ЛитМир - Электронная Библиотека

– Чертовы арабы! Ворье! – прошипел профессор, припоминая здоровенного грузчика. – «Чия чемодана»? Макака бесхвостая, говорить бы научился! Колено Израилево! А я тоже хорош гусь! Надо было подать в суд! Вытащить адвоката!

Енски сдержанно зарычал.

Он до того сильно сжал зубы, что перед глазами потемнело. А когда тьма рассеялась…

На миг Енски показалось…

Нет, нет. Только показалось. Ничего больше. Просто тень… Просто жара…

На стене отпечаталась большая тень собакоголового человека!

Профессор резко обернулся и…

Нет, нет. Все-таки показалось. Жара. Волнение. Акклиматизация.

– Просто надо меньше нервничать! – громко, стараясь себя подбодрить, произнес Енски-старший.

Глава вторая

Неожиданные повороты

Профессор Енски открыл глаза.

Он лежал в просторной комнате на мягкой кровати, в окно заглядывало яркое солнце.

Алекс взглянул на часы, те показывали семь утра.

«Где это я? – Енски недоумённо посмотрел по сторонам. – Ах да, это же гостиница. Луксор. Я в Египте. В ЕГИПТЕ?!!».

Профессор резко подскочил на кровати. Голова ещё полностью не отошла ото сна. Перед глазами по-прежнему была картинка непонятного тёмного помещения, посредине которого стоял маленький столик из слоновой кости, заставленный чёрно-белыми шахматными фигурами. За столиком сидел сам Енски в полосатой пижаме и стоптанных шлёпанцах, играя в шахматы сразу с двумя партнёрами. Партнёры были странные, в серых элегантных костюмах, но почему-то с собачьими головами. Они азартно дымили толстыми сигарами, недовольно поглядывая на шахматную доску. Алекс явно выигрывал, до мата чёрному королю противника оставалось два хода, но тут…

Тут он проснулся.

– Египет, – Енски сладко зевнул, после чего не менее сладко потянулся, вставая с кровати. – Что называется, сон в руку.

Он не совсем ещё проснулся, мысли были рыхлыми и какими-то вялыми что ли. Продолжая зевать, археолог, не спеша, прошлёпал в ванную. Открыл кран над умывальником, наклонился, чтобы глотнуть, но тут же резко остановил себя, окончательно проснувшись.

– Старый дурак! Семя Хамово! – хрипло выругал себя профессор, закрывая кран.

Он всё время забывал, где находится. Это не Лондон. Здесь пить воду из крана нельзя, дабы не подхватить какую-нибудь жуткую инфекцию.

Привычка оказалась сильнее, но Енски вовремя остановился. Вернувшись в комнату, он открыл пластиковую бутылку с минералкой, поднёс её к губам… Но тут в его номер постучали.

– Тр-ру-бы Иер-рихонские!! – рявкнул профессор, всё-таки делая глоток живительной воды. – Кому там не спится в такую-то рань?!

Набросив поверх пижамы восточный халат с драконами, по ошибке подсунутый ему в каирском аэропорту, Алекс открыл дверь, удивлённо уставившись на двух индивидуумов, посмевших потревожить его в столь ранний час.

– М-м-м… – недоумённо произнёс профессор.

Лица двух утренних пришельцев были ему смутно знакомы. Где-то он их явно видел, этих субчиков.

Один из гостей, маленький полный, с ярко выраженными чертами лица, изобличавшими в нем потомка одного из колен Израилевых, галантно поклонился:

– Здравствуйте, профессор, мы, наконец, приехали.

– Э-э-э… – ответил Енски, переведя взгляд на второго гостя, напоминающего по своим габаритам платяной шкаф.

– V nature, – подтвердил платяной шкаф, расплывшись в пришибленно-добродушной ухмылке.

– Гм… – археолог деликатно покашлял.

Незнакомцы имели до неприличия запыленный вид и, если бы не их смуглая, покрытая сильным загаром кожа, да небритые, немного осунувшиеся физиономии, они вполне бы могли сойти за…

– Гурфинкель и Покровский? – неуверенно предположил Енски.

– Они самые, – ответил толстячок, и гости слаженно кивнули.

