1
2
3
...
51
52
53
...
69

На лице Егорова помимо воли появилось выражение восторга вперемежку со страхом — страхом перед невыполнимостью взваленной им на свои плечи задачи. «А ведь именно так все и было, — промелькнула мысль. — Сначала Верховному покорилось одно племя, потом второе. Третье, испуганное мощью объединившихся двух, сопротивлялось, но уже не так сильно. А с десятым и вовсе не возникло трудностей. И с Землей не возникнет проблем. Особенно если учесть, что пришельцы избегают открытой агрессии. А потом будет просто поздно. И никому и в голову не придет воспротивиться эдакой мощи».

Теперь, получив в свое распоряжение ментаграммы рядовых имперцев, он стал понимать, как все происходило. Высшие, по сути своей являясь неким подобием биороботов и начисто лишенные фантазии, олицетворяли собой силу, призванную тащить и не пущать. А мягкотелые, деятельные и гораздые на выдумку, жили слишком недолго, чтобы представлять реальную угрозу существованию Империи. И только он и ему подобные, по чьему-то недосмотру соединяющие в себе способности обоих видов, представляли угрозу Клану. Тогда, на заре возникновения Империи, они, подобно малым детям, дорвавшимся до относительного могущества, пошли по пути наименьшего сопротивления, став проказничать. И были жестоко наказаны.

Все это подобно вихрю пронеслось у него в голове, однако никак не решало насущных проблем. Землю готовили к присоединению, и об этом догадывался только он. Не землянин. Изгой, живущий на этой планете паразитом и, по прихоти провидения, решивший встать на ее защиту.

Ситуация чем-то напоминала древнюю историю России, когда на княжение приглашались иностранцы, вершившие судьбы и историю. С той лишь разницей, что его-то никто не приглашал. Но, поскольку узурпировать можно лишь законную власть, а место руководителя сопротивления всегда занимает достойнейший, Алексей Сергеевич этим ничуть не смутился. Если честно, он даже не задумался.

Поскольку плана у него не было, то Алексей Сергеевич просто решил сменить место базирования корабля. Всплыв на несколько метров над грунтом, он взял курс на восток.

Отплыв от мыса Нордкин, он вскоре оказался у берегов Кольского полуострова. Ни карт, ни каких-нибудь приборов в кабине не было, но трехмерное изображение существовало у него в голове, где-то на краю сознания. Он мог наблюдать за курсом скутера, идущего на крейсерской скорости под водой.

В конце концов, а почему бы и нет? Западноевропейская группа им уничтожена. А из двух зол он почти уже выбрал то которое ближе. К тому же, отметил с улыбкой, история этой страны богата бунтами. И возникни такая необходимость, россиян гораздо легче склонить к сопротивлению, чем законопослушных американцев. Ведь ни Наполеону, ни Гитлеру не удались лелеемые ими планы. Так что, возможно, и Верховный обломает зубы об этот твердый орешек.

Егоров дал катеру команду лечь на грунт неподалеку от Мурманска. Облачившись в скафандр, покинул корабль и включил автомаскировку. Скутер, скорее всего, снова покроется льдом или же, пустив слабый ток, привлечет к корпусу всевозможную мелкую живность, превратившись в поросший рачками плоский булыжник. Егорова это занимало мало. Скафандр обладал достаточно малой массой, чтобы не привлекать к себе внимания пограничников. Подсознательно Алексей Сергеевич выбрал небольшую скорость. Так что на берег вышел без проблем и, взяв с собой пульт дистанционного управления, отправился к ближайшей дороге, предварительно приказав своему универсальному транспортному средству затонуть недалеко от берега.

В городе за полторы тысячи долларов Егоров купил подержанный микроавтобус и вернулся к морю. Как оно дальше повернется, неизвестно, и лучше иметь возможность мгновенно эвакуироваться за пределы атмосферы. Стартовый импульс скафандра довольно силен, так что достичь скутера он в случае чего сможет одним, «прыжком». Алексей Сергеевич совсем не боялся привлечь к себе внимание. И самое приятное в этой ситуации, что чем хуже — тем лучше. Чем больше он будет безобразничать, тем скорее люди поверят в возможность вторжения. Строго говоря, у него была мысль приземлиться на Красной площади и, произведя фурор, вслух заявить о готовящейся агрессии. Сдерживало только отсутствие убедительных доказательств да неверие в скорое реагирование неповоротливой государственной машины. Как и все изгои, он был одиночкой. Хищником, действующим тихо и быстро. К тому же обвинение в убийстве с него пока никто не снимал.

