ЛитМир - Электронная Библиотека

И вот пройдя сквозь Портал, и обретя то, что хотел, — свободу, к которой стремился всей душой, я просто боюсь прихода сюда Империи. Все равно как если бы у мучимого жаждой путника в пустыне в последний момент отняли глоток воды.

И если у меня есть хоть один шанс из тысячи остаться вне системы, возможность остаться самим собой, я его непременно использую. Конечно, возможно, я слишком категоричен и делю все на белое и черное. Но, я же не осуждаю других, подобных мне. Они сделали свой выбор и даже, наверное, счастливы. Хотя, если честно, мне жаль их, не видящих открывшуюся мне истину, имя которой СВОБОДА».

Однако вслух озвучить подобные мысли Алексей Сергеевич не захотел.

— Я добровольно, слышите, добровольно, решил поделиться информацией. И повторяю, сейчас в эту самую минуту по вашей планете ходят пришельцы из другого мира, А вы тут… А что касается «зачем» — считайте это всплеском патриотизма.

— Н-да, господин полковник. Занятные у тебя агенты. И сведения у них, я бы сказал…

После чего начальник поднялся и вышел.

— Не берите в голову, Алексей Иванович, — примирительно заговорил Сергей Игоревич. — Я этого человека много лет знаю. И, смею заверить, впечатление вы произвели благоприятное.

— Угу, сейчас описаюсь от счастья.

— Да, кстати, — не желая развивать тему, «вспомнил» полковник, — о вас постоянно беспокоятся ваши партнеры по бизнесу.

— Какому еще бизнесу? — спросил Алексей, хотя прекрасно понял, о чем идет речь.

— Ну же, вы не производите впечатления склеротика. Милая хозяйка косметического кабинета и ее внештатный сотрудник.

ГЛАВА 39

— Свидание окончено, леди. — Голос полицейского, вошедшего в помещение, был сух и официален.

— Я дождусь вашего освобождения, слышите? — спешно заговорила Юлька. — Где вы остановились?

— Зачем это вам? — слегка удивился Николай. — Впрочем, мотель «Цветок сирени». Это…

— Я знаю, где это, — перебила Юлька не очень вежливо, но стоящий в дверях полицейский уже начал выказывать нетерпение.

Девушки вышли на улицу, и лишь тогда Ленка поинтересовалась:

— На каком это языке ты с ним разговаривала?

— Ох, Лен, я же тебе который день пытаюсь втолковать. Со мной в последнее время происходят весьма странные вещи.

— Это я и сама заметила.

— Во мне как будто одновременно живут два совершенно разных человека. Одна — это я, Юлия Даниловна Кузнецова. Не так давно защитившая диплом и направленная на работу в московскую больницу.

— Угу-м, а вторая, дай попробую догадаться… С треском выгнанная с работы и теперь с большим успехом занимающаяся частной практикой врач.

— Совершенно верно, — как будто не заметив Ленкиного сарказма, подтвердила Юлька. — Только вот, понимаешь… Способности эти, они вроде как не мои. Там, откуда я прибыла, это в порядке вещей. Развитие младенца контролируется с момента зачатия. Если мать — Высшая, то ею самой. А если возникает необходимость модифицировать кого-то из «нормальных»… Короче, пожелай кто-то из женщин, я могла бы помочь ей родить ребенка с заранее заданными свойствами.

— Переделка людей? — в задумчивости пробормотала Пестрова.

И непонятно было, чего в ее голосе больше, воодушевления или осуждения.

— Мы не переделываем людей, — сказала Юлька. Вернее, отвечала Ленке Аа-нау. Юлька же лишь переводила и озвучивала речь. — Ты, как врач, прекрасно знаешь, что это невозможно. Просто немного воздействуем на имеющийся в нас всех потенциал, выявляя тем самым новые возможности и открывая далекие горизонты. Усиливаем естественные способности, а также блокируем те, что мешают выживанию. Как одной отдельно взятой особи, так и виду в целом. Но, пойми, мы совсем не делаем ничего такого, что нельзя было бы сделать обычными методами. Такими, какие испокон веков используются в человеческом обществе. Просто с нашими технологиями мы делаем это гораздо быстрее и эффективнее. И заметь — здоровье человека является нашей основной целью.

— И по Вселенной замаршируют стройные колонны клонов. Здоровых и жизнерадостных. С заранее выверенными и ни на йоту не отклоняющимися от нормы параметрами. На ум так и просится — «техническими характеристиками».