Профессор тяжело вздохнул:

– Ну что ж, заходите…

Путь в Луксор двух начинающих охотников за древностями был не менее тернист, чем их биографии. Много чего пришлось испытать на своей шкуре новоявленным «черным археологам», и иногда было совершенно непонятно, что связывает этих таких разных, причём разных не только внешне, людей.

Андрей Покровский по кличке Бумба, правнук священнослужителя, родился на окраине Лондона в семье русских эмигрантов. Прежде, чем стать охотником за артефактами, Покровский угонял автомобили, работал вышибалой в барах, затем познакомился с Михаилом Гурфинкелем, что в конечном итоге сильно повлияло на всю его дальнейшую судьбу.

Что ещё можно было сказать об Андрее Покровском?

Ну, разве то, что он часто, к месту и не совсем, любил украшать свою английскую речь солёными словечками из русского блатного жаргона, в изобилии представленными мировой общественности в Интернете на сайте Zona.ru. Бумба с завидной регулярностью посещал этот сайт.

Второй новоявленный охотник за древностями, Миша Гурфинкель, был полной противоположностью Покровского. И если последний являлся кулаками их дружеского тандема, то Гурфинкель был, безусловно, его мозгом.

Начинал Миша как мелкий жулик, затем «вырос», приторговывал оружием, был внесён в чёрные списки Моссада. Естественно, по национальности еврей. Однако в еврейской общине Лондона его недолюбливали из-за постоянных Мишиных контактов сомнительного свойства с русскими эмигрантами.

Миша и Бумба вместе побывали в Индии, нанятые для выполнения «деликатных» поручений главой Русского монархического центра в Лондоне Феликсом Феликсовичем Юсуповым-Третьим; стали участниками невероятных приключений на Змеином острове, принадлежащем восточноевропейскому государству Украине, оба были ранены в перестрелке с одесскими бандитами, но благополучно перенесли и это испытание.

Короче, та ещё парочка…

Покойный Феликс Юсупов по одному ему известной причине завещал Бумбе с Гурфинкелем нежданно-негаданно тридцать тысяч фунтов. По пятнадцать тысяч на каждого.

Друзья долго думали, что бы такого с этими деньгами сделать. Бумба предлагал их пропить. Или, на худой конец, попытать счастья в Монте-Карло. Сумма, конечно, была не ахти, но и не мелочь какая-нибудь. Довольно грязно обругав приятеля, Гурфинкель решил на эти деньги начать своё дело, зарегистрировать фирму по торговле древностями и открыть в Лондоне соответствующий магазин. Подобный магазин, вернее, небольшую лавку Миша видел, когда они с Покровским волей судьбы оказались в славном городе Одессе. С тех пор и закралась в голову Гурфинкеля мечта иметь собственный магазинчик артефактов. Дело чертовски выгодное и интересное, но друзья сразу же столкнулись с одной серьёзной непреодолимой проблемой, а именно: где брать эти самые артефакты?

И вот тогда-то в их судьбу снова вмешался спасительный случай…

С Бетси МакДугал свежеиспеченные расхитители гробниц познакомились (мягко говоря) во время их «совместного» (тоже, мягко говоря) путешествия по Индии. Приятели были наняты покойным Феликсом Юсуповым следить за девушкой-археологом и, по возможности, мешать ей. Там же, в Индии, они познакомились и с профессором Алексом Енски, великим борцом с нечистыми на руку археологами. Затем судьба в лице все того же Феликса свела их в Одессе. Злоключения, выпавшие здесь на долю англичан, сильно сплотили бывших противников. Поэтому совсем не удивительно, что Миша Гурфинкель, столкнувшись с проблемой добычи артефактов, вспомнил о мисс МакДугал и профессоре Енски…

Мишу осенило в тот знаменательный дождливый день, когда он стоял с раскрытым зонтиком у витрины их новенького магазинчика, с умилением наблюдая за прикручивавшим красочную вывеску Бумбой, балансирующим на шаткой деревянной лесенке.

– Чуть левее, Эндрю, чуть левее, – Гурфинкель любовно рассматривал вывеску.

Название магазина было придумано лично Мишей, хотя оно и не отличалось особой оригинальностью. Просто и лаконично: «Лавка древностей». Как у Диккенса.

– Да пошёл ты! – резко огрызнулся промокший насквозь Покровский. – А всё твоя дурацкая экономия! Нет, чтобы нанять профессиональных рабочих. Я тебе что, ломовая лошадь v nature?

5
{"b":"5275","o":1}