ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нас интересует как? Что это за яд, которым вы воспользовались?

— Могу я задать вам вопрос?

Обрадованный, что задержанный пошел на контакт, дознаватель милостиво кивнул, не став изображать из себя эдакого «здесь вопросы задаю я».

— Как вы связали человека, запечатленного на пленке, со мной?

— Обижаете, — довольно улыбнулся следователь, — у ведомства, подобного нашему, есть свои маленькие секреты.

Алексей Иванович пожал плечами. Скоро, после того как он «выпьет» хотя бы одного из этих умников, ему и так все станет ясно. А пока будем играть в сотрудничество.

Десять лет службы охранником не выветрились из его памяти. И если здешняя пенитенциарная система хоть в чем-то похожа на ту, в которой пришлось работать ему, то из тюрьмы ему не уйти. Ни живым, ни мертвым. Конечно, можно попытаться пойти напролом и, получив автоматную очередь, прикинуться покойником. Но, ведь и морг наверняка находится здесь же. Да и вряд ли он сможет достоверно изображать труп столь долго. Тело мгновенно выдаст его, регенерировав, и тогда будет совсем плохо.

— Так что же, будем молчать или станем сотрудничать?

— Станем сотрудничать.

— Тогда первый вопрос: на кого вы работаете?

— Не знаю. Заказы мне передают, оставляя в условленном месте данные на очередного «клиента». Там же оставляют деньги.

Алексей Иванович решил прикинуться наемным убийцей. Заказчиков не знаю. И вообще с меня взятки гладки. А если потребуют указать положение тайника, выяснится, что тот находится где-то в лесу, под неприметным деревом…

— Хорошо, допустим. Как же тогда вы получили первый заказ?

— Это и был первый, — попытался соврать Смирнов.

— Не лгите. Убрать человека такого масштаба новичкам не поручают.

С фантазией у Алексея Ивановича было туго, и он попросту замолчал. Выждав довольно длительную паузу, следователь задал следующий вопрос. Видно было, что он неплохо подготовился к разговору, так как читал не по бумажке и был в курсе событий.

«Все-таки артист», — невесело усмехнулся арестованный.

— Где вы храните образцы препарата.

— Это не препарат. — Беседа стала надоедать, и Алексей взял быка за рога: — Просто у всех есть определенные точки…

— Не говорите ерунды. У нас работают неплохие специалисты. И если бы в природе имелось что-то подобное, мы бы об этом знали,

Что ж, он давал ему шанс удовлетворить любопытство. Хотя, может, версия с отравлением гораздо лучше. А яд ему передают вместе с заказом.

— Я хочу спать, — уперся Смирнов. — Завтра в тайнике должна быть очередная «почта», вот и ищите, коли охота.

Сказанное прозвучало по-детски наивно, но выбора попросту не было. Осталось только подобрать место. Но, это не так уж трудно. Мало ли их, подходящих для побега уголков, позволяющих оторваться от преследования?

— Где находится этот «почтовый ящик»?

— Так сразу не опишешь… — Мысли лихорадочно заметались. Все-таки он не был готов. Это должен быть лес, хотя нет, догонят с собаками. Тогда река. Да, река— именно то, что нужно. Он может держаться под водой минут десять, а если учесть «запас прочности», то и сорок продержится. Значит, решено, тайник устроим на мосту. Желательно повыше и подальше от города.

— Это в ста километрах на северо-восток от Москвы. — Алексей Иванович назвал место, куда иногда ездил порыбачить. — На мосту через Москву-реку свинчивается один из каменных шаров. Там есть углубление, куда и кладут «почту».

Видно было, что собеседник ему не поверил, но возражать не стал. Достав карту области, протянул вместе с карандашом, попросив при этом:

— Покажите.

Сориентировавшись, арестованный ткнул кончиком карандаша в место предполагаемого тайника. Следователь убрал карту в стол, после чего, нажав кнопку звонка, приказал вошедшему конвоиру:

— Уведите арестованного.

