A
A
1
2
3
...
46
47
48
...
75

— Ну всё, «дурилка» подключена, — объявил Ленька и задал вопрос: — Есть желающие собственноручно обесточить этого монстра?

— Вы колдовали, вам и карты в руки.

Ленькины подельщики переглянулись и достали откуда-то пожарные топоры. Ну да, какой же хакер без ноутбука. [3]

От кабелей летели ошметки, а от «медвежат» валил пар. Раскрасневшиеся, они озорно улыбались, ратуя за безъядерный мир.

— Мы присутствуем при историческом моменте, и на этой планете больше нет атомного оружия, — патетически воскликнул Ленька, а сверху раздался грохот и что-то посыпалось.

— Черт, предполагал же, что просто так не кончится, — с досадой процедил Виктор. И пояснил: — Тротиловые шашки, установленные по периметру. Как раз на случай диверсии.

Никто из наших не пострадал, так как мы отступили в одно из помещений, расположенное у подножия ракеты. Но и выбраться наружу не представлялось возможным. Паники пока не было, а Лена, посмотрев на меня, произнесла:

— Транспортное дело живет и побеждает! Работайте с нами, и мы доставим любой ваш груз раньше, чем вы его отправите.

При чем тут транспорт, никто не понимал, но все послушно заглотили порцию «колес» и погасили фонарики.

— Как ты думаешь, когда наметить «выход»? — Лена на минуту задумалась и ответила:

— Давай, когда уже проникли в пещеру, чтобы не пересекаться. И спустимся немного вниз. Пусть всё выглядит как можно более естественно.

Хронометраж я не вел, но Лена, взглянув на часы, сообщила, что тридцати пяти минут будет достаточно.

«Отмотав» необходимое время, я снова вошел в пещеру. Тронув Лену за рукав, показал в сторону выхода:

— Пойдем, у нас другие дела.

Никем не замеченные, мы выбрались наружу и прыгнули через седловину. Поход вверх добавил кое-какого опыта, и мы не споткнулись и ничего не ушибли. Сделав еще по прыжку, остановились, и Лена спросила:

— Ну что, переходим?

— Да знаешь, может быть, «вытащить» ребят сейчас? А то, боюсь, для них всё станет чередой галлюцинаций. Заснули в Москве — проснулись где-то у черта на куличках. Потом засыпало в пещере — а пробуждение опять дома.

— Хорошо, пусть порезвятся. Но повременим, пока прогремят взрывы. — Как всегда, она была права, и мы дождались еще одной лавины, после чего «повытаскивали» на свет божий спасенных. В буквальном смысле, так как чем являлось убежище, всё еще было под вопросом.

И снова пробуждение, а профессор не может сдержать любопытства:

— Но как? Хотя бы намекните, на чем основана эта, без сомнения, действующая модель? Ведь волшебников не бывает!

— Так я и не волшебник, проф, и даже не учусь. А объяснить… Возможно, я сведу вас с одним человеком. Мне кажется, какое-то подобие истолкования у него есть. Вопрос: захочет ли он говорить?

«Кузнечиков» не снимали, а потому, подкрепившись кофе, стали потихоньку подпрыгивать, разминая затекшие мышцы и готовясь к обратному переходу. Если мне не изменяет память, в этом мире мы «вышли» километрах в десяти, хотя какое это имеет значение? И мы стали двигаться на северо-восток, решив прибегнуть к помощи коридора, когда надоест.

40

Вернулись домой «уставшие, но довольные». Доброе, как ни крути, дело сделали. И душу отвели, напрыгавшись вволю, с непосредственностью детишек, сбежавших от родительского присмотра. В Москву опять вернулись багажом, а, «материализовавшись» и посоветовавшись с Виктором, я произнес небольшой спич:

— Я думаю в ближайшую неделю съездить за границу. Поэтому «экскурсии» на это время откладываются. Кто хочет — может оставаться в «приюте», а кто нет — возьмите на это время отпуск. Связь поддерживайте с Леонидом. Равно как и все вопросы по финансированию. Надеюсь, у всех мобильники подключены? В общем, ориентировочно через неделю. Да, и продумайте, куда еще с пользой для дела приложить очумелые ручки. Ленька, на тебе недостающие кандидаты. Но пока, до разговора со мной, в курс дела не вводи. А то мало ли… Зачем людей зря беспокоить.

