ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не так сразу. На первый раз давай ограничимся какой-нибудь лавкой, продающей бижутерию. А к следующему походу я подготовлюсь получше. — Он немного помолчал, и спросил: — Каков мой процент?

— Любой, в пределах разумного, конечно.

— Тогда десятая часть, и реализацией я займусь сам.

Я был готов и на двадцать и потому кивнул с чувством облегчения.

Мы ссыпали кулоны и цепочки в мешок. Третий по счету. И выходило, что наш улов составил около девяноста килограммов золота, вперемежку с драгоценными камнями. Виктор иногда поглядывал на меня, а потом решился спросить:

— А кто заказчик?

Передо мной был не наивный Ленька, и я не стал врать.

— Это целиком коммерческое предприятие. Многопрофильное, правда. Так что держатель контрольного пакета прямо перед тобой.

— Валькирии тоже в деле?

— Да, а что, заметно?

— Да нет, просто Инна сама собой разумеется, а в Лене есть что-то такое… Сразу видно, не на зарплате человек.

— Виктор… — начал я, — а не мог бы ты заняться полной реализацией? Все мои таланты лежат несколько в другой области, и руки ты мне развяжешь здорово.

Возможно, это было опрометчиво с моей стороны, но нельзя же жить, никому не доверяя.

В ответ он кивнул, не без колебаний, правда, и это радовало. Мы погрузили мешки в багажник джипа, и я опять спросил:

— Как по-твоему, сколько человек возможно привлечь, без утечки информации?

— Утечка будет так или иначе, но я думаю, пока вход-выход будешь контролировать ты сам, все сведения будут сродни фантастике. А золото я реализую через Израиль, есть там у меня один кореш.

— Да ведь здесь его тонны!

— А у еврейского банкира мешки денег! А там, глядишь, и пару собственных банков купим.

Перспектива стать владельцем банка слегка будоражила, но я выбросил это из головы. До сбора оставалось сорок минут, и мы двинулись по направлению к месту «выхода».

По дороге то и дело попадались странные конструкции, напоминающие металлические скелеты. На месте тазобедренного сустава находилось некое подобие сиденья, «ребра» некоторых были открыты, приглашая устроится внутри, и я не вытерпел:

— Давай остановимся.

Мы притормозили возле одного такого монстра, и я забрался вовнутрь. На голову тотчас опустился прозрачный «череп», «ребра» сомкнулись на груди, и я вдруг интуитивно понял, для чего эта штука предназначена. Вставив ноги в «галоши», приложил лапы к «рукам», которые обхватили запястья неким подобием браслетов, и сделал шаг. Мостовая ухнула вниз, и навстречу понеслись дома, стоящие где-то в километре. Представив себя размазанным по стене, я зажмурился, но всё обошлось. Пролетев с километр, приземлился, даже не ощутив толчка. Следующий шаг, более уверенный, подбросил меня чуть выше и оказался вдвое длиннее. Не знаю, чей гений придумал эту модель, но она была проста до совершенства. Ведь нельзя говорить об управлении собственными ногами или об отдаче приказа телу совершить то или иное действие. Повернув назад, я взвился ввысь и в полете окинул взглядом проделанный путь. Поболе трех километров. Вон и Виктор, стоит возле нашего джипа и, прикрыв глаза козырьком ладони, наблюдает за мной. Даже не задумываясь, я приземлился в полуметре от него, произнеся:

— Налетай, подешевело. Если все эти штуки работают, то мы забудем про эти консервные банки на колесах.

— В другой раз, а ты прыгай давай. А то народ небось заждался уже.

И, напевая «В траве сидел кузнечик», уселся за руль.

Мы подъехали в месту «выхода» не последними. Ленька с профессором уже сидели возле джипа, но девчонки еще не явились. Народ вовсю вытаращил глаза, глядя на мои подскоки. Получив новую игрушку, на месте усидеть я, разумеется, не мог. Демонстрируя всем желающим и не очень желающим возможности и вовсю вербуя сторонников необычного средства передвижения.

Наконец, под уничтожающим взглядом Инны, я вылез из «кузнечика» и присел возле новоявленных археологов.

— Лед тронулся, господа присяжные? — Профессор кашлянул и начал:

— У нас десять коробок компакт-дисков, судя по датам, насколько я смог разобраться в их летоисчислении, как раз за последнюю неделю. В телецентре больше ничего интересно не нашлось, для меня, во всяком случае, а вот Леонид…

— Собственно, телевидения как такового здесь давно не было, — подхватил эстафету Ленька, — огромный всемирный NET. Каждый оптико-волоконный кабель позволяет одновременно передавать более пятисот каналов. Конечно, не все они были информационными. Тут и связь, и деловые линии, позволяющие огромным институтам осуществлять работу «на дому». Мы взяли пару серверов. Дома «оживим» и посмотрим, что это с ними случилось.

