ЛитМир - Электронная Библиотека

Услышав это заявление, Николай окинул Джинни взглядом. Полуголая и загорелая до черноты, она была, безусловно, хороша. Вот только в самолете выглядела бы совсем неуместно.

— Ты позволишь сделать тебе подарок?

Джинни улыбнулась:

— Кому бы другому не позволила. Но, ты ведь еще считаешься моим парнем. Верно?

— Верно, маленькая.

Покинув волшебную страну, они зашли в ближайший магазинчик и оделись подобающе путешествию. На обоих были светлые брюки. Джинни надела маечку, а Николай рубаху с короткими рукавами. Довершили дело шапочки с козырьками и черные очки. Поначалу девушка хотела выбрать платье, но, взглянув на свои коленки, прыснула в ладошку и предпочла брюки.

Аэропорт Лос-Анджелеса — один из крупнейших в стране. Раньше на внутренних рейсах почти не было формальностей, но после событий 11 сентября досмотр ужесточили. Николай был удивлен, что его девушку зовут не Джинни, однако вслух ничего не сказал. В конце концов, он такой же Николай, как и папа римский. Так что каждый имеет право называться как хочет. Они взяли билеты и не торопясь прошли через центральный вестибюль аэровокзала, в котором находилась масса народа. Кто-то кого-то встречал, кто-то грустил, расставаясь. Одни только что прилетели, а других, наоборот, ждала дальняя дорога.

Молодые люди спустились по эскалатору на подземный уровень, где располагались магазины, видеоигровые салоны, парикмахерские, бары, кафе и рестораны.

Пассажиров здесь было еще больше, чем наверху. В ожидании своих рейсов они тратили время и деньги на разнообразные, в большинстве своем бесполезные приобретения, стильные прически, хот-доги, пиво, кока-колу и развлечения. И Николай, и Анна Луиза впервые окунулись в атмосферу этого небольшого, но шумного и суматошного маленького города в городе, где всегда царит немного нервозное оживление. Потолкавшись минут двадцать в людском море, они почувствовали, что нагуляли аппетит, и вошли в небольшой ресторанчик, скромно приютившийся в самом конце подземного царства. Уселись за столик и, пока официант выполнял заказ, неторопливо пили минеральную воду и от нечего делать наблюдали за декоративными рыбками, которые плавали в огромном, встроенном в стену аквариуме.

— Ты точно уверен, что хочешь поехать со мной? — продолжая начатый в Диснейленде разговор, поинтересовалась Джинни.

Юноша кивнул.

— С хиппи меня связывала только ты. А раз ты уезжаешь, какой смысл торчать на пляже?

Не в силах скрыть радость, Джинни поцеловала парня, перегнувшись через стол. Но, тут принесли заказ, и путешественники усердно заработали челюстями.

Вопреки страхам девушки, перелет прошел без каких-либо эксцессов. Боязно же ей было потому, что в одном из самолетов, сыгравших свою роковую роль 11 сентября 2001 года, летели ее родители. И тогда маленькая Анна Луиза дала себе страшную клятву путешествовать только наземным транспортом. Но, время залечило детские фобии, да и неудобства, перечисленные выше, перевесили чашу весов в пользу аэробуса.

В Новый Орлеан прибыли уже под вечер и сразу взяли такси. Лимонно-желтый кеб привез их прямо к дому, и, расплатившись, они вошли во двор. Родительский дом нисколько не изменился за год отсутствия. В нескольких окнах горел свет, и молодые люди постучали в дверь.

В человеке, вышедшем на стук, она не сразу узнала Тома.

— Вам кого? — В голосе звучало нетерпение. — Если вы к отцу, го подождите немного.

— Кто там, милый? — Из-за его плеча высунулась рыжая девица. — Кто эти люди?

Барышня была пьяна и ничуть не смущалась этим.

— Значит, не узнал? — В голосе Анны Луизы звучал металл.

— Да кто вы такая, черт возьми!

— Зови давай папочку. Он тебе объяснит, кто я такая и куда тебя пошлю через пять минут!

Но, звать никого не пришлось. Мистер Саймон уже вышел на крыльцо:

— Чем обязан?

— Всем!

Было довольно темно, и света, падающего из открытой двери, явно не хватало старческим глазам.

— Проходите, молодые люди! Я надеюсь получить внятные объяснения!