Все вышеперечисленные действия были продиктованы необходимостью реализации «золотого запаса». В этом деле я целиком положился на Виктора, взяв на себя не вполне определенную функцию то ли наблюдающего, то ли путающегося под ногами. Транспортировкой займется учредительница соответствующей компании. Хотя мог бы и я, ленивый.

Мы складывали бижутерию в кейсы, а Инна вдруг произнесла:

— А вы хоть представляете, кому сбыть такую кучу золота? Не будете же вы продавать цепочки поштучно на рынках Москвы и Санкт-Петербурга? Ведь первая же попытка реализации «золотого запаса» в России выведет на нас фээсбэшников и, что самое плохое, братков.

— Спокойно, Маша, я Дубровский, — произнес Виктор. — Мой бывший сослуживец, Мишка Френкель, дет десять назад обосновался в Хайфе. В прошлом зам по тылу, он неплохо устроился на Земле обетованной и держит там магазин, скупая и перепродавая всё что можно. Всё, что нельзя, тоже.

Пока наша недоверчивая кривила губки, Виктор уже набирал номер телефона всемогущего однокашника.

— Привет бойцам невидимого фронта! — Голос обычно сурового Виктора был весел. С полминуты он слушал ответное приветствие, а потом продолжил: — Разговор есть, нет, не по телефону. Ты всё там же? — И немного помолчав: — Тогда послезавтра жди в гости.

И, попрощавшись, отключил мобильник. Прилетев в Хайфу, Лена «выкатила» два джипа. В один сели мы с Виктором, другой же заняла она сама.

— Ребята, я проедусь. Погляжу, что и как. У нас ведь такого не было.

— Где это — у вас? — Главный охранник материальных ценностей был не в курсе. А поговорить по душам у них как-то не выходило.

— Потом как-нибудь, еще ведь не вечер. — И она, хлопнув дверцей, укатила.

Мы вошли в магазинчик, и Виктор заулыбался.

— Здорово, Мишка. — Но тут же сменил тон, оценив открывшуюся перед нами картину: — Ух ты, мать твою…

Мишка оказался невысоким полненьким человечком, явно семитской наружности. С затравленным взглядом и трясущимися руками. Его голова сильно дергалась из стороны в сторону, а щеки дрожали, потому что господину Френкелю били морду два здоровенных качка. Но быть может, учитывая местную специфику, здесь их называли как-то иначе? Третий, развалившись на стуле, с веселым интересом наблюдал за происходящим. Били не так чтобы очень, скорее беря на испуг, чем желая серьезно покалечить.

Немного размявшись, бугаи, не заметившие нас, двинулись в глубь магазина, к лестнице, ведущей на второй этаж. Где явно располагался офис и наверняка находился сейф с наличностью.

— За тобой должок, пархатый. Двести тонн свежей капусты. И счетчик, между прочим, тикает.

На отчаянный протест сына гонимого народа амбалы не обратили внимания. Спокойно заявив на языке родных осин, но с хохляцким акцентом:

— Знамо, что не брав. Но отдвати пыдзетца.

Разновидность московского автосалона, не более. Но несчастный Френкель влип, по-видимому, серьезно, и пора начинать действовать.

Сэнсэй ломанулся наверх, но я придержал его за плечо, покачав головой:

— Нормальные герои, всегда идут в обход.

Он не понял, но, наверное, мой авторитет в последнее время в его глазах несколько возрос. И мы вышли наружу. Я «отмотал» пять минут, и вот мы подходим к магазину.

— Давай-ка зайдем со двора.

— Зачем? Открыто ведь.

На двери и впрямь висела табличка OPEN. To ли сборщики податей не обратили внимания, а, может быть, просто никого не боялись. Да бог с ними, ведь бояться в этой жизни им больше не придется.

Окно на втором этаже стояло открытым, и мы, помогая друг другу, залезли вовнутрь. Усевшись в хозяйское кресло, я спросил:

— Постреляем или разомнемся?

— Я за здоровый образ жизни, но пукалки бы не помешали. — Я «мелькнул», достав пистолеты, и мы стали ждать.

вернуться

3

Опять народный фольклор, и опять с бородой. Желая взломать банкомат, хакер берет ноутбук и кувалду. Кувалдой разбивается банкомат, а ноутбук для солидности, ибо что за хакер да без ноутбука?

47
{"b":"5270","o":1}