ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наконец, поговорив по телефону, фигурант пододвинул к себе клавиатуру, и я обратился в зрение, ибо из разговора следовало, что сейчас совершится одна из в общем-то незначительных, но столь долгожданных мной финансовых операций. Введя пароль, он вздохнул, а я, на всякий случай повторив заветное слово, осторожно погрузился в разом обмякшее тело подопечного. Признаюсь вам, очень велико было искушение немного похулиганить, не оставив на банковском счету господина Никельцмана ни шекеля. Но вовремя вспомнив, что я не шпана, дорвавшаяся до компьютера, а российский офицер, аккуратно и с точностью до копеечки перевел причитающуюся пострадавшей стороне сумму. Плюс небольшой штраф и — чистоплюи, заткните уши — свои комиссионные. Сопроводив всё это извинительным письмом российской стороне.

Совесть моя была кристально чиста, ибо даже после небольшого кровопускания израильтянин остался далеко не бедным человеком. И, ей-богу, я чувствовал гордость оттого, что мне удалось создать прецедент. Не часто, согласитесь, аферист возвращает украденное.

Пробив штрек, я, улыбаясь, отрапортовал Ольге:

— Израильская сторона осознала свои ошибки и только что вернула предоплату. И компенсацию за сорванные поставки.

— Этого не может быть! — ахнула она.

— Потому что не может быть никогда. — Я усмехнулся и посоветовал: — Русского гения хватайте. Обнаружив денежные поступления, он волей-неволей должен что-то предпринять. Да хотя бы связаться с Никельцманом.

— Вы дьявол, Андрей. — В ее взгляде светилось восхищение. — Как вам это удалось?

— Всего лишь Асмодей. — Я скромно потупился. — А что касается остального, то это секрет фирмы. — И, приняв важный вид, сообщил: — Вот погодите, выйду из опалы и открою курсы для новых сотрудников.

— Ай, бросьте. — Она махнула рукой. — Вы никогда не были в опале. Просто заявок столько, что людей катастрофически не хватает. Вот и приходится метаться.

— Понятно. Что мне делать теперь?

— Вы уже закончили? — вместо ответа спросила она.

— А что, есть задание?

— Пока нет, но оставайтесь на связи.

Я пообещал напоминать о себе каждый час и, отключившись, посмотрел на спящего в кресле финансового афериста, на которого наконец нашлась управа.

— Удачных вам операций, милейший, — произнес я. — А самое главное — порядочных партнеров.

И, открыв портал, шагнул в середину Атлантического океана.

Зависнув в метрах двадцати над внеземными пришельцами, я раздумывал, правильно ли сделал, не сообщив о случайном открытии. Но рассудив, что «поспешишь — людей насмешишь», пришел к выводу, что с докладом можно и погодить. Да и печальный пример того же Олдрина навевал отнюдь не оптимистические мысли.

Того самого хладнокровного Олдрина, о котором в свое время писала наша «Литературная газета». Дескать, все астронавты люди как люди: кто бизнесом занялся, кто научными исследованиями, а Олдрин разложился совершенно. Запил по-черному, по вечерам сидит и смотрит в ночное небо, и вообще с ним какие-то нелады.

Но эти свидетельства не единственные. Во время запуска «Аполлона-12» его экипаж обратил внимание, что следом движется что-то, что они приняли за последнюю ступень ракеты «Сатурн», выведшей их на орбиту. Но Хьюстон дал корректуру курса, корабль повернул к Луне, и… «последняя ступень» повернула тоже. Тогда в вахтенном журнале появилась запись: «По-видимому, за нами следует „Святой Николай“, но мы до сих пор не знаем, друг это или враг. НЛО пролетел достаточно близко, корабль обдало теплом и светом».

Далее — свидетельство экипажа «Аполлона-13». Американцы запланировали взорвать на лунной поверхности ядерное мини-устройство, чтобы устроить небольшое лунотрясение и получить данные об инфраструктуре спутника Земли. Эксперимент тщательно подготовили, между кораблем и Хьюстоном шел оживленный радиообмен, и в этот момент на корабле произошло ЧП. Не причинив никому вреда, взорвался кислородный баллон, но эксперимент был сорван. НЛО в это время находился рядом.

