ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я «вышел» в номер, «отмотав» десять минут, и, свернув одеяло, накрыл его пледом. Включил ночник, а сам притаился в ванной, немного приоткрыв дверь. Вот и звон стекла. Контрольного выстрела он делать не стал, понадеявшись на свою меткость. А может, решив, что, даже раненный, я не представляю угрозы. Допросить киллера, не зная языка, было нереально, и я начал слежку. Не особо доверяя своим талантам и боясь нарваться еще на одну пулю, я стал следить «навстречу». Ох и хлопотное это дело, доложу я вам. Видимость — хуже некуда, и потому броски в режиме «возврата» были минимальными. «Вышел» — огляделся. Ага, вон он, душегуб мой ненаглядный, идет ко мне навстречу. И до него метров сто. Надвинув бейсболку на глаза, прохожу мимо, до того места, где находится предполагаемое рандеву. «Возвращаюсь», накинув еще немного. Снова «выход». Так, поворачивает из-за поворота и, кажется, меня не заметил. Бегом до поворота, и снова «уход». Читал в милицейских романах, что работа наружников скучна и утомительна. Теперь вот имею возможность убедиться.

31

Жил мой убийца в многоквартирном доме. Дом как дом. Такие есть и в Нью-Йорке и в Москве. Подождав, пока он выйдет из квартиры, чтобы поупражняться в стрельбе по одеялу, я выбил ногой дверь и приступил к осмотру. Вполне современное жилище, оснащенное огромным телевизором, стереосистемой и компьютером. Судя по модему — подключенному к Интернету.

В компьютерах я не то чтобы очень, и потому, достав сотовый, позвонил в Москву, одному из наших.

— Ленька, привет! — Я вопил изо всех сил, забыв, что у меня в руках изделие трудолюбивых корейцев.

— Че орешь?

Я осекся, и в самом деле — чего?

— Да вот, от неожиданности, — заблеял я.

— И кого ты ожидал услышать, звоня по моему номеру? — заржали на другом конце провода. То есть не провода, ну вы поняли.

— Как там наши? — спросил я.

— Да всё путем. Скоро на Карпаты собираемся. Ты как, идешь?

Я что-то промычав в ответ, и Ленька снова заржал:

— Ладно-ладно, детишки-то скоро будут?

— Пока не планировали, и вообще, я по делу.

— Тугрики предполагаются или в качестве гуманитарной помощи?

Я имел с этого пятьсот тысяч и мог позволить себе быть щедрым.

— Пяти тысяч хватит? — Я представил, как у него округлились глаза.

— Долларов?

— Их, родимых, их.

— Надеюсь, никого убивать не надо?

Убивать было не надо. Это уж мы сами в случае чего. Убивать.

— Ну, тогда излагай.

— Да понимаешь, надо один комп хакнуть, всю «емелю» и вообще, чем мальчик дышит, кто деньги в тумбочку кладет? [1]

— Ну, тогда включай модем, выходи на меня, и через час всё, что смогу нарыть, — твое.

Пока он рыл, я просмотрел автоответчик, переписав номера. Леник, по-видимому, «ушел с головой», потому что ответил не сразу. А сняв трубку, недовольно буркнул:

— Ну?

— Лень, это опять я. — В моем голосе были извиняющиеся нотки.

— Не готово еще. Ну что за люди, звонят, словно уср…

— Да понимаешь, тут еще пара телефонных номеров нарисовалась. Ты глянь, а?

— У тебя же на винте вроде есть справочник?

— Да не, это в Колумбии.

— Сколько ты выпил, Колумбия?

— Да трезвый я. Комп вскроешь — сам убедишься. — В моем голосе звучали обиженные нотки. Еще бы, коридор со мной выпившим дел иметь не хотел, работая «через раз», а потому ничего крепче пива — ни-ни.

Ждать пришлось больше часа, и хозяин квартиры успел вернуться. Я посчитал его «отработанным материалом» и встретил пулей. Читал в Библии что-то про вторую щеку, но насчет второй головы там ничего не написано. «Вытащил» жмурика в коридор, чтобы не оставлять улик. Потом положу на место одеяла, столь неосмотрительно испорченного этим ассасином. Тут забибикал мобильник, и Ленька начал вываливать на меня ворохи информации. Голова шла кругом, а потому я «сбегал» к реке за диктофоном и тщательно всё задокументировал.

— Ладно дружище, пока. Деньги завтра через «Вестерн-Юнион».

— Спасибо, но хоть расскажешь, что за пирожки?

— При встрече. Ну, пока. — И я отключился.

Я позвонил девочкам и окинул взглядом комнату. Протер тряпочкой всё, что положено, и, забрав на всякий случай комп, а то ведь на всякую хитрую ж… есть кое-что не менее занимательное с винтом, улегся спать в домике на берегу, включив «нормальный» ход времени. Усталость навалилась ужасная, как будто выгружал мешки с солью, — имелся в моей студенческой жизни такой эпизод, — и я заснул.