Настала очередь женской части нашей экспедиции. Говорила Рита, ибо как биолог она наиболее полно могла охватить проблему.

— Судя по амбулаторным картам, это не инфекция. Никаких посторонних тел в крови обратившихся не обнаружено. Скорее походит на симптомы облучения, причем массового и, судя по счетчикам Гейгера, не оставляющего после себя никаких следов. Словно кто-то отправил в эфир закодированное на определенных частотах сообщение, приказавшее клеткам умирать. Какое-то подобие учета велось в первые два-три дня. Потом это приобрело характер пандемии, и стало не до регистрации. Старики умерли почти сразу, потом среднее поколение, и так вплоть до детей.

Я представил себе весь этот ужас и содрогнулся.

— Всё закончилось довольно быстро, и через две недели здесь всё было стерильно. Даже тараканы и те не смогли возродиться.

Я задумался, выпав на некоторое время из общего разговора.

Получается, что опасность, к которой готовишься, никогда не приходит. Реальная беда незваной гостьей пробирается в дом. Украдкой, и совсем не оттуда, откуда ждешь. Когда-то давно, вздрагивая от ужаса мрачных кошмаров, люди рисовали в самых неблагоприятных своих прогнозах картины мировой ядерной войны. Полыхающие вместе с их жителями руины городов, распухшие трупы животных, черную траву и стволы деревьев, напоминающие головешки. Но произошло всё совсем не так. Никаких взрывов, загрязняющих экологию, никакой ядерной зимы. Землю просто стерилизовали, подвергнув неизвестному облучению. Чисто и аккуратно, как рачительные хозяева, травящие тараканов, но не стремящиеся при этом разрушить стены кухни и поломать мебель.

— А сейчас, надеюсь, это не работает?

— Судя по всему — нет.

— А как давно это произошло?

— От пятнадцати до двадцати лет назад, судя по степени разрушения. Точнее сказать не могу, так как не с чем сравнивать. — Это профессор взял слово и, блестя очками и оглядывая всех нас, продолжил: — Юрий, мне позволено будет задать вам пару вопросов?

Я кивнул, и он начал спрашивать:

— Насколько я могу судить, это не какая-то форма гипноза с применением галлюциногенов?

— Нет, проф, это не гипноз.

— Так, значит, теория о многомерности вселенной всё же верна. — Это было скорее утверждением, чем вопросом.

— Выходит, так. — Я развел руками.

— И кто же является первооткрывателем и научным разработчиком программы?

— Первооткрывателем является ваш покорный слуга, — я поклонился в его сторону, — а вот наукой, боюсь, здесь и не пахнет. Одна сплошная мистика.

— Мой юный друг, при более детальном изучении любая мистика в конечном итоге имеет научное объяснение.

Ну вот, пусти козла в огород. Не успеешь оглянуться, а тебя уже препарировали, как лягушку.

37

— Ну что, возвращаемся?

— А может, стоит погодить немного? Материала еще маловато, да и надо бы обзавестись попрыгунчиками. — Лена кивнула на «скелет», из которого меня с таким трудом вытащили час назад.

Мы заканчивали обед и обсуждали план дальнейших действий. Ленька уже поднял капот одной из машин и прилаживал провода, пытаясь оживить вновь приобретенное «железо» в походных условиях. А Инна, Рита и профессор отправились добывать «кузнечиков». И вот уже сверху слышатся возбужденные голоса, и они, подобно героям детских сериалов, сваливаются прямо нам на голову. Инна же, позабыв уничтожающие взгляды, которыми одаривала меня совсем недавно, еще и палила с обеих рук по окнам домов, выделывая всевозможные сальто. Конечно, я не против тренировок с оружием, но это больше походило на баловство. И всё же сказать что-либо я не решился, тем более что и старикан выхватил свой арсенал, присоединившись к этому вопиющему вандализму.

42
{"b":"5270","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мое особое мнение. Записки главного редактора «Эха Москвы»
Разбивая волны
Падчерица Фортуны
Дочь авторитета
Ключ от твоего мира
Сантехник с пылу и с жаром
Ночные легенды (сборник)
Несбывшийся ребенок