В своих отчетах астронавты писали, что, по-видимому, инопланетянам мешали подобные действия и «шалости» с ядерным устройством, ибо, по словам астронавта Сырнана, который, летя по низкой орбите, видел Луну с противоположной стороны «они там сидят, как пчелы на сотах. Инопланетянам был не нужен этот взрыв, так как Луна, судя по всему, является их перевалочной базой».

Последний «Аполлон», который летал на Луну, — «Аполлон-16». По условию эксперимента, по окончанию работы на спутнике нашей планеты модуль «Орион» забирал двух астронавтов, состыковывался с основным кораблем, и последний перешедший из модуля в корабль астронавт должен был нажать на кнопку, дававшую команду отделиться и включавшую двигатели. «Ориону» суждено было упасть на лунную поверхность и разбиться, так как он свое отработал. Но теория, как это частенько бывает, оказалась весьма далекой от практической реализации. Случилось так, что Янг, отрабатывавший эту операцию десятки, а может, и сотни раз, «забыл» нажать на кнопку. И «Орион», вместо того чтобы опуститься на поверхность спутника, остался на лунной орбите. Как пишут авторы монографий, «сделался наглядным пособием для тех, кто должен был принять к сведению».

В общем, как я понимаю, свидетелей хватает и без моей скромной персоны. А лишний раз светиться, привлекая пристальное внимание, не очень-то и хотелось. Ибо старая как мир армейская заповедь гласит: «Не торопись! А то успеешь!» Глядя на картину, лежащую внизу, я чувствовал, что стою на пороге нового отрезка моей жизни. Все проблемы, казавшиеся до этого важными, уходят, растворяются, а на поверхности остаются достоинства. И достоинство как таковое. Взгляд на себя как на Человека среди Людей, который никому не раб и не хозяин. Научившегося по-настоящему ценить себя и тот мир, в котором живет.

Душа, подгоняемая рвущимися наружу «ста тысячами почему» жаждала бурной деятельности, а разум, наоборот, советовал не торопиться. Ведь кто знает, не станет ли мое случайное знание Аваддоном, символизирующим в иудаистских мифах гибель, всепоглощающую бездну-могилу, пропасть, преисподнюю, способную завлечь, вобрать в себя и скрыть навсегда любого. Ведь несмотря на свою не совсем обычную сущность, я всего лишь человек. Тогда как образ Аваддона по современным представлениям наиболее близок к космической «черной дыре» или к «треугольнику смерти», расположенному в районе Бермудов.

Ведь известны места, где после наблюдения НЛО свидетели находят следы деятельности неизвестной супертехники. Такие, как целые стада мертвых коров, которым за одну ночь удалили с помощью тончайшего инструмента жизненно важные органы. Или бесшумно и мгновенно вырванные из вечной мерзлоты и бесследно пропавшие за одну ночь тысячи кубометров грунта на севере России вблизи Корбозера в тысяча девятьсот шестьдесят первом году…

Кстати, не происками ли братьев по разуму является открытый учеными так называемый Пояс дьявола? Пять равноудаленных друг от друга крупных аномальных областей на поверхности Земли, расположенных вдоль тридцатого градуса северной широты: Бермудский треугольник, море Дьявола, Гибралтарский клин, Афганская аномальная зона, Гавайская аномалия. Впервые в тысяча девятьсот шестьдесят восьмом году гипотезу о существовании связи между этими районами выдвинул американский гидробиолог Сандерсон. Именно он обратил внимание на то, что уже известные к тому времени места отстоят друг от друга на семьдесят два градуса. Причина возникновения Пояса дьявола до сих пор неизвестна, хотя и сформировано около десятка гипотез. До сих пор остается неясным, существует ли аналогичный пояс в Южном полушарии Земли.

В общем, освежив в памяти все эти занимательные факты, я решил не торопиться. Всплыв на поверхность, пробил штрек и, увидев Ольгу, поинтересовался, есть ли что-нибудь для меня.

— Вообще-то официального запроса не было, — ответила она. — Так, личная просьба.

— Ради бога, — согласился я. — В конце концов, никогда не знаешь, что может оказаться важным.

39
{"b":"5272","o":1}