ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я присвистнул. Это ж как надо достать людей, до какой степени быть жадным, чтобы за один день была собрана такая сумма!

— Ну, так мы пошли, — сказал Виктор, — где-то через месяц еще заглянем. А про последний разговор забудь. И можешь смело ставить свечку.

— Тут небольшая тонкость… возможно… — Мишка мялся.

Но я хлопнул его по плечу:

— Мы всё понимаем, а короля играет свита… — И направились к лестнице.

Мы уже стали спускаться, когда хозяин воскликнул:

— А деньги? — И удивленно замолк, так как я уже успел «мелькнуть», забрав оба дипломата.

— Какие деньги? — деланно удивился я и, сопровождаемый смехом Виктора, зашагал по ступенькам.

Сидя в номере, мы листали материалы, собранные на Панаса. Судя по ним, обосноваться на Святой земле тот решил всерьез и надолго. Одних домов у него имелось целых три. Являясь владельцем вполне легальной фирмы и имея в штате около тридцати человек, он считал, что стоит крепко. И является одним из полноправных хозяев этой жизни. И смерти. Еще в папке лежали фото и адреса любовниц, но те нас интересовали мало. А много нас занимали четыре его зама. Итого — пятеро. Практически каждый день этот квинтет по утрам собирался в небольшом кафе, на набережной. Кафе было плавучим, расположившимся на маленьком симпатичном катере. И это упрощало дело. Перебирая мысленно варианты, я отбрасывал один за другим.

«Выйти» из коридора и пострелять — нормально, но можно схлопотать пулю. Опять же «выйти» и оставить в подарок пару пудов СИ-4 — больно много шума. Да и возможны случайные жертвы.

И я, достав мобильник, набрал Ленин номер. Пока Мишка провожал нас, она покинула «убежище», на самом деле вылезя через окно.

— Ленок, подъедь на набережную.

Она появилась минут через пятнадцать, и я указал глазами на катер:

— Сможешь?

— Смогу, — не задумываясь ни на секунду, ответила она.

— Вот и ладненько. Тогда завтра утром и начнем.

41

Виктор держался в тени, а в глазах его плескался интерес. Но любопытства не проявлял, по-видимому считая, что со временем и так всё станет ясно. Всё прошло как-то обыденно. Мы выехали на почти пустынную набережную и, по его настоянию, оставив Виктора с автоматом в машине, направились к катеру. До него было где-то с метр, и с набережной кораблик соединяли мостки. Но купаться после исчезновения судна не хотелось, и Лена, ухватив меня за руку и откинувшись на сорок пять градусов, дотянулась ладошкой до борта.

Должен вам сказать, что морской катер в горах — это почти то же, что и подводная лодка в пустыне. Сюр, и ничего более. Но горы — это даже хорошо. Сидящие за столиком не были пай-мальчиками и сразу начали палить куда ни попадя. Так что нам пришлось укрыться за ближайшей кучей камней. Стрельба длилась минуты три, а один пиротехник даже бросил гранату. Хорошо хоть, что в сторону обрыва, и та не причинила никому вреда.

Я позевывал, а Лена, верная себе, вела хронометраж, шевеля губами и отсчитывая секунды. Кто знает, что может в жизни пригодиться? Стало скучно, и затухающие вопли перестали развлекать.

— «Выбрось» обратно, — попросил я Лену, — а то надоели уже.

Та дотронулась до меня, и я повалился на набережную. Черт, совсем забыл, что «противовес» остался в «убежище». Ну погоди, негодная, я посмеюсь последним, вылавливая тебя из воды.

Вопреки опасениям, никакого шума не было. Только Виктор, уронив автомат на колени, удивленно смотрел на пустующий пирс:

— И… где они?

— Ты знаешь, я называю это коридором. И он такой… в общем, нормальному там не выжить. Минут пять-шесть, а потом люди сходят с ума. Так что смерть — великое благо для этих уродов.

— А корабль?

— Да пусть постоит, что с ним станется. Официанток Лена сейчас вытащит, а те… туда им и дорога.

Как я и предполагал, равновесие «на выходе» Лена потеряла. Но, успев сгруппироваться, не плюхнулась в воду, а, ухватившись за край мраморной плиты, подтянулась и вылезла наверх.

