ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Семь нот молчания
Если это судьба
Заставь его замолчать
Это всё магия!
Бодибилдинг и другие секреты успеха
Сердце Зверя. Том 3. Синий взгляд смерти. Рассвет. Часть третья
Вне подозрений
София слышит зеркала
Вкусный кусочек счастья. Дневник толстой девочки, которая мечтала похудеть
A
A

Усовершенствованные модули проходили проверку на одном из полигонов, в районе Курильских островов. Испытателями опять были «медвежата». Для этого изготовили две точные копии космического бота, и, подвешенные к вертолетам, они болтались в небе. А Сергей с Иваном по-всякому на них запрыгивали, пытаясь пристегнуться.

Еще модули оснастили современным оружием, и все вволю поупражнялись в стрельбе. Как по летающим мишеням, так и по движущимся наземным целям.

Наконец, после двух или трех подгонок, Виктор дал добро на наши с Леной тренировки. Глупость, конечно. Ведь я в любом случае находился в большей безопасности, чем даже самый подготовленный профессионал. Но настаивать не хотелось, а в свойство коридора, позволяющее «вернуться», мой бывший учитель так до конца и не поверил.

Не знаю, какие трудности испытывали ребята, но у меня всё прошло без сучка без задоринки. Всё же не зря модули подвергались переделкам.

Подождав, пока вертолете висящим под ним макетом пролетит надо мной, я мысленно прикинул расстояние и прыгнул. Церебральный шлем — штука великолепная, доложу я вам. И «кузнечик» становится как бы вторым мышечным покровом, чутко реагирующим на малейшее, даже подсознательное, желание. И вот, воспарив в небе, подлетаю к корпусу катера. Скорость чуть повыше той, на которой его прототип «сняла» Лена, но это ничего. При желании модуль прыгает до километра за пять секунд. То есть двенадцать километров в минуту. Или семьсот двадцать километров в час. Правда, так быстро никто не летал, подсознательно регулируя силу толчка и тем самым ограничивая стремительность полета.

Запрыгнув на макет, подаю плашмя и хватаюсь за скобу. Щелк-щелк, руки-ноги. И вот, полностью расслабленный, я «пришит», став с кораблем единым целым. Модуль, повинуясь невысказанному желанию, принял оптимально удобную позу, и скованности я не ощущал. Покатавшись минут пять, стал освобождаться. Ноги свободно отделились от креплений, но наручные зажимы заело. Чертыхнувшись, я «перешел» и… забрал макет с собой. Не торопясь избавившись от плена, я обошел конструкцию, попытавшись пошевелить. Хоть и пустая, имитация, выполненная в натуральную величину, весила полтонны. Тяжело, однако…

Ну, вот и получилось. Сверху болтался обрывок троса. Про вертолет в момент перехода я попросту забыл. Это даже и хорошо, а то пришлось бы возмещать ущерб Российской армии. Не говоря уже о компенсации пилотам. Почухав перчаткой заднюю часть шлема, я не стал надевать парашют, а сиганул обратно просто так. Ничего, нормально. И приземлился, как после обычного прыжка. Ко мне тут же, прямо по полю, понесся «газик» Генерала.

— Как ты, живой? — Он внимательно смотрел на меня, как бы желая увидеть что-то новое.

— Как видишь. — Я постарался произнести это как можно безразличнее, и, кажется, удалось.

— А где объект?

Да уж, объект-то тю-тю.

— А вернуть сможешь?

Я пожал плечами и «шагнул» в коридор. Увы, по-видимому, всё же таланта к этому делу у меня нет. Так, сиюминутный всплеск, вызванный раздражением. Но строить на этом какие-то планы я бы поостерегся. «Выйдя», я только развел руками.

— У каждого свои таланты, — успокаивающе сказал Виктор, — а почему просто не спрыгнул?

— Да замки на руках. Заело что-то.

— Сергей! — рявкнул Генерал. — Проверить!

Зажимы оказались в порядке. Просто надо было особым образом выгнуть кисть, и они с легким щелчком прятались, давая возможность покинуть корпус катера.

У Лены дела пошли значительно лучше. И посадка и высадка протекли без эксцессов. Мы еще по разу запрыгнули на оставшийся макет, и я счел, что готов.

— С болванкой тренироваться будешь?

— Нет. Да и вообще, хотелось бы сразу посмотреть, кто они и откуда. Но на всякий случай боеголовку возьму с собой.

