ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Снежная магия
В сердце моря. Трагедия китобойного судна «Эссекс»
Приоритетная миссия
Танос. Смертный приговор
Неделя на Манхэттене
Рыцарь страха и упрека
Флейта гамельнского крысолова
Целуй меня в ответ
Все наши ложные «сегодня»

Тихий гул двигателей действовал усыпляюще. Пассажирский самолёт стремительно уносил приятелей в сторону Каира.

– Вот, послушай, – Бумба чувствительно пихнул, задремавшего Мишу в бок.

– Что такое? – подскакивая на месте, испуганно спросил Гурфинкель. – Отказали двигатели?

– В соответствии с ценой билетов, это может случиться в любую минуту, – громко хохотнул Покровский, тыча под нос приятелю англо-арабский разговорник. – Вот послушай, как по-арабски будет, здравствуйте. Здравствуйте – это ассаламу алейкум.

– Ва-алейкум ассалаам, – зевая, ответил Миша.

– О, ты знаешь арабский? – восхитился Бумба.

– Я прожил несколько лет в Израиле, – просто ответил Гурфинкель. – И я снова тебе повторяю, что в Египте местные жители прекрасно знают английский. Ты выкинул деньги, а ведь мы договаривались экономить.

– А знаешь, как спросить по-арабски, если тебе надо куда-нибудь проехать? – не унимался Бумба. – Скажем, в Луксор?

– Ага, – буркнул Миша, желая, чтобы Покровский поскорее от него отвязался и дал вздремнуть.

– Изай арух бля, – по слогам громко прочёл Бумба.

– Как ты сказал? – снова подскочил на месте Гурфинкель, не на шутку перепугавшись и с тревогой посмотрев на сидящих поблизости пассажиров.

В их сторону удивлённо глядел лишь бритоголовый крепыш в чёрной майке с черепами, в камуфлированных шортах и с толстой золотой цепью на шее.

– Русские? – добродушно осведомился он, весело осклабившись.

Миша неуверенно кивнул.

– А я Серёга Черкасский. Тоже в Египет лечу, на верблюдов охотиться. Будем знакомы.

Гурфинкель, в свою очередь, также представился, назвав вымышленные имена. Себя он нарёк Кацыком Бернштейном, а Бумбу представил как Ивана Петрова, сообщив, что Иван немой, дабы не шокировать Серёгу жутким «русским» языком Бумбы. Сам же Миша говорил на русском безукоризненно, как и ещё на трёх иностранных языках, включая, естественно, иврит.

– Не изай арух бля, – злобно прошептал на ухо Бумбе Гурфинкель, – а изай арух иля. Теперь молчи, идиот, я сказал, что ты немой.

– Ы-ы-ы-ы… – понятливо замычал в ответ Бумба.

– Его любимая книжка «Муму» Тургенева, – пояснил Серёге Черкасскому Миша, когда их внезапный знакомый подсел на свободное место рядом с «земляками».

– А… понимаю, – кивнул Серёга. – У меня тоже такой знакомый есть, на него собака в детстве внезапно залаяла, только он не немой, он заикается. Центральный рынок в Дубултах под собой держит. Ну а вы, пацаны, откуда?

– Я из Одессы, – соврал Миша, – а Иван из-под Брянска. Он там в элитной школе для умственно отсталых детей заместителем директора по режиму работает. Вот выбрались в Лондон на месяц, на конференцию. А организаторы предложили на пару деньков в Египет махнуть. Вроде культурной программы.

– Ы-ы-ы-ы… – не то подтвердил, не то запротестовал Бумба.

Серёга усмехнулся:

– Наверное, первый раз в Египет летите?

Миша с Покровским дружно кивнули.

– А я вот два раза в год там оттягиваюсь. Дома – фирма, дела, разборки, а тут – пирамиды, мумии, пляж, море. Благодать…

Гурфинкель с уважением рассматривал золотую в два пальца цепь на бычьей шее их нового знакомого.

– А можно нескромный вопрос? – набрался наглости Миша.

Конечно же, это не его дело, но любопытство у Гурфинкеля было в крови.

– Валяй, – легко согласился Серега, сочувственно поглядывая на немого Ивана Петрова, то бишь Бумбу.

– А почему ты летишь в Египет самым дешёвым рейсом? – не особо стесняясь, поинтересовался Миша.

– А вы почему? – вопросом на вопрос отреагировал Серёга.

– Мы деньги экономим, – ответил Гурфинкель и, что характерно, сейчас он говорил чистую правду.

