1
2
3
...
23
24
25
...
69

На губах Гн-трха появилась невольная усмешка. «Предупреждение», — мелькнула мысль. Если бы хотели попасть в незащищенное место, то попали бы обязательно. Впереди из густо разросшихся на склоне кустов вышли трое. Безусловно, это были полукровки. Вглядевшись, он с удивлением узнал в одном из них своего сына. Но, в светлых глазах не было должного почтения и сыновней любви. Напротив, они горели ненавистью, и, словно подтверждая чувства вожака, двое других крепко сжимали рукояти мечей.

— Ты по-прежнему сражаешься старым мечом, Нн-трн? Или вы столь осторожны, что не смогли добыть себе стальные?

— Ты, я вижу, тоже верен традиции… отец.

Слово «отец» в устах блудного сына заставило Гн-трха вздрогнуть. Что же он наделал?! Ослепленный ненавистью, он сам вырастил из своих детей убийц? Острое чувство сожаления наполнило все его существо.

— Пойдем со мной. Ведь в мире столько хороших вещей помимо предсмертной агонии жертвы. И при ближайшем рассмотрении мягкотелые не так уж и плохи.

— Предатель! — зарычал так давно покинувший его сын. — И ты, и вся наша семейка, вставшая на сторону этих… Я умру как и жил, и никто не скажет, что Нн-трн опозорил себя союзом с полуживотными.

Что ж, выбор сделан. Это случилось два века назад, и за прошедшее время обе стороны только укрепились в своем мнении. Противников было больше, но все же Гн-трх был изначально создан как боец. Сын же его был всего лишь копией, а она никогда не бывает лучше оригинала. И старый воин легко уклонялся от выпадов, парируя удары и нанося удары в ответ. К тому же у них не было «запаса». Арбалетчики, загоняя полукровок, подобно дичи, в ущелье, изрядно подточили их силы. Верховный же был «полон» до краев. Всегда ведь найдутся недовольные, да и просто уголовники, наконец. Так что недостатка в энергии не было. Конечно, это не заменяло радости охоты или восторга боя. При первой же возможности весь Клан принимал участие в сражениях, стяжая славу и получая удовольствие.

Правда, сегодня не будет ни того ни другого. Никто не любит признавать свои ошибки. И тем более устранять последствия. Но, такова цена. И лучше заплатить ее сейчас, ибо с каждым годом становится только хуже.

Когда Нн-трн пал, его товарищи, возможно даже потомки, казалось, потеряли волю к победе. Покончив с ними, Император сел на траву и стал ждать. Регенерировал лишь один. И едва оживший поднял голову, тот, кто, возможно, был его дедом, нанес последний удар.

— Простите меня, — тихо прошептал Гн-трх. — Но, вы несли с собой хаос. А этому миру нужен порядок, ведь иначе нельзя…

ГЛАВА 15

Юлька потянулась и окинула взглядом комнату. За последний месяц, благодаря стараниям Алексея Ивановича, новая квартира приобрела совершенно другой вид. Была приобретена красивая мебель. Пол и стены украсили ковры спокойных расцветок. А в углу высилась громадная стойка с электроникой. Телевизор последней модели, стереосистема. Напротив расположился стол с компьютером, оснащенным жидкокристаллическим монитором.

— Наплюйте на условности, Юлия Даниловна, — убеждал прелестного доктора Алексей Иванович. — Мы же теперь партнеры, а я не хочу, чтобы человек, с которым у меня общее дело, ютился в убогой обстановке.

Поначалу девушка решила обидеться, но, окинув взглядом маленькую съемную квартирку, мысленно согласилась. Хозяйка, сдававшая ей жилье, поставила здесь самую плохонькую мебель. Но, не выбрасывать же ее было. И тогда Алексей Иванович купил эту квартиру, оформив ее как собственность косметического кабинета «Радость». Так что, по крайней мере официально, половина жилплощади принадлежала Юле. Словно решив поиграть в сказочного принца, Смирнов настоял, чтобы она приняла в подарок сотовый телефон, и вручил ключи от машины. Маленький серебристый «Фольксваген» и вправду очень понравился новой владелице. А так как покупка была оформлена также на их совместное предприятие, то сильно возражать девушка не стала.

