ЛитМир - Электронная Библиотека

Оглядев свои новые владения, гость, сразу почувствовавший себя как дома, прошел в душ.

Бросив по дороге взгляд на часы, решил не затягивать. К тому же он здорово проголодался.

Теплая мыльная пена покрыла его с головы до ног, и юноша заработал мочалкой, оттирая остатки крови и липкий предсмертный пот. Потом, смыв с себя белые хлопья, включил холодную воду. Колючие ледяные струйки буквально обжигали, но он сменил температуру воды, и кожу ошпарило кипятком. Повторив процедуру несколько раз, молодой человек закрутил кран и досуха вытерся махровым полотенцем. Это была его любимая комбинация в отсутствие бани и снега. Но, на дворе стоял июнь, да и ничего похожего на сауну поблизости не наблюдалось.

На полке перед зеркалом стояло множество баночек, но новый хозяин пренебрег всем этим разнообразием. Он просто вышел из ванной и открыл холодильник. Соорудив себе огромный бутерброд, запивая его молоком, парень уселся на стоящий посреди гостиной диван и включил телевизор.

Обычная суета огромного города. Новости служили скорее фоном для размышлений, чем действительно интересовали. Но, информации к размышлению практически не было, и вскоре визитер, утомленный событиями прошедшего дня, незаметно для себя заснул.

Человек же, организовавший охоту, разогнав прислугу и отправив домой шофера, готовился «выйти в люди». Сейчас он был один в своем загородном особняке, и ничто не могло помешать предвкушению предстоящих событий.

Уже более полувека, как он завоевал себе кусочек «места под солнцем», вытеснив прежнюю хозяйку. Вот так же как и этот сосунок, он приехал в город из глухого сибирского поселка. И просто ошалел от обилия того, что про себя он называл «свежим мясом». Его заприметили где-то на третьей жертве и устроили настоящую облаву, вынудив уйти под землю. Но, в московских катакомбах тоже вовсю бурлила жизнь и жертв хватало.

За три недели, проведенные в переплетении древних ходов и коридоров, он лишил жизни десять человек.

Это был неплохой запас прочности, и можно было начинать войну. В случае смерти от пули или удара ножа отдавалась чужая, «консервированная» жизнь. Правда, было одно маленькое неудобство. Расставшись с очередной «заместительницей», вампир автоматически лишался памяти жертвы. Хотя воспоминания несчастных «детей подземелья» в большинстве случаев не могли принести ощутимой выгоды, и жизни вычеркивались без сожаления. Причем самым ужасным было то, что бессмертные души этих людей исчезали навсегда. Безо всякой надежды на новые воплощения. Земной же оболочке, зачастую не ведавшей о возможности реинкарнации, расставание с энергией, дававшей возможность бренному телу существовать, акт умерщвления казался довольно приятным. И «мясо» навеки уходило в небытие со счастливой улыбкой на устах и тихой радостью в затуманенном сознании.

Сегодняшний выход был как никогда важен, ибо совмещал полезное с приятным. Погрузить в морок предсмертных грез Иваныч собирался заместителя начальника правления одного из многочисленных банков Москвы, подписавшего бумаги на получение кредита подставной фирмой, принадлежащей собирающемуся на охоту. Мавр сделал свое дело, и наградой ему будет смерть. Легкая и безболезненная, вдвойне приятная оттого, что деловой человек считал себя атеистом и прилюдно высмеивал существование так называемой души. Что ж, блажен, кто верует. Хотя в данном конкретном случае все было с точностью до наоборот.

Иваныч, полное имя которого по паспорту было Алексей Иванович Смирнов, потянулся и встал из кресла. Пора. Он спустился в гараж. Увы, столь редкая способность, позволявшая «позаимствовать» чужую жизнь, не делала его всемогущим. И он не мог, подобно Дракуле, летать или двигаться с незаметной для глаза обыкновенного человека скоростью.

Конечно, он был силен и отличался отменной реакцией, но все в пределах нормы. И захоти он немного поддаться, не используя свои способности, то нормальный мужчина вполне бы мог победить его в единоборстве. Но, желания такого ни разу в его жизни не появлялось, и в любом противостоянии он мгновенно забирал у противника все силы, не давая тому ни малейшего шанса. С увеличением их числа сила его только умножалась, ибо любое прикосновение к врагу означало для того неминуемую смерть.

