ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Стой! — приказал он сам себе. — Это все всего лишь штучки перепугавшегося Джаффы! Он сидит где-то неподалеку и давит на кнопки, устраивая представление, которое для ребят, живших здесь когда-то, было делом обыденным и привычным. Он наблюдает, как ты корчишься от этой необычной музыки, и вовсю потешается. Сидит и ржет до упаду, следя за тем, как лопаются твои кровеносные сосуды, как твой мозг вприпрыжку бежит к безумию. И ты что же, согласен доставлять ему такое удовольствие? Согласен плясать под его дудку?

К первому реальному чувству прибавилось еще одно, более сильное и цепкое, потому что слова «Джаффа Штром» в сознании превращались в императив: «поймай и убей!», а это сразу же подавляло все остальные чувства. Оно щитом ненависти отгородило его и от безумной музыки, и от изматывающего душу зрелища.

Обливаясь потом, он собрал всю волю, свои последние силы, нацелил мозг на единственную задачу: оградить себя от разрушительного действия цветомузыки, и неверными шагами двинулся к противоположной стене купола. Он сосредоточенно глядел себе под ноги и, чтобы отвлечь мозг от всего этого безумия, вслух считал шаги.

«А если моя догадка не верна? Что если это вовсе не Джаффа Штром управляет представлением? Тогда столько сил будет потеряно зря!.. Нет, прекрати, нельзя допускать такие мысли! Нельзя! Кому еще пришло бы в голову так издеваться над тобой? Ты ведь знаешь, что он здесь! И ты пришел сюда именно за ним!»

Еле держась на ногах, шатаясь как пьяный, громко выкрикивая цифры, Рик все же сумел добраться до противоположной стены. Там он поднял взгляд и увидел, что лестница начинается справа, довольно далеко от него. Кривые формы обманули его и сейчас. Он так же осторожно, продолжая считать шаги, продвигался вдоль стены.

И вдруг, столь же внезапно, как и начался, «концерт» прекратился. И над городом снова нависла мертвая тишина, которая после безумной симфонии казалась еще более тяжкой.

Почти на четвереньках Рик взобрался на самый верх лестницы, где позволил себе роскошь немного отдохнуть. Обессиленный, он сидел на первой ступеньке лестницы, ведущей во второй купол. Он сидел и ждал, когда его перестанет трясти и хотя бы частично восстановятся силы. Ведь ему предстоял спуск на дно второго купола.

Глава двадцать вторая

Под этим куполом зданий не было вообще, и то, что здесь находилось, городом назвать было уже нельзя. Зато в самом центре возвышалась гигантская конструкция из стекла и металла. Эта необычная махина издавала тихое гудение и излучала слабое неровное свечение. Сооружение окружали концентрические круги из мягких длинных лежанок или коек, накрытых стеклянными прозрачными крышками наподобие гробовых. Под каждым таким колпаком лежал человек. Люди то ли спали, то ли были мертвы.

Рик внимательно осмотрелся, но не обнаружил следов ни Майо, ни Штрома. Зато он увидел переход в следующий купол и осторожно, прокладывая себе дорогу среди колпаков, направился туда. Теперь, когда Рик совсем близко подошел к этим гробам, он заметил, что существа, лежащие в них, совершенно не подходят под понятие «человек». И формы их тела, и вид плоти, из которой они состояли, — все свидетельствовало, что это создания мира, далекого и от Земли, и от Марса. Эти существа лежали на своих ложах совершенно неподвижно. Дыхания Рик не заметил. И все же через прозрачную крышку тела казались теплыми и живыми; не было заметно никаких признаков распада или гниения, не похожи они были и на мумии. Рику почему-то пришла в голову мысль о первых космонавтах, которых при длительном перелете погружали в искусственный летаргический сон.

Рик решил, что это и есть легендарные Мыслители, и что город, через который он только что прошел, принадлежит им. Все обнаженные тела выглядели совершенно одинаковыми, и Рик сделал вывод, что у них не было половых различий. Формы этих существ были столь же совершенны и столь же отвратительны, как и здания, которые они построили.

