ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я пойду и разведаю, что там впереди, — отважно вызвалась Кира, — а ты подожди меня тут. Потом, когда все выясню, я вернусь за тобой.

У Рика не было сил спорить, он прислонился к ближайшей стене, потом медленно сполз на пол и уселся спиной к двери. Кира на ощупь стала пробираться вперед. Сначала Рик как сквозь сон слышал ее легкие шаги и время от времени шорох крыльев — очевидно, крылатая девушка старалась таким образом сохранить равновесие, когда спотыкалась. Потом все затихло.

Рик снова впал в полузабытье. Сколько времени отсутствовала Кира, сказать он не мог, но его вывело из этого состояния легкое похлопывание по плечу и тихий, взволнованный голос девушки.

— Поднимайся и пойдем вперед. Совсем недалеко отсюда я обнаружила комнатку,, в которой есть и запасы пищи, и постель, и даже все, . что нам потребуется для лечения твоих ран. Хозяева этого дворца оказались очень предусмотрительными.

Рик с большим трудом поднялся и заковылял по коридору подземного хода, придерживаемый с одной стороны Кирой, а с другой — опираясь локтем о стену подземелья, так как кисти нестерпимо болели. Для того чтобы пройти около полукилометра по подземному ходу, им потребовалось более часа. Наконец впереди замаячил слабый свет.

Комнатка оказалась совсем маленькой, почти такой же, как та, в которой Рик провел свою первую ночь на Марсе, и та, в которой он встретил старуху-провидицу и мстительного карлика. В комнатке была узкая лавка, застланная несколькими шкурами каких-то животных. Кира показала Рику запасы еды, бочонки вина и воды, оружие. В небольшом сундучке нашлись разные мази и чистые тряпки для перевязки. Ночной зеленоватый свет просачивался в каморку через узкое окошечко, похожее на бойницу. Судя по виду из окна, каморка находилась в городской стене. Это маленькое убежище было оборудовано с умом и предусмотрительностью: очевидно, в бурные годы ранней марсианской истории правителям Ру-ха приходилось часто пользоваться им при самых разнообразных обстоятельствах.

Рик сразу же лег на скамейку, а Кира засуетилась вокруг него. Она осторожно промыла ему раны, смазала их какими-то мазями, в которых,

похоже, она разбиралась, и перебинтовала руки и ноги. Пока она этим занималась, Рик опять впал в забытье.

Покончив с перевязкой, Кира не стала тревожить Рика и опять ушла на разведку. Теперь ее интересовало, куда выходит другой конец подземного хода. Как и раньше, она наощупь начала пробираться в другой конец подземного хода. Очень скоро она уперлась в тупик. Сначала она хотела вернуться к Рику, но потом задумалась: зачем было строить подземный ход так далеко, если он никуда не ведет? Она стала тщательно ощупывать стены, стараясь и там найти какой-нибудь тайный механизм, подобный установленному в Тронном зале. Когда она ощупывала верхний край стены, перекрывавшей подземный ход, совершенно случайно наткнулась на люк в потолке.

Собрав все свои силы, девочка попробовала открыть люк и, к великому ее удивлению, сумела это сделать. Люк закрывала одна из каменных плит, которыми была выложена площадь на окраине Руха. Плита, очевидно, была перевертышем, то есть обе ее стороны были совершенно одинаковы. Площадь Кира тоже узнала: это был квартал, который считался воровским, потому что его обитатели существовали непонятно на какие средства. Слава об этом квартале ходила самая дурная, и порядочные люди старались там не показываться.

Кира вновь вернулась в каморку, где остался Рик. Она попробовала заставить его поесть, но тот наотрез отказался и выпил только немного вина. Оно слегка взбодрило Рика, и он сказал:

— Жаль, что тебе не поднять до конца камень. Было бы хорошо узнать, что творится в городе и куда девалась Майо.

— Но для этого совсем не обязательно поднимать плиту, — возразила девушка. — Я вполне могу выбраться отсюда и через окошко.

— Это было бы очень здорово, — сразу схватился за ее идею Рик.

Девушка подставила под окно сундучок с медикаментами, взобралась на него и через несколько секунд уже заглядывала в окно с другой стороны.

— Лежи и отдыхай. Набирайся сил, — сказала она на прощание. — Я все разузнаю и вернусь к тебе.