Я знал, что компактный ядерный заряд с детонатором весит около пятидесяти килограммов. Но при работе с модулем это равносильно тому, чтобы взять с собой коробку чипсов.

— Тогда завтра? — Я кивнул.

— Откуда пойдем?

— Давай уж из приюта. — И мы полетели в Москву.

На этот раз «мозговой трест» и Риту оставили на хозяйстве, рассудив, что дело слишком серьезное, чтобы устраивать общее посещение. Лена «вынула» Виктора с «медвежатами» и Инну, по традиции работавшую сиделкой.

— Ну, начинаем?

Мы стали скакать с крыши на крышу, привлекая внимание «зеленых человечков». Конечно, существовала вероятность, что по нам пальнут из чего-нибудь нехорошего. Но кто не рискует…

Не знаю, то ли прыжки привлекли внимание, или это был плановый облет. Но вскоре над нами не торопясь пролетел катер.

«Ба-бах» был приторочен за спиной, и я позаботился, чтобы пряжки расстегивались свободно. Лена замахала, и мы стартанули с двух разных точек. Я — с крыши небоскреба, а она — прямо с земли. Кое-какой опыт имелся, и вот мы уже встегнуты в корпус бота.

Самым поганым оказалось ожидание. Этот летающий гроб утюжил местность еще два часа. Удобства же в модуле не предусмотрены, да и пить хотелось ужасно. Но рано или поздно, а всё кончается, и наконец он стал подниматься. Воздуха оставалось часа на два, и мы продолжали ждать. Небо потемнело, и появились звезды, а минут через тридцать мы причалили к кораблю. Катер вошел в шлюз, а я стал отстегиваться. Но к боту уже бежали пришельцы, облаченные в скафандры. Лена спрыгнула рядом, и я, взяв ее за руку, «ушел» в коридор. Прибор значительно сокращал время ожидания, и «отмотав» пять минут, мы снова подлетаем к кораблю.

Я показал Лене, что надо отсоединяться, и стал снимать ранец, собираясь приторочить его к катеру. Но напарница замахала руками, и я остановился. А она, прижав шлем к моему, сказала:

— Заметят ведь и выбросят. Давай лучше с внешней стороны.

Снаружи так снаружи. И мы, оттолкнувшись от бота, полетели к кораблю. Разных торчащих железок, к счастью, хватало, и мы пристегнулись карабинами к этой махине. Он и в самом деле был огромным. Неправильный диск, около километра в диаметре. Я снова стал освобождаться от ноши, но Лена покачала головой. Потом замерла на мгновение, положив обе руки на обшивку. И «забрала» нас всех.

Уф-ф, даже окинуть его взглядом было проблематично, а тут такое…

Я показал знаками, что надо выходить, и вот мы снова в бездонной пустоте космоса. Правда, ненадолго. «Выйдя» в коридор, я раскрыл шлем и спросил:

— На сколько «вернуться»?

— А чего тянуть. Давай как только оседлали этого конька. А то два часа болтанки кого хочешь в могилу сведут.

Хронометраж я опять не вел и произнес:

— Счастливые часов не наблюдают.

— Давай на два часа.

Прибор сократил два часа до двенадцати минут, и мы снова утюжим местность, слитые воедино с корпусом катера. Совместная работа в «службе перевозок» приучила Лену не задавать вопросов. И когда я стал прикреплять боеголовку к корпусу катера, она, повинуясь условному знаку, не выказала удивления. Оттолкнувшись, мы начали спускаться вниз.

Наверное, космический корабль находился на другой стороне планеты. Во всяком случае, ядерного взрыва, оказавшегося роковым для незваных гостей, никто не услышал. Пришельцы превратились в кипящую плазму, рассеявшись радиоактивной пылью на орбите планеты. И в то же самое время они агонизировали, испытывая на себе смертоносное действие Лениного «убежища».

— Что-то не так? — Генерал смотрел удивленно. — Или боязно стало?

— Да погоди ты, — цыкнула на него Лена и «ушла» к себе. А «выйдя», кивнула:

— Стоит, родимый. И ни один головастик не выполз.

Вот так. Создав своими совместными действиями небольшой хроноклазм, мы обзавелись космическим кораблем, который и «вытащить» страшно, и попользоваться, не «доставая» из странного континуума, невозможно.

— Минуло около двух с половиной часов, — констатировал я. — Во всяком случае, по твоим словам, именно столько заняла операция до «дубля».

— Так, значит, все уже того?

— Ну, хотелось бы…

55
{"b":"5270","o":1}