Рик решил не задерживаться в своего рода некрополе и решительным шагом направился к арке, которая открывала путь на лестницу, ведущую к переходу в другой купол. Как ни странно, он не испытывал никакого страха: выбор сделан, и надо было пройти весь путь до конца. Когда он дошел до арки, опять вспомнил, что у него нет оружия. Он осмотрелся, но ничего подходящего не нашел. Тогда он сжал зубы и шагнул на первую ступеньку лестницы. Она была совершенно голой, в случае внезапного нападения укрыться абсолютно негде. «Но какой смысл прятаться, когда имеешь дело с телепатом?» — с горькой усмешкой подумал Рик. Сейчас у него было только одно непреодолимое желание: поскорее со всем этим покончить. А для этого необходимо найти Штрома. Рик решительно взбирался по лестнице, и у него даже мысли не возникало, что это последнее сражение может закончиться не в его пользу, что он может здесь и погибнуть. Нет, он сюда пришел, чтобы выполнить работу, для которой и предназначен.

В третьем куполе размещалось что-то наподобие огромной лаборатории или склада приборов. Но подробно рассмотреть это помещение Рик так и не сумел, потому что перед ним как из-под земли вырос Джаффа Штром с бластером в руке.

Рик остановился и смотрел, как лицо Штрома расплывается в притворно дружеской улыбке.

— Где Майо? — не тратя времени на лишние разговоры, спросил Рик.

Штром мотнул головой по направлению к центру купола.

— Там. Не беспокойся, она цела и невредима. Только вот помочь тебе не сумеет, да и себе тоже. Этакая дикая кошка! — он смерил Рика взглядом своих черных проницательных глаз. — Жаль, что тебе не суждено понаблюдать, как я ее буду обламывать. Очень жаль! Тебе бы это понравилось.

Рик ничего на это не ответил, он стоял, опустив расслабленные руки вдоль бедер. Лицо его не выражало никаких эмоций, глаза были полузакрыты. Он стоял посреди хрустальной лестницы, его грудь находилась как раз на уровне ног Штрома.

— Как тебе понравилось музыкальное приветствие? — поинтересовался Джаффа.

Рик не счел нужным что-либо отвечать. Штром громко рассмеялся:

— Да не стесняйся ты! Я же все и так знаю. Я все время следил за твоими мыслями. Каждую секунду был в курсе того, что ты думаешь. Заранее знал, что ты собираешься предпринять.

Он кивнул в сторону лежащих под стеклянными крышками тел:

— Забавные вкусы у этих птичек, правда? Никак не могу понять, кто они такие и откуда здесь взялись. Как ни пытаюсь, не получается проникнуть к ним в мозг. Похоже, что их разум покинул здешний мир и переместился куда-то далеко в царство мысли. А эти тела, насколько я понял, просто искусственные мешки, которые давно уже не играют никакой роли.

Штром оборвал свой монолог и начал рассматривать Рика так пристально, как будто хотел запечатлеть в своей памяти каждую его черточку, каждую деталь его облика.

— Очень хочется навсегда, на всю жизнь запомнить тебя. Ты знаешь, ни к одному человеку я не испытывал и не испытываю такой ненависти. Это, наверное, потому, что ты так же силен, как и я, а это пугает. Но я не привык бояться. Страх — очень противное чувство, я это понял, когда еще был гладиатором. Тогда я научился его побеждать, потому-то и выжил.

— Но Марс потерял,—улыбнулся Рик. — Я, как ни крути, отобрал его у тебя.

— Не-ет…, — Штром говорил медленно, как бы размышляя вслух. — Нет, не отобрал. Ты нарушил мои планы, тут ничего не скажешь. Ты чуть не убил меня, и это верно. Ты далеко не глупый малый: надо же, догадался в последний момент, что я умею читать мысли и готов к встрече. А я был слишком самоуверен, поэтому-то и не успел вовремя дотянуться до выключателя, чтобы уничтожить всю вашу компанию. Единственное, что я успел, так это отскочить в сторону. Меня всего лишь ранило осколком, а вот дезинтегратор оказался разрушен. — Джаффа, не сдержав злости, выругался. — Вот, исходя из всего этого, я и придумал для тебя казнь, которая сможет удовлетворить меня по-настоящему, которая возместит мне все издержки.

Рот Рика скривился в издевательской ухмылке:

59
{"b":"5279","o":1}