ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Игорь подошел и встал рядом.

— Что-то произошло?

— Лучше тебе этого не знать. — Я помолчала и, покатав в голове невеселые мысли, повернулась к нему. — Знаешь что… Найми-ка ты на завтра этот «летающий запорожец». А то что-то устала я от местных пейзажей.

— Куда? — коротко поинтересовался он.

— Ну не знаю… — в раздумье протянула я. — Наверное, куда-нибудь к морю. Ты любишь море?

Как оказалось — любил. Так как следующим вечером, сидя всё в том же кресле, помахивал листочком договора.

Нас здесь ничего не держало, и, вызвав одно из немногих имевшихся в городке такси, мы отправились в аэропорт.

Сан-Фернандо располагался на берегу Кадисского залива, и, благо впереди была целая ночь, я отправилась погулять. Игорю, увязавшемуся следом, вежливо объяснила, что хочу побыть одна, и он, надувшись, застрял в каком-то баре.

Я бродила по улочкам, заходила в маленькие сувенирные лавки, расположенные в основном в районе порта. Покупала всякую мелочь и шла дальше. Ненароком набрела на церковь и из чистого озорства решила было зайти, но в последний момент передумала. Зачем? По молодости своей я не успела стать сильно набожной. А теперь… Поминая Его имя в минуты печали, я не хотела получить доказательств своей, как бы это сказать, богопротивной природы. Хотя, как мне кажется, здесь всё намного глубже. И проще одновременно. И я такой же продукт эволюции, как и те несчастные, что подвержены «синдрому самоубийц». Как видно, создав что-то со знаком «плюс», мудрая природа поспешила уравновесить шансы, создав где-то в другом месте и на первый взгляд совершенно по другому поводу нечто со знаком минус.

Нагулявшись вдоволь, я наконец свернула туда, ради чего, собственно, и приехала. К морю.

Сбросила одежду, зашла в воду по грудь. Поддавшись лени, почти взлетела над волнами и помчалась вперед. И, как это бывает только со мной, буквально тут же нашла на свою… приключения.

Вообще-то говорят, что на свете более трехсот видов акул. Некоторые экземпляры, достигающие в длину двенадцати метров, запросто могут схарчить человека. Да что там человека. Такая громадина свободно таранит небольшие яхты и отправляет на дно катера. И они очень быстры. Скорость этой была побольше сорока километров в час, уж простите, не знаю, сколько это в узлах.

Естественно, кабы не моя вампирская сущность, съела бы меня белая красавица, предварительно освежевав нехилыми такими крючочками, которыми вместо чешуи покрыта ее шкура. Теранувши боком о мое бедро, она сняла кожу словно наждаком, и вода вмиг окрасилась кровью. Сами понимаете, такой расклад совершенно не по мне.

Конечно, мои быстро регенерирующиеся ткани вскоре имели первоначальный вид, но — вот же гадство — вокруг вилась уже не одна, а целых три страшных бестии, привлеченные кровью. Словно проводя разведку, они тыкали в меня своими тупыми мордами и тут же отплывали. Когда одна особо наглая тварь снова приблизилась, я от души врезала ей под жабры, и, споро работая хвостом, та умчалась прочь. Да-а, дыхательные органы у акулы — словно яйца у мужика. Чуть тронь — и пожалуйста…

Когда-то я читала, что голодная акула нападает мгновенно, калеча жертву и разнося вдребезги шлюпки. Бывали случаи, когда людей, поднимаемых веревками на борт корабля, акулы срывали, выпрыгнув из воды. Но, хотя полностью сытых акул, как, впрочем, и вампиров, в природе не бывает, эти что-то медлили.

— Ладно, красавицы, погодите, — прошипела я и, взлетев над водой, помчалась к берегу.

С моими талантами мне ни к чему оружие. Но сегодня, желая сделать Игорю приятное, купила в одной из лавочек сувенир. Складной ножичек с тридцатисантиметровым лезвием. Наваха называется. Вот за ним и спешила. А то неспортивно как-то получается. У них зубов больше, и вообще, двое на одного.

Вернувшись на место наших игрищ, я штопором вошла в воду. Акулы чрезвычайно чувствительны к малейшим вибрациям воды, и уж такой всплеск пропустить не могли. Для верности я слегка полосонула ножом по руке. Порез моментально затянулся, но даже такой малости хватило, чтобы привлечь хищниц.