– Ну, а я лечу этим рейсом, потому что не хочу встречаться со своими корешами, которые летят сейчас первым классом на «Боинге». Меня они уже достали, каждый год одни и те же русские рожи, я даже в этот раз отель поменял.

– Если я не ошибаюсь, ты обмолвился, что собираешься охотиться на верблюдов?!!

– Да, – довольно подтвердил Серёга.

– Это как?

– Что значит, как? – Черкасский, кажется, даже слегка обиделся. – Берёшь на прокат помповик, затем прячешься в развалинах на окраине Каира и выжидаешь.

– Чего выжидаешь? – не понял Миша.

– Ну, блин, и вопросы, – удивился Серёга. – Понятное дело, погонщика с верблюдом. Ну а затем, когда араб со зверя слезает, бабах ему в лоб.

– Кому, арабу?

– Да нет, верблюду.

– Ну и зачем это? – продолжал недоумевать Гурфинкель.

– Как зачем? Чтобы кайф получить, непонятно что ли?

«Всё ясно, – подумал Миша. – Очередной новорусский псих. Надо бы держаться от него подальше».

Но вслух, естественно, свои интересные мысли Гурфинкель высказывать не стал. Мало ли что этому братку в голову взбредёт, они и так почти все бешенные, новые русские эти, недаром о них столько анекдотов по Интернету бродит.

Но к счастью болтливый попутчик вскоре сладко уснул, и Гурфинкель с Бумбой последовали его показательному примеру. Утром они уже должны были быть в Каире. Если, конечно, ничего плохого с самолётом не случится. Но что-нибудь плохое обычно случается, когда его совсем не ожидаешь.

Начинающим охотникам за древностями Каир сильно не понравился. Как только они покинули прохладное, хорошо кондиционируемое здание аэропорта, то сразу почувствовали к этому городу явную неприязнь.

Особенно удручающее впечатление произвёл климатический контраст по сравнению с дождливым Лондоном. Жара стояла тропическая, солнце, казалось, было везде и нигде от него не было спасения. С большим удовольствием они сейчас оказались бы в экзотической Индии, чем в землях не менее древнего Египта.

Каир поражал грязью и бедностью на фоне обычных современных зданий и банков. Подобный контраст действовал угнетающе, словно где-то рядом шла затяжная гражданская война.

Долго задерживаться в Каире Миша с Бумбой не собирались, им нужно было в Луксор.

Ещё в аэропорту Гурфинкель выяснил, что полёт на самолёте из Каира в Луксор стоит семьдесят английских фунтов. Это было просто непростительное расточительство, о чём в ультимативной форме Миша и заявил своему напарнику. Покровский, к слову сказать, особо по этому поводу не выступал, ему было всё равно, на чём они доберутся до Луксора, хоть на самокатах. Тропическая жара очень странно подействовала на Бумбу, вогнав его в апатию.

Гурфинкель уже пожалел, что они довольно поспешно распрощались с Серёгой Черкасским ещё в здании аэропорта. Бывавший не раз в Египте, новый русский вполне мог посоветовать им, как без особо сильных затрат добраться до Луксора.

Прочитав на досуге туристический проспект, Миша знал, что из Каира в Луксор идёт престижный поезд со специальным вагоном для иностранцев «Нефертити», но цены на билеты в этот поезд мало чем отличались от цен на самолёт.

Кроме этой проблемы, на несчастного Гурфинкеля свалилась проблема, пребывающего в состоянии полной апатии Бумбы, который ни с того ни с сего стал тратить их скудные запасы денег. Миша только на несколько минут отвлёкся на изучение порядком потрёпанного туристического проспекта, как Бумба уже где-то ухитрился приобрести с рук белую футболку с изображением сфинкса и надписью «Я люблю Египет».

– Ты что, совсем сдурел? – закричал на друга Гурфинкель. – Ты сколько за неё заплатил?

– Тридцать фунтов, – невозмутимо ответил Бумба. – Самый большой размер взял, последнюю забрал.

– СКОЛЬКО?!! – глаза у Миши чуть не вылезли из орбит.

Бумба повторил.

– О, Боже, – воскликнул Гурфинкель, гневно уворачиваясь от буквально хватающих за руки таксистов и сомнительных личностей, предлагающих дешёвое жильё и папирусы, ринулся прочь от здания Каирского аэропорта.

Пожав плечами, Бумба спокойно последовал за другом.

Через час после их прибытия в Каир оптимальный вариант был, наконец, найден.

7
{"b":"5275","o":1}