Девушка улетела, а Рик, пригревшись среди мехов, крепко заснул.

Проснулся Рик, когда уже наступила, судя по солнцу, вторая половина дня. Теперь он чувствовал себя гораздо лучше. Его организм был молодым и здоровым от природы, а кочевая жизнь добавила к этому еще и закалку. Рик почувствовал острый голод. Он встал со скамьи, нашел запасы продовольствия, набрал сухарей и сухофруктов, затем наполнил кружку вином и вернулся на скамью. Пища придала ему сил и даже немного подняла настроение.

Когда он попробовал лечь после импровизированного обеда, то почувствовал на своей шее обруч. Это напомнило ему пережитое. Он принялся обдумывать свои дальнейшие действия. Теперь, если верить Бейдаху, народ Руха и подчиненных ему территорий должен беспрекословно выполнять все приказы Рика. Значит, у него

появилась реальная сила, с которой он может выступить против Компании. Остается только разработать детальный план уничтожения неприятеля. Без такого плана повстанцы будут перебиты так же, как это случилось с заговорщиками в Тронном зале. Атака в лоб с такими силами неминуемо обречена на провал. Он перешел к обдумыванию плана, но это занятие было прервано шелестом крыльев за окном. Вернулась Кира.

Она прошмыгнула в окно и предстала перед Риком взволнованная и раскрасневшаяся.

— В городе творится бог знает что, — сразу же затараторила она. — Штром со своим отрядом убил всех, кто был в Королевском дворце, а также перестрелял много народу на улицах. Даже сейчас на городских стенах еще стоят электропушки. Но вместо того, чтобы испугаться, все только и говорят, что надо выступить и разрушить Компанию. В городе ходит много слухов по поводу Обруча Власти. Во дворце его не нашли, поэтому пришли к выводу, что им или кто-то завладел незаконно, или король успел его кому-то передать перед смертью. Те, кто склонен верить в последнее, ждут, что вот-вот объявится новый король и поведет людей на штурм Компании.

Затем ее голос потерял восторженность и резко понизился.

— Что касается Майо, то я сумела выяснить, что ее увели на территорию Компании, но я побоялась туда проникнуть. Компания, видимо, тоже предчувствует, что все против нее ополчились: она словно на осадном положении. И все

равно, сегодня ночью альбиносы и чернецы провели очередную облаву на людей, что только подлило масла в огонь. В Ныо-Тауне народ волнуется тоже.

Рик выслушал ее доклад молча и погрузился в раздумья.

— Ну, что же, — сказал он наконец. — Мне надо будет еще несколько дней полежать и набраться сил, а потом я выйду и подниму народ на войну с Компанией. Она мне слишком много задолжала. А ты, если хочешь, отдохни, поешь, а потом попробуй слетать еще раз на разведку и постарайся все же выяснить, где прячут Майо. Для меня это очень важно.

— Я и не очень-то устала, — затараторила Кира. — вот перевяжу тебе раны, покормлю и снова полечу. А спать мне ни чуточки не хочется. Мы умеем дремать и в полете. А вот поесть я не откажусь. Жутко проголодалась.

Она тут же сняла повязки с ран Рика и осмотрела их. Раны начали затягиваться, молодой организм брал свое. Потом Кира и Рик поели. За трапезой Кира рассказывала Рику о разных мелочах, виденных ею в городе, и тот все больше и больше убеждался, что поднять марсиан на штурм Компании — задача несложная. От еды он отяжелел и, впомнив, что сон — лучший доктор, улегся на скамью. Кира пристроилась у него в ногах и задремала, хоть перед этим и уверяла, что сможет поспать и в воздухе.

Когда Рик проснулся, Киры в каморке уже не было. Опять стоял день. Он поел, потом снял повязки, поднял руку к свету и внимательно осмотрел рану. За время, проведенное здесь, рана затянулась и перестала болеть, точно так же дело обстояло и с ногами. Кинжалы, на счастье Рика, были очень острыми и не ржавыми, они прошли, не задев костей, и тяжелых повреждений не нанесли. Если так пойдет и дальше, то через пару дней он вполне сможет выйти отсюда. Это его порадовало, так как добровольное заточение уже начало надоедать.

28
{"b":"5279","o":1}