Мы сидели на базе и слушали Ленькин голос. Среди разных электронных адресов номеров счетов, откуда пополнялась «тумбочка», и телефонов совпадал лишь один. Всё идеально состыковывалось, как фрагменты в детском паззле. И выходило, что наш клиент проживал на вилле Грасиа-ла-Фиеста. И был большим человеком. Являясь мэром города, он имел имидж добропорядочного человека. Тип же на фотографии оказался его сынком. Щенок еще не заматерел и позволял себе циничные выходки, но папаша работал щитом, да что там щитом, настоящим дотом. И пробить его пока не представлялось возможным. Но нам плевать было на всю эту семейку. Главное выяснить, жива ли фигурантка, и по возможности поспособствовать депортации.

Кто смотрел «Ва-банк», должен помнить классическое: «Налетаем, хватаем…», на что сознание ехидно дополняло — и пролетаем. Как фанера, сами знаете над чем.

Опять нужно было «идти в разведку». Нет, конечно, «разведка боем» штука, безусловно, хорошая, но это уже на крайний случай. А пока в дело вступала Инна, соответственно одетая и при параде. Уж если этот сопляк на нее не клюнет, то я готов кое-что положить под топор. Инна начала «пастись» по злачным местам. Мы же с Леной, одетые более чем скромно, изображали семейную пару клерков, выбирающуюся в подобные места раз в год. Желающих, надо сказать, было много. Некоторых утихомиривали мы. Кого-то Инна сама «выводила» и, сделав инъекцию снотворного, оставляла до поры без сознания. Этих бедолаг мы потом «выгружали», дабы, проспавшись, они могли отправиться домой. Так прошло три дня, и вот рыбка попалась на крючок.

Он пускал слюни, исходя похотью, и сразу попытался залезть ей под юбку. Я напрягся, а Лена успокаивающе погладила по руке:

— Не надо, Юра, это же работа.

Я кивнул, но всё во мне дрожало от возмущения. Он сразу стал приглашать в гости, на своем поганом французском и с гаденькой улыбочкой. Наши планы были совершенно противоположными, предполагая разговор «по душам» у нас «на базе». Но всё произошло как-то неожиданно. Вот только что этот тип, осклабясь, предлагал Инне шампанское. Вот она пригубила, обворожительно улыбнувшись, вот его рука на бедре моей девушки. Потом они неожиданно встали и вышли. Мы поспешили следом, но Инна, выйдя из бара, не «перешла», взяв клиента с собой, а села с ним в машину и укатила. Черт! Я «вернулся» и просмотрел эпизод еще раз. Конечно! Подавая шампанское, он что-то туда бросил. И Инна как-то сразу расслабилась. Учитывая то, как коридор относился ко мне выпившему, неудивительно, что под воздействием наркотика она не смогла «перейти». Но что-то быстро этот тип начал действовать. Да и в отеле со мной не попытались даже поговорить. Вывод был один, и был он неутешительным. Это кто-то из «наших». Неизвестно, правда, сколько он знает и каких дров мы успели наломать. Но на нас с Леной внимания не обращали, и я сделал вывод, что это была сиюминутная акция и решение принято им импульсивно. А временной предел составляет пять-десять минут. Один на один никто из нас с ним бы не справился, тем более на его территории. Но нас было трое, и можно потрепыхаться. Судя по всему, меня считали мертвым, а про Лену совсем не знали. В итоге кто бы ты ни был, а самоуверенность тебя погубит. Мы «вернулись» на десять минут назад, и я начал инструктировать девчонок.

Инне на этот раз отводилась роль стрелка. Лена «перебросила» ее «к себе» и, рассказав про наркотик, велела применить пистолет, стреляющий ампулами сразу, как только они «войдут». Мы же стали возле двери, и едва он переступил порог, я толкнул Лену на него. Та, вскрикнув, ухватилась за Казанову и пропала вместе с ним. Спустя пять секунд она «вышла», чтобы «забрать» меня. Латинос лежал в отключке, а потому оставалось только ждать. На всякий случай я нашпиговал две машины взрывчаткой с радиоуправляемыми детонаторами. Потом мы немного постреляли, и, на удивление, у Лены очень хорошо получилось. Девушка объяснила это тем, что наше оружие более совершенно по сравнению с их «кремниевыми пистолетами», и точность боя, и скорострельность которых оставляла желать лучшего. Интересно, зачем юной барышне такие навыки. Хотя оружие в ее мире продавалось так же свободно, как и скобяные изделия. Никого же не удивляет возможность купить, скажем, топор. Или ту же туристическую лопатку, именуемую в народе саперной. А Ленка, как постепенно выяснялось, была натурой неординарной.

вернуться

1

Имеется в виду бородатый анекдот: «Ты где деньги берешь? » — «У мамы». — «А мама где берет? » — «В тумбочке». — «А в тумбочку кто кладет? » — «Я кладу».

34
{"b":"5270","o":1}