A
A
1
2
3
...
68
69
70
...
74

— Не вижу ничего смешного, — проворчал я.

— Глупость всегда вызывает улыбку.

— Да иди ты.

Было немного обидно. Однако, понимая, что девушка права, долго дуться не стал.

— Надо установить маяк, — тем временем предложила она.

— Платок повесишь? — ехидно осведомился я. — Или твой мобильник научился плавать?

— Зачем же? — деланно удивилась она. — У нас есть третий комплект баллонов. Откроем кран на минимальную подачу и привяжем его возле выхода в океан.

Да что ж это творится, а? Я что, всегда такой бестолковый или это последние события повлияли?

Олег дышал ровно и, судя по розовым щекам, чувствовал себя более чем хорошо. Во всяком случае, ни кому это не подходило, и, захватив его акваланг, мы снова погрузились в воду. Тонкая струйка пузырьков служила прекрасным ориентиром. И, даже удалившись на сотню метров, мы могли без труда найти проход, созданный таинственными существами.

Осторожно подплыв к верхнему краю стены, обнаружили ровную площадку, залитую светом. Он шел, казалось, ниоткуда, и от неожиданности я выплюнул загубник. Ибо, несмотря на то что уже полгода был гемоглобинозависимым, не считаясь с фактом, что столько же времени состоял на службе в самой невероятной организации, которую не под силу представить воображению обывателю, то, что открылось нашему взору, не лезло ни в какие ворота.

Майя судорожно сжала мое плечо, и по округлившимся глазам напарницы я понял, что она, так же, как и я, не может поверить в происходящее. Так как на подводном плато, на глубине пятидесяти метров ниже уровня моря, находился космодром. И в этот самый момент, оставляя за собой светящийся след, совершала посадку летающая тарелка. Косо войдя в воду, она плавно опускалась, заставляя сознание съезжать с катушек.

По-видимому, Майя подумала о том же, о чем и я. Поскольку, мотнув головой, быстро устремилась вниз. Стараясь не отставать, я вовсю работал ластами, спеша достичь входа в пещеру. Ибо, если подводный плацдарм являлся вокзалом, то сеть пещер не могла быть не чем иным, кроме искусственно созданного пришельцами «метрополитена».

Закрыв кран редуктора, Майя подхватила акваланг и нырнула в зев горловины. Я двинул следом и, на этот раз сообразив настроиться на полет, завис радом с ней.

— Быстрее давай. — Она сдвинула маску на лоб. — Хватай Олега.

Запакованный в спальный мешок, тот оказался не очень удобной ношей, и, кое-как подняв его, я полетел к выходу, ведущему в Пиренеи. Достав из рюкзака моток альпинистского фала, Майя, словно мумию, обкрутила им спящего Искрина, и, выбравшись наружу, мы положили находящегося в беспамятстве товарища на узкий уступ. Опасаясь, чтобы он не свалился и в то же время боясь опоздать, вбили в скалу крюк. Затем привязали Олега и, побросав в кучу акваланги, рванули назад.

Вися под потолком и страшась нарушить тишину даже шепотом, осторожно выглядывали в проход, ведущий к водяной линзе. Ждать пришлось около получаса, но наконец по еле слышному чмокающему звуку мы поняли, что пассажиры недавно прибывшего блюдца проникли в тоннель. Левитируя, мы не боялись быть обнаруженными. Человек, не подготовленный специально, редко смотрит вверх. Недаром в фильмах про ниндзя те так ловко прячутся под потолком. Да и один раз одержав победу в схватке, я не очень опасался.

Наконец последний — четвертый — пассажир ступил на пол пещеры. На всех надеты прозрачные скафандры с круглыми шлемами. Каждый из инопланетян дотронулся до широкого черного кольца, охватывавшего шею, и защитные костюмы вдруг исчезли. Расстегнув обручи, пришельцы сняли их и, прикоснувшись к шершавой стене, заставили ее раскрыться. Таинственные силовые кольца, служившие скафандрами, были спрятаны, и гуманоиды направились в нашу сторону.

Мы отпрянули от входа в тоннель и взлетели еще выше, полностью скрывшись во мраке пещерных сводов. Негромко переговариваясь, четверка повернула в сторону выхода, ведущего на территорию России, и тут я почувствовал знакомое шевеление волос на загривке.

— Это еще что? — прошипела Майя.

— Ты тоже?..