Демон в человеческом обличье или, если хотите, человек с повадками демона выехал из гаража на ничем не приметном «фольксвагене» на встречу с очередной жертвой.

Его визави жил километрах в сорока в загородном доме, похожем на его собственный. И через полчаса господин Смирнов протягивал секьюрити визитку, слегка коснувшись при этом оголенного запястья. Тот мгновенно обмяк, а убийца остался на месте, справедливо полагая, что за ними наблюдает его напарник. Охранник не заставил себя долго ждать и выскочил за калитку, настороженно оглядывая посетителя.

Стоявший перед ним тридцатилетний мужчина в дорогом костюме был безоружен, но вызывал смутное беспокойство.

— Повернитесь, — приказал страж, — я должен убедиться, что вы не вооружены.

С покорной улыбкой тот развернулся к нему спиной, стараясь ничем не выказывать агрессии. Зачем? Канули в лету времена бурной молодости, когда энергия бьет через край и хочется подурачиться, размахивая кулаками и круша черепа направо и налево. А мальчик… Ему просто не повезло. Может быть, он даже пошлет толику денег его родным… Губы убийцы тронула едва заметная улыбка. Что-то он стал сентиментален. Старость, понимаешь.

Но, тело его было тридцатилетним, и, подхватив обоих за ремни, он втащил тела в сторожку. Достал из видеомагнитофона кассету и сунул в карман.

Незадачливый кредитор сидел перед телевизором и обернулся на звук шагов.

— Мы знакомы?

— Как раз затем я и пришел. Мы встречались мельком, на приеме в честь пятой годовщины вашего банка.

И протянул руку.

Ничего не подозревающая жертва пожала ее и на несколько секунд погрузилась в мир своих самых сокровенных грез. А физическая оболочка ничком рухнула у ног так и не представившегося гостя.

Юля проснулась среди ночи вся в холодном поту от неосознанного беспокойства. И вспоминала о том, что произошло. Вчера был самый обычный июньский вечер. Около двенадцати она легла спать и, вымотанная сумасшедшим днем, заснула почти сразу. Потом вдруг почувствовала могильный холод, от которого волосы на затылке стали подниматься дыбом.

Испуганная и в то же время глубоко зачарованная, она стала оглядываться. Полутемная комната, заставленная хорошо знакомой мебелью, несомненно, была ее собственной. Не понимая толком, что же хочет обнаружить, она всматривалась в полумрак и в дверях разглядела молочно-белую фигуру, напоминающую привидение. Самый настоящий призрак, среднего роста и закутанный во что-то похожее на саван. За свою жизнь Юля никогда не видела савана, но почему-то решила, что это именно он.

Рукой привидение опиралось на косяк и при этом с любопытством разглядывало девушку. Та была испугана и лихорадочно пыталась сообразить, знакомы ли они и есть ли между ними хоть какая-то связь.

Призрак направился к постели, и Юля непроизвольно сжалась, поддаваясь заполнившему душу ужасу и закрыв при этом глаза ладошками, словно маленькая девочка. Но, желание разобраться, чем она обязана визиту незваного гостя, прибавило смелости, заставив убрать руки и посмотреть на таинственное существо.

Вот фигура-призрак оказалась рядом с ее постелью, на расстоянии менее полуметра, мягко взяла за плечи и подняла над кроватью. Юля сразу же успокоилась, почувствовав, что неведомое существо не причинит ей вреда. Появилось едва различимое ощущение движения… Девушка, в которой страх уступил место любопытству, не пыталась сопротивляться.

Чувство полета исчезло, и Юля с удивлением обнаружила, что по-прежнему находится в своей комнате. Но, теперь она была не одна. В гости к ней пожаловали три женщины. Все три такие разные, но всех роднили следы былой красоты и величия, подобное которому бывает только у богинь. Богинь девушка тоже никогда не встречала, но вот пришло на ум, и все тут.

3
{"b":"5271","o":1}