— Давай отъедем пару кварталов, девочек «повыкидываю». — Виктор завел джип и, удивленно поглядывая на потомственную дворянку, тронулся с места.

К девушкам Лена проявила хоть и запоздалое, но милосердие, вколов им снотворное. Так что мы оставили спящих в одном из парков, положив каждой в передник по пять сотен долларов. Как ни крути, а работу девчонки потеряли.

— Ну что, домой? — спросила Лена.

— Давай задержимся на денек, — попросил Виктор. — А то всё бегом да бегом. Полмира объездил, а по-человечески нигде не был.

— Но гидом я не буду.

На это мы не рассчитывали и согласно кивнули. Лена высадила нас и уехала в сторону центра, а мы не спеша побрели по городу, разглядывая современные кварталы. Походив минут пятнадцать, вдруг услышали взрыв. Завыли сирены, и мы бросились на звук.

Машина с очередным обкуренным камикадзе таранила школьный автобус. Смертника разнесло в клочья, да и от автобуса почти ничего не осталось. Пожарные поливали огонь из шлангов, одна за другой подъезжали кареты «скорой помощи», но что мертвым припарка? И я, со злостью плюнув, вошел в коридор.

Вот и Лена, отказывающаяся сопровождать нас в экскурсии по Хайфе. И мы выходим из машины.

— Постой! — Я забрался обратно в салон.

— Опять что-то не слава богу?

— Сплошная срань господня, и через пятнадцать приблизительно минут какой-то отморозок взорвет автобус с детишками.

— Дела-а, — и Виктор уставился на меня, — опять твои скрытые таланты?

— Они, родимые. И что будем делать? — Лена молчала, закусив губу.

— Ну, фокус с катером, я думаю, отменять не стоит. Какая хоть машина?

— Да черт ее знает, там одни горящие обломки. Попробуй разбери.

— Меньше пятнадцати минут, и никаких примет для полиции. Давай смотаюсь за «кузнечиками»?

— С «кузнечиком» как-то не хочется. Всё-таки рановато светиться.

— Так предложи что-то еще!

— Минутку, люди. Я, кажется, пропустил последние пятнадцать минут. — Виктор смотрел на нас, и во взгляде у него было сомнение.

Он и в самом деле пропустил, да как объяснишь?

— Поверь, учитель, это не бред. И всё произойдет на самом деле. Вернее, может произойти.

Он кивнул, что-то решив про себя, и замолчал. А я поскреб в затылке и выдал:

— Месяцем раньше, месяцем позже… А черт, давай «доставай»!

— Где это случится?

Я указывал путь, и вскоре мы остановились неподалеку от места будущей трагедии. Я глянул на часы:

— Приблизительно восемь минут.

Лена коснулась меня кончиками пальцев — и мы на горном плато, с гордо белеющим кораблем. Немного завалился набок, а так ничего, красавец.

— Надевай давай, еще Виктора облачать.

Я забрался на сиденье. Лена, подтащив своего конька-горбунка поближе, опять дотронулась до меня. Едва мы «перешли», с легким шелестом схлопнулись «ребра», а ноги и руки привычно обхватили упругие манжеты. Виктор уже натягивал своего, и вот мы, как герои звездных войн стоим, нелепо крутя головами. По счастью, прохожих было немного, и ажиотажа мы не вызвали. Автобус въехал на площадь, и показалась машина. Старый «Мерседес», более двух тонн весом. Да ладно, заброшенный девочками на крышу джип весил поболе. До столкновения оставалось метров пять, когда стартанули. Мы с Виктором ухватились за кузов над передними колесами, а Лена за задний бампер. Йех-ха, подбросило нас почти на километр.

— Бросай, придурок! — Лицо у Виктора было страшным, и я очухался. И в самом деле, чего это я? Знакомство наше было случайным и должно продлиться недолго. Подтянувшись, я запрыгнул на капот. Ополоумевший террорист сидел, вцепившись побелевшими руками в руль. Остекленевшие глаза затравленно уставились на меня. Видимо, он начал соображать и, отпустив руль, принялся шарить по переднему сиденью. Дожидаться развязки я не стал и оттолкнулся ногами, взвившись вверх.

Взрыв прогремел подо мной, где-то на высоте восьмисот метров, к счастью не задев. Немного обожгло горячей волной, но и только.

49
{"b":"5270","o":1}