1
2
3
...
57
58
59
...
69

— Давай поспешай! — зычно командовал Авдеич.

Мужики спешно набросили веревочную петлю на еловый ствол, исполнявший роль шлагбаума. Старая кобыла, натужно фыркнув, вытянула лесину на дорогу, перегородив путь. Вон уже из-за поворота показался свет фар, и труженики леса спешно отступили в тень деревьев.

Подержанный пикап затормозил у преграды. Мужики не торопились выходить, предвкушая бесплатный спектакль. Десятиметровое бревно полметра в обхвате было явно не по силам одному человеку. Да и будь салон полон пассажиров, вряд ли бы смогли они убрать преграду. Так чего не посмеяться, глядя на бесплодные и тщетные потуги горе-путешественника.

Однако фары погасли, а из машины никто не выходил. Бездействие продолжалось минуты две, как вдруг фургончик заколыхался. Потом распахнулись задние дверцы, и изнутри не торопясь выплыло что-то большое. Приняв вертикальное положение, нечто притопнуло ногой, и у спрятавшихся невольно дрогнули сердца. Казалось, земля заходила ходуном от этого движения. Дальше и вообще начались вещи странные, ежели не сказать опасные. Существо, напоминающее человека в два с половиной метра ростом, обхватило машину руками и, приподняв ее, потопталось на месте, как бы примеряясь. А потом прыгнуло, в мгновение ока пропав из виду, взвившись выше не то что поваленного дерева, а перелетев через верхушки столетних елей.

— М-марсиянин, тв-вою м-мать! — крестясь, пробормотал Авдеич. И тут же сорвал злость, неизвестно за что на стоящем рядом Гришке: — А все ты, фантаст хренов. «Едуть!» «Едуть!»

Романтик, не лишенный к тому же некоторой поэтичности, промолчал, втянув голову в плечи. А таинственное существо растворилось в ночи, и только лежащее поперек дороги бревно напоминало о происшествии.

Алексей Сергеевич улыбался. В другой раз он, конечно, не преминул бы наказать наглецов. Но, не сейчас. Его ждут дела поважнее. Что собирается делать, он пока не знал. Но, с чего-то начинать надо. А пикапчик уже снова стоял на колесах, и вновь заработал мотор, наматывая километры. Нигде особо не задерживаясь и останавливаясь, только чтобы перекусить и справить нужду, Егоров вскоре подъезжал к Москве.

Так ничего и не решив, он направился к Всеволоду Станиславовичу, давнему приятелю по рыбалке и заодно, скажем так, консультанту по некоторым внешнеполитическим вопросам. Да-да, не удивляйтесь. Вопрос покойный ныне господин Смирнов ставил именно так. Он — это он, а все остальные — сами понимаете.

— Сколько лет, дружище! И где, скажи на милость, тебя черти носили?

Всеволод Станиславович встретил с показным радушием. Как будто не слышал о его аресте. На губах играла улыбка, а глаза постоянно ускользали. В общем, все было ясно. Плохой, никудышный актеришка. Что ж, что-то такое он и предполагал. Слишком уж быстро за ним пришли. Оставалось сделать выбор: предоставить событиям развиваться «естественным» образом, рискуя снова дождаться взвода спецназа, или же брать быка за рога. Наконец решив, что дружба дружбой, а табачок дороже, он взял — не за рога, правда, а за горло. Но, раскормленный мужик, умиравший у него в руке, чем-то и в самом деле напоминал быка. Хотя нет, скорее борова. Итак, взяв хряка за горло (тоже нонсенс, ибо где у свина шея?) и малек подержав, Смирнов, ставший по милости недавнего приятеля Егоровым, отпустил мертвое тело. Затем вышел в соседнюю комнату и уселся на диван. Присутствие покойника его нимало не смущало.

Минут пять «полистав» то, что осталось от Всеволода Станиславовича, он подивился существующему положению вещей. Оказывается, о прямом предательстве речи не было. Просто все контакты покойного, как, впрочем, и всех высших офицеров, фиксировались, в том числе и на пленку. После чего данные вводились в компьютер. Рост, вес, опять же походка. Так что пожелай Алексей Сергеевич лететь самолетом — ему бы не уйти.

Егоров снял трубку домашнего телефона и набрал номер. После трех длинных гудков абонент ответил.

