ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вот я
Станция Одиннадцать
Дневники стюардессы. Часть 2
Мальчик, который переплыл океан в кресле
Счастливые дни в Шотландии
Девушка во льду
Ведьма по ошибке
Свободная. Там, где нет опасности, нет приключений
Нашествие
A
A

— Ну и что? — Я вяло пожал плечами. — Ледник какой-нибудь в Гренландии тает. И, будучи более холодным, течение проходит глубже. А добравшись до южных широт, постепенно всплывает. Вот и опреснение.

— Мы обсуждали такую возможность и пришли к выводу, что против нее имеется множество возражений.

— И что, по-твоему, происходит? Инопланетяне процеживают наши океаны на предмет добывания планктона? Скажи еще, что от этого случаются массовые самоубийства китов и вообще скоро грянет глобальная экологическая катастрофа.

— К твоему сведению, океан располагает несметным количеством минералов — от меди, цинка и олова до серебра, золота, платины и даже ценных фосфатов, из которых можно получать удобрения для сельского хозяйства. Рудодобывающие компании давно приглядываются к теплым водам Красного моря, которые содержат запасы вышеупомянутых цинка, серебра, меди, свинца и золота, стоимость которых примерно оценивается в три целых и четыре десятых миллиарда долларов.

Я невольно присвистнул, ибо сказанное впечатляло.

— Около ста компаний, — продолжал Олег, — включая крупнейшие в мире, готовятся к добыче со дна моря похожих на картофелины марганцевых конкреций. Эти минералы относятся к возобновляющимся ресурсам, они растут со скоростью от шести до десяти миллионов тонн в год в единственном хорошо разведанном поясе непосредственно к югу от Гавайских островов.

— Олег, ты это серьезно? — неуверенно начал: — Ты в самом деле веришь, что такое возможно? По-твоему, кто-то, располагающий сверхъестественной технологией, вот так запросто перегоняет наши океаны, добывая полезные ископаемые?

Он отпил из бутылки и, закрыв глаза, откинулся на полку. В купе, кроме нас, никого, и в перестуке колес его голос был еле различим. Настолько, что, пытаясь расслышать, я невольно перешел в охотничий режим.

— Некоторые ученые считают, что цивилизация не обязательно должна развиваться путем явно выраженной экспансии. Причем доминирует мысль, что сверхцивилизация не будет нуждаться ни в нашем сырье, ни в жизненном пространстве. Ну а если такое вторжение и произойдет, то это будет не сверхцивилизация, а, скорее, близкая по развитию. Или ушедшая не очень далеко вперед…

— А куда, по-твоему, смотрят власти предержащие? — решился полюбопытствовать я.

— Армия, судебное ведомство, школа, средства массовой информации — нет такого аппарата, который не распространял бы идеологию правительства, идеологию тем более эффективную, что она объявляет себя нейтральной и благожелательной.

— Э-э-э… — лишь и смог выдавить я.

— Совершенно верно. — Он смотрел на меня в упор горящими словно угли глазами. — А кто нашептывает на ушко сильным мира сего?

— Ну ты даешь! Агент Малдер, да и только. — Я рассмеялся. — А даже если и так, то что? Для того чтобы претворить в жизнь такое, нужны годы и годы. А так же огромная куча бабок. И коль уж так называемое человечество свернуло на этот путь, то не в наших силах этому помешать. Да и надо ли? Несмотря на заверения параноиков, только разведанных запасов на Земле выше крыши. Да плюс к тому, если, по-твоему, те, кому надо в курсе, то, значит, это не примитивная грабиловка, а некое подобие культурной торговли? И взамен человечеству предоставляются некие технологии, возможно лекарства, и, как знать, может, лет через сто-двести нас выпустят к звездам?

Его аж передернуло, бедолагу, при слове «выпустят». И если мои разглагольствования на тему «а можа, так и трэба» вызывали у Олега лишь грустные вздохи, выдававшие сожаление по поводу моей неприобщенности, то сейчас мужика явно задело за живое.

— Но… но как же так… — растерянно произнес он. — А… а мы?

— Да нормально. Как сотни веков до этого. Известны ведь факты глубоких знаний астрономии у отсталых африканских племен, до сих пор живущих в каменном веке. И у всех народов есть множество легенд, свидетельствующих о посещении земли пришельцами. — Он молчал, а я ехидно поинтересовался: — В конце концов, тебя что больше волнует: то, что кто-то внаглую орудует на Земле, или же прискорбный факт, что Его Величество Олега Васильевича Искрина на поставили об этом в известность?