Погрузив скафандр в пикап, для чего пришлось снова облачаться и вплыть внутрь на антигравах, Алексей Сергеевич взял курс на Москву. На лице его играла улыбка, вызванная анекдотичностью ситуации, В самом деле, что бы вы сказали, если б, допустим, увидели, как на телеге, запряженной парой ломовых лошадей, везут новенький гоночный «Феррари»? К тому же вполне исправный.

ГЛАВА 32

Юлька вышла из машины и направилась в сторону моря. Она взяла у инструктора всего один урок и, извинившись и нагородив какой-то чуши, отказалась продолжать, заплатив тем не менее за весь курс сполна. «Скачанная» ментограмма, полагала она, дала ей вполне удовлетворительные навыки. Что ж, пришло время на деле доказать, на что девушка способна в маске и с тонами за спиной.

Было около пяти часов утра. Вода в это время гораздо теплее воздуха, и возникает ощущение, будто погружаешься в парное молоко. Арендованный ею катер стоял у причала, снаряжение она погрузила с вечера, и оставалось только отчалить. Бравый Грегори, огорченный потерей симпатичной ученицы, довольно прозрачно намекал, что готов сопровождать ее во всех начинаниях, но Юлька отвергла помощь. Дело это конфиденциальное, можно даже сказать, сугубо личное, так что помощники ей ни к чему. Юлька подошла к причалу и склонилась над катером. Тень ее, упавшая на воду, заставила заметаться мелкую рыбешку, роившуюся возле опор.

— Давай, подруга, — взбодрила она себя, — назвалась груздем — лезь теперь в воду.

Несмотря на ускоренный курс и самовнушение, что она просто ас-подводник, сердце часто-часто билось, подобно птичке, попавшей в силки.

Юлька завела мотор и взяла курс в открытое море. Из «воспоминаний» пациентки она приблизительно представляла направление поисков, но и только. Дойдя до места трагедии, Юлька закрыла глаза и на несколько мгновений стала несчастной Мери Джейн. Вот снова перед ее глазами громадина корабля входит в воду.

Та ее часть, которая была Аа-нау, тут же определила скорость скутера и приблизительное место посадки. Вновь запустив мотор, Юлька изменила направление и проплыла еще мили три.

Девушка бросила якорь над россыпью пестрых камней и поросшими зеленью валунами, возвышавшимися тут и там. Море было удивительно прозрачным. Девушка посмотрела вниз и увидела сквозь толщу воды маленького серого краба, небрежно гуляющего среди зеленых водорослей.

Юлька вздохнула и стала надевать сбрую. Яркий гидрокостюм, оставляющий ноги открытыми и в то же время не дающий телу переохладиться. Потом баллоны и маску. В последнюю очередь были надеты ласты. И, уверяя себя, что все будет хорошо, она спиной погрузилась в воду.

От загубника во рту сразу появился привкус резины. Юлька разозлилась. Чертовы баллоны стесняли движения, маска все сильнее врезалась в лицо, а гул в ушах нарастал. Юлька с усилием несколько раз глотнула, продуваясь. Осторожно поддула носом в маску — «обжим» чуть ослаб. До дна оставалось совсем чуть-чуть. Но, там, на дне, не было ничего хотя бы отдаленно напоминающего космический корабль. Проплыв метров сто, девушка обнаружила кусок рельса. Каким ветром его занесло за несколько миль от берега? Железо обросло какими-то водорослями, похожими на мох, и ракушками. Юлька подплыла и зачем-то потрогала швеллер рукой. Краями, острыми как бритва, запросто можно было порезаться, и она отдернула руку.

«Какого черта! — промелькнуло в голове. — Что я вообще тут забыла?»

Юлька развернулась и с силой заработала ластами. Маска давила на лицо, вызывая раздражение. Кроме того, пересохло и першило горло. А ведь приходилось постоянно глотать, чтобы не болели барабанные перепонки, угрожающие, чего доброго, лопнуть. Слегка сбавив темп, девушка осторожно поплыла вперед. Потревоженная морская мелочь торопилась уступить дорогу. Юлька двигалась, наслаждаясь тишиной и невесомостью. Подводные заросли слегка покачивались, повинуясь неощутимому течению. Быть может, начинался прилив? Фантастическая, нереальная картина, дополняемая гирляндой пузырьков ее дыхания. Юлька великолепно слышала каждый вдох, сопровождаемый не менее сюрреалистическим скрипом и бульканьем стремительно убегающих вверх маленьких воздушных шариков.

52
{"b":"5271","o":1}