ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И вы это серьезно?

— Более чем.

Да, вот куда клонил Проф. Но, если честно, я был на стороне Виктора.

Мой выходной закончился, и мы снова на Земле-2. У Генерала слова не расходились с делом, и метрах в двухстах от корабля вовсю развернулась строительство того, что Проф назвал «порталом». Я занял нейтральную позицию и просто выполнял свою часть работы. Не то чтобы я категорически за. Но Виктор прав, и начинать освоение нового мира, имея над головой дамоклов меч, просто неразумно. Никто, правда, не знал, мудро ли будет, если мы «раздразним гусей». Но видно, такова уж человеческая природа, и мы готовы сломя голову броситься к черту на рога, вместо того чтобы тихонько отсидеться в уголке.

— Спасибо, Юрка, ты мой герой. — Рита чмокнула меня в щеку, а Инна картинно насупила брови.

— Да ладно, чего уж там. Обращайся, если что.

— Обращусь, обращусь, будь уверен. А может, поехали с нами?

Я покачал головой:

— Вот обживетесь, а тогда и приеду. Новоселье справлять.

— Ловлю на слове.

И Рита скрылась за дверями контейнера, специально оборудованного для «перевозки» людей. За основу взяли железнодорожный вагон, вернее, только верхнюю его часть, снятую с подвижной платформы. Хорошенько уплотнили количество мест — и вот пожалуйста, каждый такой контейнер вмещал теперь сто человек. И при желании мы могли перебросить теперь до тысячи человек за раз, так как запасливый Виктор приказал оборудовать десять списанных вагонов.

А Рита уезжала, чтобы заняться оборудованием исследовательской лаборатории. То есть лаборатория у нас была, но, пошептавшись о чем-то с Леной, та исчезла недели на две. А потом объявила, что женщины на паях купили остров в Тихом океане. И исследованиями по изучению свойств препарата отныне будут заниматься в новом научном центре.

Ленка, как всегда, оказалась права. И не стоило хранить все яйца в одной корзине. Тем более на паях с государством. Виктору, попытавшемуся выяснить отношения, она так и заявила:

— Слишком часто в последние годы у вас менялась государственная политика, милый. И ты должен понять слабых женщин, желающих обзавестись своим райским уголком.

Я представил, чем ей, выросшей в обществе, триста лет не знавшем катаклизмов, должна представляться наша история. Удивительно, как она вообще решилась начать хоть какое-то дело в столь сумасшедшем мире.

Немного задело, что не пригласили меня, но не набиваться же в сугубо женский клуб.

Лёнька с профессором тем временем смогли оживить катера. Поколдовав с неделю и практически полностью с помощью Сергея раскурочив парочку, наконец достигли результата. Для этого пришлось задействовать управляющие шлемы «кузнечиков». Они, полностью адаптированные для людей, работали по тому же принципу, что и управление ботами. Сергей уже совершил пару пробных полетов, но осторожный Виктор Петрович никого более не подпускал. Что ж, начальству виднее. Но вот уже переоборудованы двадцать скутеров из сто двадцати пяти, имеющихся на корабле. И Генерал дал добро.

И сам же первый им воспользовался, забравшись в катер и взмыв ввысь. Мы все не заставили себя долго ждать, и, на удивление, Проф стартовал первым. Хотя всё сделано его руками, и кому же, как не ему, управляться лучше всех.

Забравшись в катер и надев на голову шлем, я почувствовал себя кораблем. И совершенно не потребовалось учиться управлению. Это было именно мое тело. Небольшие крылья, для стабилилзации полета в атмосфере. Гравитационные дюзы и обшивка корпуса — всё это стало частью меня. И чувство расстояния. Я знал, сколько потребуется времени и усилий, чтобы достичь того или иного места. И для измерения запасов горючего, которым служил водород, не требовалось никаких приборов. Да и зачем? Ведь самый совершенный прибор находился у меня под черепной коробкой. И все эти инвалидные датчики и циферблаты не вызывали ничего, кроме усмешки. Наконец-то скутеры обзавелись связью, и я окликнул профессора. Его ответ прозвучал, казалось, прямо у меня в мозгу. Видимо, догадавшись по небольшой заминке об моем удивлении, Проф поспешил успокоить:

— Не надо волноваться, Юрий. Это всего лишь одно из свойств церебрального шлема. И это действительно похоже на телепатию. Контакт между блоками управления модулей происходит на частоте радиоволн, но с гораздо большей скоростью и в закодированном виде. А уж с вами шлем общается действительно на подсознательном уровне.