— А ведь верно. — Он вдруг рассмеялся. — Больше всего обидно то, что жизнь-то, оказывается, проходит мимо.

Ну люди, а? Сколько им не дай, а всё мало. Дом, семья, работа — смею заметить, не постылая, — Интернет с частично халявным доступом. А ему всё неймется. Хотя, если честно, я и сам такой. Ведь, встретив Майю, не находил места. Не спал ночами, мечтая о том дне, когда смогу приобщиться к тайне. Стать не таким, как все. Избранным. Так что я не мог его осуждать.

— Да ладно тебе, Олег, — утешил я нового друга. — В конце концов, кто ищет — тот всегда найдет.

И мысленно добавил: «На свою ж… приключений».

ГЛАВА 30

Поезд слегка тряхнуло, и с тяжелым перестуком состав остановился. В это ранее утро, кроме дежурных по станции и сонных проводников, на перроне никого. Сойти же в этой глухомани пожелали только мы с Олегом. Я спрыгнул на выщербленный бетон и стал принимать рюкзаки. Проводник уже поднял ступеньку и, высунувшись из вагона, замахал сигнальным флажком.

— С прибытием.

Оглянувшись, я увидел невысокого старичка в древней телогрейке. Подпоясанный офицерским ремнем, он держал в зубах беломорину и щербато улыбался.

— Спасибо. — Я растянул губы в ответной улыбке. — Что-то народу у вас негусто.

— Э-эх. — Поправив цигейковую солдатскую шапку, он сплюнул. — А что здесь делать-то? Чай, не Венеция.

Что верно, то верно. В предрассветных туманных сумерках проступали очертания вокзала. Явно послевоенной постройки, с вычурной лепниной и кое-где отвалившейся штукатуркой, он производил гнетущее впечатление. И даже когда-то радостный канареечный цвет нисколько не добавлял очарования унылому месту.

— Куды ехать-то?

— Что? — не понял я.

— Куды вам ехать? — повторил вопрос старик, всё так же пялясь на меня оловянными глазками.

Я взглянул на Олега, но он лишь пожал плечами. До места назначения —если только обширную и совершенно непригодную для обитания человека хлябь, размером где-то двадцать на тридцать километров можно так назвать — не близко. То есть километров пятнадцать. Непредусмотрительные железнодорожники не озаботились завернуть дорогу и оборудовать таинственные болота комфортабельной станцией.

— В Пружаны, дед, — как можно небрежнее бросил я. Мужик в задумчивости поковырял землю носком сапога.

— В гости к кому аль как?

— А тебе-то что? И вообще, вали-ка ты отсюда, дед.

— Как знаете. — Он лукаво пожал плечами и повернулся. Отойдя на пару шагов, бросил через плечо: — Автобусы туда, почитай, года три не ходють. А таксистом в поселке только я работаю. Так что глядите…

Посмотрев, куда он направляется, я увидел допотопного армейского «козла». Брезент залатан в нескольких местах, а со стороны пассажира вместо стекла прилажен кусок фанеры.

— Погоди, дед! — поспешно окликнул я единственного на всю округу представителя малого бизнеса. — Сколько возьмешь-то?

— Эт смотря за что. Просто довезти — одна цена. А покатать по округе — эт другое дело.

— Давай пока просто…

Он назвал цену, и, поборов желание поторговаться, я кивнул. Обрадованный тем, что единственные на сегодня клиенты не соскочили, мужик мигом подогнал колымагу. Олег забросил в кабину рюкзаки.

Трясло нещадно, а хлюпающий подобно крыльям мифической птицы Рух рваный брезент выводил из равновесия. К тому же клонило в сон и жутко хотелось есть. Кляня себя за детское желание поиграть в бойскаутов, Олега — за любопытство и настырность и деда — просто так, за компанию, я изо всех сил боролся с желанием выскочить из кабины и, подождав, пока гремящая всеми сочлениями механическая телега скроется из виду, долететь до места своим ходом.

Но ничего подобного я делать, конечно, не стал и, добравшись до деревушки, состоящей из десятка покосившихся домов, сунул старику требуемую сумму.

52
{"b":"5272","o":1}