Одна плыла чуть впереди, и, рассудив, что лучшая защита это нападение, я ринулась в бой. Собственно, при моих скоростях и умении левитировать эта медлительная туша не представляла никакой опасности. Практически не работая мышцами, я не плыла, а «летела» в воде, прилагая некоторые усилия, чтобы не вынырнуть, подобно поплавку.

Первый заход сделала со спины, ухватив рыбину за плавник и попытавшись проткнуть ножом. Не тут-то было. Тесак из толедской стали отскакивал от зубоподобной чешуи, не причиняя акуле никакого вреда. Обострившимся восприятием я чувствовала, что вторая тварь вот-вот вопьется в меня, и, поднырнув под брюхо, вспорола акуле жабры.

Кровь забила фонтаном; припав ртом, я взахлеб глотала горячую соленую жидкость, чувствуя, как вместе с пульсирующими толчками жертву покидает жизнь.

Говорят, что акулы нечувствительны к боли и очень живучи. И что даже полностью выпотрошенная акула иногда набрасывается на разделывающего ее рыбака. Может, оно и так, только не в этом случае. Высосав гадину до дна, я пробкой вылетела из воды, наблюдая, как к месту схватки спешат привлеченные кровью товарки.

На моих глазах тушу буквально растерзали в считаные минуты. Я же, насытившаяся до предела, медленно полетела к берегу. Нет, что-то напутали предки, сочиняя байки про Дракулу. Из вредности, наверное. Ведь если бы рассказывали о том, как вампиры пожирают акул, то это не демоны получились бы, а сплошь и рядом Герои Советского Союза. Или, может, это только я одна такая всеядная?

ГЛАВА 12

Утром, едва занялась заря, я в нетерпении вылетел на палубу. От воды поднималась испарина и дул легкий ветерок. Народ, позавтракав, потихоньку занимал рабочие места, и вскоре батискаф начал погружение.

Я неспешно плыл рядом, любуясь всякой живностью. Задумавшись, случайно прошел сквозь медузу. Бр-р. Не то чтобы ощущение неприятное, но… На миг я словно стал примитивнейшим существом, ощутив его немудреные потребности и желания.

Батискаф ушел в глубину, а я, решив переждать, пока он достигнет дна, принялся экспериментировать. Имеется множество различных версий, пытающихся объяснить феномен жизни. Кто-то проводит параллели с химическими реакциями. Мне же больше по душе гипотезы тех, кто считает, что мы являемся своего рода набором импульсов.

Как и в случае воздействия на неживую материю, я настроился на частоту примитивного организма и почувствовал, что он в моей полной власти. Речь идет не о каком-либо физическом воздействии на объект, ибо много ли чести в уничтожении медузы. Полностью подавив инстинкты божьей твари, я заставлял ее выделывать всевозможные па, описывать круги и совершать фигуры высшего пилотажа.

Собственно, все движения пришлось проделывать самому, а плененное создание, угнездившееся внутри моих контуров, лишь послушно следовало более сильной воле. Словно кукловод, дергающий за невидимые нити, я разыгрывал импровизированный спектакль, немного сожалея, что поблизости нет никого с цифровым видео. Демонстрация на экране ножа, описывающего плавный полукруг, а затем стремительно летящего в цель, не шла из головы. Хотя, возможно, оно и к лучшему. Ведь в более плотной среде чувствительные объективы улавливали колебания воды, очерчивая контуры тела. Так что неизвестно еще, как бы всё выглядело.

Но власть над обыкновенной железякой и над живой материей — согласитесь, это две большие разницы. Вволю натешившись, я отпустил взятую на время в плен медузу и, настроившись на батискаф, открыл портал. Исследователи находились где-то на полпути к цели. А я, сгорая от нетерпения продолжить опыты, телепортировал обратно на поверхность.

С древних времен любое мало-мальски уважающее себя судно имеет «квартирантов», использующих в качестве жилья днище, и свиту, состоящую преимущественно из акул. Привлеченные отходами, два-три этих «милых» создания всегда пасутся где-нибудь поблизости.

20
{"b":"5272","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дух любви
Век живи – век учись
Оружейная Машина
Ведьма по ошибке
Исповедь бывшей любовницы. От неправильной любви – к настоящей
ДеНАЦИфикация Украины. Страна невыученных уроков
Убийство Спящей Красавицы
О чем молчат мертвые
Искупление вины