— Я-то тут при чем? — жалобно проблеяла Юлька. — Как будто я виновата, что у меня вдруг прорезался этот дар?

— Да ладно, расслабься. Никто тебя не винит. Да и покажи мне хоть одну ненормальную, которая позволит экспериментировать с ее будущим малышом. Такое возможно только при целенаправленной деятельности на продолжении нескольких поколений.

Юлька пожала плечами, давая понять, что ни при каких обстоятельствах в этом направлении действовать не будет. Словно уловив ее мысли, Пестрова скептически заявила:

— Вот-вот. Уже небось так и было.

— Было, — вздохнула Юлька.

— Да ладно, подруга. Помнишь, на первом курсе? Когда бегло проходили историю медицины. Милтон Эриксон. Классик, как ни крути. Ведь если вдуматься, он учил, что доктор должен каждый раз угадывать, как больному исцелить самому себя. Так что есть вещи, которые от нас не зависят. Кстати, видишь тот синий «форд»?

Юлька оглянулась, но преследовавшая их машина слегка отстала, спрятавшись за микроавтобусом.

— Ты смотри, смотри, вон опять показался!

— Ну и что?

— Мне кажется, он за нами следит.

— Тогда давай остановимся. Если притормозит, значит, ты права.

Но, люди, сидящие в синем «форде», казалось, и не думали скрываться, остановившись пряма за взятой напрокат машиной девушек.

— Ты чего это? — покосилась Пестрова.

— Пойду «спрошу», чего им надо.

Юлька хлопнула дверцей и решительно направилась в сторону преследователей. Подойдя со стороны водителя, слегка коснулась его щеки рукой и тут же отошла.

Полицейский, а сидящий в машине оказался именно полицейским, слегка обалдел от происшедшего. Еще не Пестрова.

— Выходит, дался. Понимаешь, он такой же, как и я.

— Вэл, вэл, вэл. Слышали, слышали. Про половинки, разбросанные по свету, и все такое прочее.

— Да нет же, Лен. Он ТАКОЙ ЖЕ.

— Тоже суперклон? С такими же способностями?

— Ну не совсем такими… Скорее, я бы сказала, что он космодесантник. Лечить они не могут, зато любой из них выживет где угодно. При условии…

И замолкла. В конце концов, подруге совершенно незачем знать, в чем заключается уникальность Николая. Так ведь можно и подруги лишиться.

«Сиреневый куст» оказался небольшим скоплением домиков, стоящих на берегу Миссисипи за чертой города.

Сняв один из них, выкрашенный в веселенький розовый цвет, и помахав рукой пинкертонам, девушки стали устраиваться, не обращая совершенно никакого внимания на заинтересованные взгляды, то и дело бросаемые на них мужской частью постояльцев.

— Так что, Алексей Иванович, завтра вылетаем? Сергей Игоревич испытующе смотрел на Смирнова-Егорова.

Правда, про то, что он стал Егоровым, Алексей Сергеевич предпочел умолчать. Он прокручивал в голове навязчивую мысль, поворачивая ее так и сяк и разглядывая под разными углами. Пауза уже начинала затягиваться, когда он наконец решился:

— Правда ли, что ваше ведомство может достать человека хоть из-под земли?

— Ну, я бы не стал утверждать столь категорично… — В голосе полковника поневоле зазвучали снисходительные нотки. — Но, все же некоторые возможности у нас имеются. А что, кто-то из близких забастовал в шахте?

Смирнов слегка улыбнулся, давая понять, что оценил шутку, и в задумчивости покачал головой.

Дело в том, что в «загородном домике» была великолепная спутниковая антенна. Гораздо лучше, чем та, что осталась у него в доме. И от нечего делать, щелкая пультом, Алексей Сергеевич внезапно наткнулся на тот же репортаж, что так взбудоражил Юльку. Чем может помочь незнакомец, он и сам пока не решил, но все же попросил Сергея Игоревича:

— На видео я записал один репортаж. Вы не могли бы поспособствовать личной встрече с главным героем?

64
{"b":"5271","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сердце предательства
Ты меня полюбишь? История моей приемной дочери Люси
Целлюлит. Циничный оберег от главного врага женщин
Три царицы под окном
Девочка с Патриарших
Коронная башня. Роза и шип (сборник)
Мгновение истины. В августе четырнадцатого
В самом сердце Сибири
Воскресное утро. Решающий выбор