Едва Анна Луиза шагнула за порог, как мистер Саймон слегка изменился в лице. Однако, стараясь не подавать вида, севшим голосом произнес:

— Том, Сара, оставьте нас одних. Но, парочка уже и так удалялась наверх. Судя по всему, эта девица поселилась здесь всерьез и надолго.

— Итак, кто вы такие и чего хотите?

— Да так, ничего особенного. Просто я вернулась в свой дом со своим женихом. И прошу очистить помещение, так как более не нуждаюсь в опеке.

— Извините, мисс. Но, моя подопечная пропала без вести более года назад. Безусловно, некоторое сходство с ней у вас есть, но это не дает вам никакого права врываться среди ночи в дом к уважаемым людям и творить безобразия.

— Значит, вот как!..

От возмущения у нее сперло дыхание, и голос прозвучал сдавленно.

— Именно, дорогая! А теперь попрошу вас покинуть этот дом, иначе я вызову полицию!

Этого уж девушка стерпеть не могла и, вскочив из кресла, бросилась на старого негодяя. Не ожидавший такого поворота событий, тот невольно отступил под натиском Анны Луизы. Но, тут дверь распахнулась, и, держа перед собой пистолет, на пороге появился Том.

— Отец!

То ли алкоголь сыграл свою роль, а может, страх за судьбу родителя, но он нажал на спусковой крючок. Однако, вопреки ожиданиям, выстрел не достиг цели — девушку заслонил Николай. На рубашке заалело пятно, и юноша повалился на пол.

— Нет! Ты убил его, подонок!

Сжав кулачки и не соображая, что делает, Анна Луиза или, скорее, Джинни бросилась на Тома. Но, тут же упала, схваченная сзади за волосы своим опекуном.

— Зачем ты стрелял, идиот?

— Но, папа! Это ведь она! И кроме того, ты был в опасности.

— Ладно, поздно теперь. Где Сара?

— Спит. Она сегодня слишком много выпила.

— Хоть в этом повезло. Что же теперь?

В голосе звучала неуверенность, но ответ был очевиден. При таком развитии событий девчонке предстояло умереть. Он не был садистом, отнюдь. Просто так получилось. Сначала смерть кузена, которого он и видел-то до этого не чаще чем раз в пять лет. Потом побег этой дурочки, что дало повод объявить ее в розыск.

Через каких-нибудь четыре месяца все деньги достались бы им. Какого черта она вообще сюда приперлась!

— Отдай мне пистолет и уходи.

Том сделал шаг к отцу, но споткнулся о руку, протянутую раненым. Чертыхнувшись, поднял оружие, чтобы сделать еще один выстрел, но не успел. Внезапно навалилась усталость, глаза закрылись сами собой, и на пол упало уже мертвое тело.

Мистеру Саймону так и не хватило времени понять, что же помешало Тому. Едва нагнувшись, старик был схвачен за горло железой рукой. Взгляд холодных серых глаз — последнее, что он видел в этой жизни.

ГЛАВА 34

Гн-трх лежал на поверхности воды и бездумно смотрел в небо. Тело переполняло неизъяснимое блаженство, какое бывает только после удачной охоты. В единоборстве с морской тварью была еще одна прелесть. А именно отсутствие каких-либо чужих мыслей. Ведь, несмотря ни на что, все его «клиенты» были живыми людьми. И есть что-то сверхъестественное в том, что тело их умерло, а какая-то часть продолжала существовать. В молодости, служа десантником, он не особо задумывался о таких вещах. Не то чтобы религиозность запрещалась, вовсе нет, но и особенно не приветствовалась. И уж тем более никогда не шла речь о пропаганде религии. Должно быть, это и правильно. У юности свои заботы. Религия же — удел пожилых людей. Когда все ближе тот, последний, рубеж и так не хочется верить, что потом не будет ничего. Что ж, если на каком-то этапе жизни большей части населения Империи нужна надежда на продление существования, какой же разумный правитель будет спорить? И уж тем более вступать в открытую конфронтацию.

Не так давно, точнее, лет десять назад к нему на аудиенцию прибыл представитель одной из наиболее многочисленных конфессий. Речи вел более чем странные, но, что самое смешное, цели своей добился и заставил Гн-трха не то чтобы поверить, нет, но задуматься — да.

55
{"b":"5271","o":1}