Ответить она не успела, поскольку из коридора, распространяя впереди себя волны страха, выплыл еле заметный контур человеческой фигуры.

— Здравствуйте, Асмодей, — мгновенно среагировала Майя.

Я же мысленно чертыхнулся. Ибо, как довольно часто до этого, она опять оказалась сообразительнее.

Поскольку других способов коммуникации, кроме звуковых волн, у нас не существовало, Старик замахал своей призрачной рукой, требуя тишины. И, показав знаками, чтобы мы были на связи, устремился за пришельцами из другого мира.

— Видал?! — возбужденно воскликнула Майя, как только мы выбрались наружу.

— Конечно.

— Как ты думаешь, что это значит?

— А то и значит, что нас держат за молочных щенят, поручая разные глупости вроде ликвидации отморозков да охраны таких вот энтузиастов. — Я чуть не плакал. — В то время как настоящие сотрудники Отдела занимаются серьезными делами.

— Ты еще залейся слезами, — насмешливо поддразнила Майя. — Мальчишка. — И, словно успокаивая, добавила: — Мы ведь тоже не посвящаем Олега во все тонкости происходящего.

— Вообще-то да, — согласился я.

Однако оттого, что есть кто-то еще более неосведомленный, чем я, мне почему-то не стало легче

— Кстати, пойдем глянем, как он там, — сменила тему Майя.

Олег был жив, здоров и по-прежнему не приходил в сознание.

— Как ты думаешь, они уже ушли?

— Хрен его знает, — ответил я. — Я, кажется, затратил на дорогу минут сорок.

— Так ты же по сторонам глядел, — предположила Майя. — К тому же осторожничал да плюс Олег…

— Ну хорошо, — я кивнул, — раздели время надвое.

— Я тоже думаю, что нет смысла, создавая тоннели для телепортации, делать их слишком длинными. Хотя, возможно, это каким-то образом зависит от рельефа.

— Да мало ли факторов может иметь значение. Различные магнитные линии, гравитационные постоянные и черт знает что еще.

— Короче, что решаем? — спросила она.

— Наверное, надо возвращаться в Москву. Раз уж наши с Асмодеем дороги пересеклись, то должны последовать какие-то события.

— Типун тебе на язык.

— Струсила?

— Если честно, то да, — не стала отпираться Майя. — Ты только представь, какие у них колоссальные возможности!

— Ну и что?

— А ты помнишь хоть одну операцию с нашим участием, где бы всё окончилось тихо-мирно?

— Помню… — неохотно протянул я. — В засыпанной шахте.

— И ты думаешь, что этим, с их чудовищным потенциалом, понадобится помощь землян?

Что да, то да. Вряд ли, устроив такой лабиринт, скрытый от лишних глаз и охраняемый невидимым ментальным стражем, они о чем-то нас попросят.

Мы внесли Олега в расщелину и, закрутив акваланги в спальный мешок, оставили их на уступе. Сверху набросали камней, хотя и так разглядеть что-либо можно только с вертолета. А зная, что подступы к пещере охраняются родным братом бога Морфея, осмелюсь предположить, что вряд ли кто-то сумеет долететь или еще каким-нибудь образом добраться сюда.

Я невесело усмехнулся. Если нам не суждено вернуться, то через пару тысяч лет археологи, обнаружив аппараты для дыхания под водой, сильно удивятся. И обязательно найдется горячая голова, которая придет к однозначному выводу, что здесь когда-то плескалось море…

Болото встретило промозглым туманом. Желто-серый мох, скрипя под ногами, заставлял забыть приключения, навевая мысли о нереальности пережитого. Таинственные подземные ходы, пространственные телепортационные тоннели, ведущие к выходу в открытый океан, — всё казалось бредом воспаленного воображения. И уж вовсе абсурдным выглядело видение медленно погружающегося в освещенные ровным, идущим ниоткуда светом воды серебристого блюдца.

Мы не стали задерживаться в домике отшельника, когда-то подобно нам прикоснувшегося к тайне. Неся Олега, мы летели невысоко над землей, спеша до рассвета достигнуть вымирающей деревни. В хате, служившей мне и Олегу пристанищем в первый день пребывания на болотах, переждем светлое время суток и с наступлением темноты отправимся к железной дороге. Таким, как мы, не нужно ждать остановки поезда. Подсев на ходу, я думаю, сможем договориться с проводником…

69
{"b":"5272","o":1}