Умывшись и бодренько попрыгав под музыку, изображая «вдох глубокий, руки шире», Юлька неторопливо потягивала кофе, когда прозвучал звонок.

— Привет, подруга, это Пестрова.

— Узнала. Что-то новенькое?

— В общем, да. Я дала адрес, так что часикам к десяти жди гостя.

Они договорились, что Лена как бы работает на их оздоровительном предприятии и все подходящие случаи будет направлять к ней. Конечно, давали рекламу, но сколько их, частнопрактикующих врачей? Так что иметь в ее лице своего агента оказалось очень даже неплохо. Расценками занимался Смирнов, опять же консультируемый Пестровой. Но, несмотря на столь деятельное участие в делах, бросать работу и переходить в штат маленькой лечебницы Лена пока не спешила. А Юлька вовсю отдалась любимому делу. «Громоотводы», роль которых по-прежнему исполняли несчастные бродячие собаки, поставляли все те же сотрудники санэпидемстанции. Юлька не интересовалась, что им пообещал Алексей Иванович, но каждый день к ней доставляли перепуганную собаку, а после «разрядки» увозили останки послужившей доброму делу животины.

Случаи же попадались самые разные. От простого жировика и больного зуба до серьезных заболеваний, угрожавших жизни пациентов. В последних случаях без Юлькиного вмешательства дело непременно закончилось бы трагически. Девушка пыталась разобраться, как же у нее это получается. Но, мысли неизменно заходили в тупик, и в конце концов Юлька отбросила никчемные попытки. Достаточно того, что она «заставляла работать» организм пациента, включая какие-то скрытые механизмы и избавляя тело больного от совершенных ошибок. Два или три раза Ленка присылала, казалось бы, безнадежные случаи. Рак, знаете ли, штука серьезная. Но, считавшие себя обреченными люди уходили с видимым облегчением на лице. А в душе эскулапа поселялась радость. Было немного жаль, что нет возможности поделиться опытом. Но, даже все понимающая Пестрова в ответ на попытки объяснить только махала рукой.

— Ты уникум, дорогая. А чудеса не поддаются препарированию. Или вместо того чтобы работать, хочешь превратиться в подопытную свинку?

Превращаться в лабораторную крысу Юльке не хотелось. Да девушка и сама чувствовала, что даже самые скрупулезные исследования не смогли бы создать еще одну, подобную ей.

Квартира покупалась с учетом расположения места работы. И добиралась Юлька пешком. В одном из захиревших институтов были арендованы три комнаты. После ремонта двери украсила бронзовая табличка. В принципе достаточно было бы и ее одной, но помещения в институте сдавались блоками. Так было удобнее. Переступив порог, больной сразу попадал в лечебный кабинет: письменный стол, телефон, неизменный компьютер. У входа — вешалка для одежды и три кресла. На окнах светлые жалюзи. По обе стороны располагались двери, которые вели в два других помещения. Одно из них было переоборудовано в процедурную, вызывавшую у Юльки неизменную улыбку. Но, на этом настояла Ленка.

— А если какая-нибудь проверка? Или ты хочешь, чтобы тебя обвинили в шарлатанстве?

В другой комнате стоял диван, имелся телевизор, а лежащий на полу ковер создавал ощущение домашнего уюта. В комнату отдыха пациентов врач, как правило, не приглашала.

В десять часов утра в дверь постучали, и на пороге появилась целая процессия. Мужчина лет сорока, в хорошем костюме. За его спиной маячила, по-видимому, жена, одетая в бирюзовое платье. Парень лет семнадцати остался на пороге. Весь покрытый пятнами, он, казалось, окаменел при виде Юльки.

— Я… не пойду.

— Пойдешь, куда ты денешься, — грозно глянул на него мужик. — Или хочешь на всю жизнь кастратом остаться?

Юноша покраснел еще больше, но вошел, закрыв за собой дверь.

Судя по диалогу, пациентом был именно он. Решив не смущать парня, врач попросила его:

— Подождите, пожалуйста, в коридоре. А мы с вашими родителями обсудим ситуацию.

Видимо, такое положение вещей его вполне устраивало, так как дверь быстро захлопнулась.

— Так что же случилось?

— Понимаете, Славик очень ранимый мальчик, — неуверенно начала женщина. — И вообще, мы бы не хотели, чтобы дело было предано огласке…

24
{"b":"5271","o":1}