— Рамирес хочет славы! — Именно таков был пароль внештатного сотрудника, чье тело лежало в соседней комнате.

Да, сурьезная организация, раз уж такие люди на положении рядовых стукачей.

— Да, слушаю вас.

При кажущейся легкости связи ни при каких обстоятельствах посторонний не мог позвонить по этому телефону. Даже случайно набрав сочетание цифр, — чего не бывает? — ошибившийся услышал бы только гудки, простенький определитель номера отсекая всех ненужных абонентов.

— Пригласите, пожалуйста, Сергея Игоревича.

— У телефона, кто говорит?

— В последний раз мы с вами виделись на одном мосту. К сожалению, было много народа и не удалось толком пообщаться. Вот решил исправить это упущение.

— Могу я спросить, где хозяин дома?

— Отчего же не спросить… — покладисто согласился Алексей.

Но, собеседник так и остался в неведении относительно судьбы человека, недавно носившего имя Всеволод Станиславович.

— Итак?..

— Подъезжайте, поговорим. Только, прошу, не надо бравых мальчишек с автоматами. Служение муз, знаете ли…

Решив не доверять случайностям, вышел на улицу и залез в скафандр. Бывший приятель жил в высотном кирпичном доме, стоявшем в окружении себе подобных. Алексей Сергеевич запустил на малой мощности серверы и, стараясь держаться поближе к глухой стене, взлетел на крышу одной из соседних башен, после чего включил лицевой щиток в обзорном ночном режиме и, настроившись на пятидесятикратное увеличение, стал ждать.

Минут через пятнадцать у подъезда остановилась черная «Волга», и хорошо знакомый Алексею Сергеевичу человек вошел в дом. Оглядев окрестности и убедившись, что никакого необычного движения вокруг нет, Егоров покинул скафандр и включил режим автомаскировки, с любопытством наблюдая, как на металлическую поверхность мгновенно стала налипать невесть откуда взявшаяся пыль. Сама же конструкция приняла форму эмбриона, и, минуты через три на рубероиде лежал неизвестно как попавший сюда булыжник. Не очень к месту, конечно, но все же не бесхозный инопланетный механизм, обнаружив который у любого россиянина сразу же зачесались бы руки на предмет отвинтить блескучую железку. Разве что случайные посетители захотели бы столкнуть камешек вниз. Но, это уже их проблемы.

Поднявшись на нужный этаж, Егоров застал Сергея Игоревича перед дверью.

— Давайте пройдемся, — не желая показывать труп хозяина, предложил Алексей Сергеевич.

— Что ж внизу не встретили, раз так?

— Да опасался ваших коллег, знаете ли.

— Ну и правильно, — кивнул тот, — доверяй, но проверяй, — и, сворачивая в деловое русло, спросил: — Я так понимаю, случилось что-то чрезвычайное, раз вы решили вернуться?

— Ну так уж сразу и вернуться.

— Да, именно вернуться. Официально дело закрыто, а вы считаетесь убитым. Однако у вас талант! Мы ведь два дня реку утюжили. Тридцать водолазов мобилизовали!

— Я же вам говорил, секретная китайская техника! — позволил себе пошутить Егоров и, не желая вдаваться в ненужные подробности, скромно потупился.

Сергей Игоревич улыбнулся одними губами, показывая, что оценил шутку. Однако глаза продолжали внимательно изучать идущего рядом человека.

— Прежде чем начать, я бы хотел узнать, какие у вашего ведомства ко мне претензии?

— Я же сказал, дело закрыто. Заказчика вы все равно вряд ли знаете, я имею в виду — настоящего. Так что лично у меня — никаких. Вот только Володя…

— Он ваш друг? Или родственник? — торопливо спросил Алексей Сергеевич.

И выслушал ответ, не столько вникая в слова, сколько оценивая интонацию. Ведь иметь рядом желающего отомстить человека опасно в любом начинании. Тем более в таком деле и такого человека. В то, что Сергей Игоревич не просто клерк в большом министерстве, он поверил априори.

Немного помолчали. Егоров все никак не решался начать, и его не торопили. Раз уж сам явился, значит, — рано или поздно расскажет.

Дойдя до свободной скамейки, присели, и Алексей Сергеевич, вздохнув, осторожно начал:

— Что бы вы сказали, если бы я предоставил доказательства того, что на Землю готовится вторжение?

58
{"b":"5271","o":1}