Его вели по коридору, освещенному унылым, желтым светом. Стены, до уровня глаз выкрашенные болотного цвета краской, с обеих сторон украшали серые металлические двери. Как он и предполагал, коридор был разделен решетками на отсеки. И даже убей он конвоира, дальше очередной решетки ему не убежать. Когда дверь камеры с лязгом захлопнулась, Смирнов улегся на узкую койку и уставился в потолок. Не то чтобы поворот событий слишком огорчал его. Напротив, острота ситуации придавала пикантность последним, слишком уж спокойным годам. Так, легкая досада человека, которого попросили съехать, заранее не предупредив.

— Уведите задержанного.

Человек на экране телевизора, заложив руки за спину, покидал кабинет следователя. Видеомагнитофон был выключен, кассета спрятана в коробку, и следователь сел в кресло напротив своего непосредственного начальника.

— И как, Владимир, ты ему веришь?

Спрашивающий, человек в штатском, принимал участие в задержании, а теперь разминал в пальцах сигарету и не спешил при этом закурить.

— Явно врет, Сергей Игоревич. Да и тайник придуман для того, чтобы попытаться бежать.

— То-то и оно, — вздохнул собеседник. — Только вот проверить все равно придется. Инструкции — они, знаешь, для всех писаны.

— Проверим, не сомневайтесь.

— Ты смотри там у меня. Чтоб мышь не проскочила.

— Да куда он денется. Разве что в реку. Так я заранее с местной милицией свяжусь, чтоб дали на всякий случай катер. Даже если и спрыгнет, далеко уплыть не сможет. И на мосту наши ребята будут.

Старший неопределенно кивнул и, бросив в корзину для мусора так и не зажженную сигарету, не попрощавшись, вышел из кабинета.

— Руки за спину, лицом к стене.

Вертухай был бесстрастен, а Алексей Иванович вспомнил себя полвека назад. Кто бы сказал тогда — не поверил бы.

Лязгнула, закрываясь, дверь камеры, и его повели по коридору. Открывались и закрывались по пути решетки, менялись лица, казавшиеся ему одинаковыми. Наконец он во дворе и перед ним распахнутая дверца автозака. Тут же конвой с автоматами и собакой. Негусто что-то. Хотя наверняка взвод бравых ребят в автобусе ждет за воротами тюрьмы. Кого-то из них сегодня настигнет смерть, одновременно послужив ему «пропуском» на свободу. Машина с заключенным выехала за ворота, и Смирнов с удовлетворением убедился, что был прав насчет дополнительной охраны. Да, от этих никому не уйти. Живым не уйти. Но, ему все равно, и убежит он мертвым. Даже если и не удастся «захватить» кого-то с собой, у него достаточно сил и энергии для побега.

Ехали больше часа. Пока не выехали из города, Смирнов смотрел в окно и ловил испуганные и удивленные взгляды прохожих во время остановок на светофорах. Им, свободным и благополучным, его лицо, выглядывавшее из зарешеченного окошка, должно быть, казалось воплощением чего-то страшного. Такого, чему нет места в обыденной жизни и именно поэтому вызывающего жуткое любопытство.

Автозак остановился, и Алексей глянул через решетку. К двери подошел следователь.

— Надеюсь, вы понимаете, что в случае попытки к бегству будет вестись огонь на поражение? В любом случае вам не уйти.

— Немаленький.

Дверца распахнулась, и Смирнов в плотном кольце людей в масках ступил на бетон моста.

— Показывайте, — потребовал следователь.

Алексей перегнулся через перила. Надо же, а он не дурак, даже катер внизу дежурит. Вот только вряд ли на нем есть водолазы.

— Чуть вперед пройдем.

Они стояли в самом начале моста, и было слишком мелко. Конечно, ему-то все равно, но рыба ищет, где глубже…

Сопровождаемый нацеленными на него стволами автоматов, он неспешно пошел по мосту, окидывая взглядом реку и мысленно прощаясь. Сегодня здесь умрет Алешка Смирнов. Что ж, тридцать лет не так уж и мало. Да и сколько раз еще предстоит менять имя? По крайней мере, теперь он сделает это по уважительной причине.

Схватив руками шар, служивший украшением перил, и сделав вид, что пытается повернуть, он попросил:

— Вот тут надави.

И парень по имени Владимир помимо воли сделал шаг навстречу своей гибели.

ГЛАВА 22

Юлька отстранилась от Майкла и, сделав страшные глаза, уставилась на Пестрову.

35
{"b":"5271","o":1}