет. Однако ж не мы идем по жизни, это она, любезная, проходит через нас, и я был бы не я, если б не всунул свой нос в это дело по самые уши.

О том, чтобы просто «вернуться» и отказаться от предложения, я, конечно, подумывал, но не так чтобы очень. Да и, согласитесь, относительная безнаказанность тоже сыграла свою роль. Относительной же безнаказанность была потому, что кончается на «у», и ребятишки против меня играли очень серьезные. А легкость, с какой они пошли на двойное убийство, просто пугала. Что ж, «есть упоение в бою и бездны мрачной на краю…». Да и прорезался же во мне этот «дар Божий» не для того, чтобы подворовывать в казино по маленькой, да тешить самолюбие, забавляясь в «Бюро находок».

Как и в прошлый раз, план был прост и гениален, правда, вместо альпинистского снаряжения я прикупил на рынке пистолет. Всё-таки демократия — великое дело. Лет пятнадцать назад про такое и подумать бы побоялся, ограничившись, по-видимому, кухонным ножом. А тут вот, пожалуйста, купил ствол и… ничего. Не побежал свергать правительство, сберкассы остались целы, да и девяносто девять целых девятьсот девяносто девять тысячных процента сограждан могут спать спокойно. Так что оружие, разумеется, исключительно для самообороны. Что бы вы ни подумали. А так как пистолет всё же немножко круто, то есть в глубине души понимал, что выстрелить мне слабо, то захватил еще и электрошокер. На свои способности рукопашника я смотрел довольно-таки скептически, да и тот благодушно-безалаберный образ жизни, что вел в последние годы, не способствовал…

Три дня «ТАМ» наконец закончились. Правда, после двух дней баловства с пукалкой, решил «выйти» и вместо «Макарова» приобрести револьвер, так как быстро снять с предохранителя никак не получалось, а с патроном в стволе чувствовал постоянный дискомфорт. Конечно, оружие пришлось оставить, но три дня тренировок создавали иллюзию защищенности, а на «выходе» я легко раздобыл новый.

В силу вступал «план №1», и казалось, что на этот раз всё должно пройти великолепно. На моей стороне был фактор внезапности, и я кое-как, в меру своих скромных талантов, постарался загримироваться. Для пущей уверенности повыкручивал лампочки на всех этажах и около полуночи занял пост во дворе.

Они приехали на такси. Она — похорошевшая с нашей последней и единственной встречи. Вернее, не успевшая подурнеть и осунуться из-за переживаний. Кавалер ее — красавец, с густыми волосами и гордым профилем — выглядел воплощением мужественности. Небрежно захлопнув дверку, он по-хозяйски обнял девушку за плечи и повел ко входу. Инна же вся сияла и льнула к своему рыцарю, казалось, растворяясь в нем. Да, девочка, не знаешь ты, какую змею, вернее, у какого змея ты пригрелась на груди.

Замок щелкнул где-то около трех, я вытащил шокер и встал на исходную. Дальше всё пошло не так. Отключаться и терять сознание он почему-то не захотел. Даже дотронуться до себя не дал. Выбив парализатор, он выбросил руку вперед, и в голове у меня что-то вспыхнуло. Руки мои вцепились в отвороты его плаща, а сознание совершило «переход». Обычного облегчения это, однако, не принесло. Я лежал на лопатках возле моего лагеря, а эта сволочь сидела на мне верхом и била моей любимой, моей единственной и, надо признать, не очень-то толковой головой об землю. Сказать, что я запаниковал, значит не сказать ничего. Это был «дикий ужас», ведь за последний год я свято уверовал в то, что, что бы ни случилось, всегда есть возможность переиграть. А мне, умненькому, уж при любом раскладе ничего не грозит. И вот на тебе. Пока сознание металось в поисках выхода, руки сами сделали свое дело и продолжали судорожно нажимать на курок еще секунд тридцать после того, как был выпущен последний патрон. В том, что случилось дальше, виноват шок, ибо моей заслуги здесь не было, да и исследовательский пыл поиссяк. Пару-тройку раз пнув тело ногой, я отвернулся и стал блевать. А что еще прикажете делать? Проблевавшись и умывшись, еле сдерживая готовый еще раз вывернуться наизнанку желудок, стал шарить по карманам у того, кто еще совсем недавно был живым. Пусть сволочью и альфонсом, пусть вором и потенциальным убийцей, но — ЖИВЫМ. Знакомая коробочка лежала во внутреннем кармане плаща. Видимо, во время драки, а скорее, моего избиения мы что-то там исхитрились нажать, и она тихонько гудела. Сунув ее в карман и не пытаясь вычислить ни время, ни место «выхода», я перешел.

Та же лестничная клетка. Вон валяется моя кепка и шокер, отлетевший на полпролета ниже. Нахлобучив головной убор и подобрав злополучное «средство защиты», я поплелся вниз. Смысл происшедшего до меня так и не дошел. Пройдя два квартала, набрел на стоянку такси. Испорченную куртку пришлось оставить «ТАМ», но вид у меня, по-видимому, был тот еще. Частник не хотел везти ни в какую, пробормотав что-то о наркоманах. Но пятьдесят баксов, они и в Африке пятьдесят баксов, так что домой я всё-таки поехал, а не пошел.

На третий день, с трудом поборов киронеперестанию и пытаясь не обращать внимания на жуткий сушняк, я кое-как побрился, переоделся и выполз на свет божий. По логике событий сегодня вечером я должен бы быть в казино, но настроение было нетворческим. Да и видок у меня, наверное, тот еще. А потому я побродил по парку, слегка размялся пивком и в условленный час, вернее, за час до встречи заявился в офис. На ступеньках никто не сидел, что, в общем, меня не сильно удивило, ведь мы познакомились лишь час спустя. Пару раз выглядывал, но на лестнице никто не курил, и, когда прошли все сроки, я понял, что она так и не придет.

4

К ее дому я ехал как на службу, да, собственно говоря, так оно и есть. Аванс уплачен, результат налицо, да и на лице тоже, впереди — отчет о проделанной работе. Вот только очень боюсь, что нанимателя уже нет и отчитываться, соответственно, некому.

Квартира опечатана, на звонок, естественно, никто не открывал, и я вышел во двор. Хитро, однако, получается. Выходит, сделал дело, которое на меня никто не возлагал. Задатка, который таки вроде как получил, — нет, а клиентку один раз уже убили. Да и второй мне не очень-то нравился. В общем, как в том анекдоте: рубля — нет, топора — нет, и как будто всё правильно. В песочнице ковырялась девчушка лет пяти, и я, прикинув свои шансы сойти за маньяка, похищающего младенцев, рискнул подойти. Всё равно другого видимого невооруженным глазом источника информации не наблюдалось. Надо сказать, что мой опыт общения с детьми минимален. Вернее — его не было вообще. А потому, изобразив на своей кое-как побритой роже самую дурацкую из улыбок, на которую способен, присел перед ней на корточки и начал:

— А скажи-ка, милая. — Продолжить мне не дали. Прелестное создание зачерпнуло совочком сколько смогло и с радостным визгом сыпануло мне в харю. От неожиданности я сел, что частично спасло то, что от хари осталось, ибо плевок повис на воротнике плаща. Ничего не скажешь, начало обещало многое. Со стороны это, наверное, смотрелось довольно-таки забавно: взрослый дядя, уползающий на заду от пятилетней девчушки. Звонкий смех был тому подтверждением. Хохотала девушка лет восемнадцати, одетая в джинсы и кожаную курточку.

3
{"b":"5270","o":1}