Да-а, а мы-то с Ленкой, питекантропы, разговаривали, как два водолаза, соприкоснувшись лбами.

— Ну что, на Луну? — спросил Ленька.

Вот так вот, просто и обыденно. И я спросил:

— А это долго?

— Не очень, полтора часа в оба конца.

Я покрутил головой, отыскивая на небе спутник, а блок управления уже посылал в мозг данные. И в самом деле не долго. Как будто ранним летним утром решил до завтрака съездить на велике к озеру, что в часе езды, за оврагом…

Мы с Профом пристроились Лёньке в хвост и все сорок минут травили друг другу анекдоты.

В мозгу прозвучал вопрос, вернее, это было ощущение, словно я сомневаюсь и никак не могу решить, садиться мне или нет. Но Ленька разрешил мой колебания, бросив:

— Давай за мной!

Подсознание отреагировало должным образом, направив бот на посадку.

Если бы полгода назад мне, пролеживающему бока на диване в парижском отеле, кто-то сказал, что мне предстоит ТАКОЕ! Вот уж воистину, пути Господа неисповедимы.

Закинув руку за голову, я вытащил из шлема соединительный штекер и откинул верх кабины. «Кузнечик» не дал почувствовать радости одной шестой земного тяготения, нивелировав своим мощным каркасом. Но не снимать же его было. И я стал подпрыгивать, дурачась и забавляясь. Прыжки и в самом деле получались повыше, чем на Земле, а воображение дополнило остальное. Валяли ваньку минут двадцать, но вскоре унылое однообразие пейзажа надоело, и я запросился обратно.

— Ты лети, Юрик. — Ленька махнул мне рукой. — А мы с Профом поищем оружие устрашения.

К оружию я был, в общем и целом, равнодушен, а потому, забравшись в бот, оторвался от поверхности и взял курс на Землю.

Корабль был со мной одним целым, и это не преувеличение, поверьте. Я действительно ощущал все те тысячи километров, которые предстояло преодолеть. В конце концов, а почему бы и нет? И мы, будучи одним существом, «вышли» в коридор. Не знаю уж, как соотнести то, что только что мы неслись с космической скоростью и вот уже лежим на брюхе. Но ощущения неправильности не было. И мы, несомненно, находились именно в том месте коридора, где находится эпицентр, позволяющий выйти на Землю-2. Но механика, или как там называется наша ходовая, повиноваться не желала, и мы снова «вышли» в околоземное пространство. Дела, однако. Но практической пользы, в смысле транспортировки, это не давало. А с помощью Лены и так можно «перетащить» всё, что угодно. Видимо, сумбур, происходящий у меня в голове, передался блоку управления, и мы легли на орбиту вокруг Луны. Сделав полный виток, я сосредоточился на образе Земли и снова лег на нужный курс. Эх, жаль, в ближайшее время не удастся воспользоваться скутерами на нашей Земле. Конечно, никто мои восемнадцать целых семьдесят пять сотых катера (именно столько составляли пятнадцать процентов) не оспаривает. Но, представив суету войск ПВО и истерику по поводу того, что русские начали новый виток гонки вооружений, я решил не высовываться. Хотя надо попросить Лену «перетащить» десяток к нам. Мало ли, вдруг захотим поиграть в войнушку…

48

Раздался зуммер мобильника. Я достал трубку, а Виктор поморщился.

— Перезвоню через час, я занят, — бросил я, и отключился.

Совет акционеров в полном составе заседал в подвале Приюта, претерпевшем, несмотря на все «усилия» Инны, которая регулярно собачилась со строителями, значительные изменения.

Отделка конференц-зала была выполнена в новом европейском стиле, и он, как близнец, стал похож на офисы средних и мелких компаний. В центре находился стол с закругленными краями, довольно большой для этого помещения и стилизованный под черное дерево. Вокруг стола высились кресла, с виду обманчиво мягкие, с удобными подлокотниками. Но это именно офисная мебель, на которой удобно сидеть, но в то же время не позволяющая расслабляться.

60
{"b":"5270","o":1}