1
2
3
...
10
11
12
...
84

Сделав несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться, она вместе с кузенами миновала Чипсайдский рынок, проехала мимо собора Святого Павла и наконец оказалась на Фрайди-стрит, где стояла таверна «Королевский петух».

Вдали от родины Кили чувствовала себя очень одиноко, несмотря на то что рядом с ней постоянно находились кузены. Здесь никому не было дела до языческой жрицы с сомнительным даром предвидения или нищей принцессы из Уэльса.

Кили надеялась, что правильно истолковала свое видение и что таверна «Королевский петух» будет для них надежным укрытием от подстерегающей опасности.

Если бы Кили знала, кто в тот момент сидел в «Королевском петухе» и поджидал ее кузенов, она наверняка убежала бы вместе с братьями в Уэльс.

Таверна была на удивление просторной. Слева, рядом с узкой лестницей, ведущей наверх, где располагались комнаты для постояльцев, горел очаг. Справа находилась стойка бара. Посреди помещения стояли столы и стулья.

Ричард Деверо сидел в дальнем углу лицом к входной двери за одним столиком с Уиллисом Смайтом. Приятели пили эль и разговаривали.

– Если бы я знал, что ты собираешься угостить меня, я выбрал бы заведение подороже, – заметил Уиллис, – такое, куда ходят более приличные люди.

– Перестань, здесь отлично кормят, – сказал Ричард.

– Уже две недели ты не показываешься при дворе, чтобы избежать насмешек, – продолжал Уиллис. – Чем дольше будешь отсутствовать, тем труднее тебе будет вернуться.

– В последнее время я занимался делами, связанными с финансовыми интересами королевы, и не мог прибыть ко двору, – сказал Ричард.

Уиллис улыбнулся, понимая, что его друг лукавит.

– В том, что задета честь благородного человека, нет ничего смешного, – продолжал Ричард. – И если тебе дорого твое смазливое лицо, то перестань рассказывать каждому встречному и поперечному историю моего унижения. Берли сообщил мне, что ты охотно выкладываешь все, что тебе известно, каждому, кто готов тебя слушать.

– Прости меня, – принес свои извинения Уиллис, но его усмешка свидетельствовала о том, что он вовсе не раскаивается в своей болтливости.

– Хозяева таверны – друзья моей сестры Бриджитт, – сказал Ричард, переводя разговор на другую тему.

– Как! – изумленно воскликнул Уиллис. – Графиня водит дружбу с владельцами таверны?

Ричард пожал плечами.

– Много лет назад Бриджитт поссорилась со своим мужем и убежала в Лондон. Здесь она нашла пристанище и кусок хлеба, устроившись в таверну служанкой, пока снова не помирилась с супругом.

Уиллис расхохотался.

– Еще лучше! Графиня работает в таверне служанкой! – воскликнул он, заливаясь громким смехом.

– Насколько я помню, Бриджитт тогда было не до веселья, – сухо заметил Ричард и продолжал: – Кстати, какие еще слухи ходят при дворе, кроме разговоров о нанесенном мне оскорблении?

– Все говорят о том, что твоя помолвка с леди Морганой Толбот – дело почти решенное, – помолчав, ответил Уиллис.

Ричард удивленно посмотрел на приятеля.

– Советую тебе последовать моему примеру, – заметил он. – Найди богатую наследницу и женись на ней. Какие еще новости?

– Некий синьор Флавио Фаджиоли, недавно прибывший из Италии, устроил настоящий переполох среди наших дам, – сообщил Уиллис. – Ты ведь знаешь, что мужчина, сочетающий в себе силу и обаяние, неотразим. Фаджиоли привез с собой из Италии новое изобретение. Оно называется «вилка» и…

– А вот и тушеное мясо, господа, – прозвучал рядом с ними женский голос, и хозяйка таверны поставила на стол две глубокие тарелки, от которых исходил аппетитный аромат.

– Спасибо, Марианна, – поблагодарил Ричард, взглянув на женщину, и галантно поцеловал ей руку.

Марианна смущенно засмеялась. Это была очаровательная женщина с каштановыми волосами, среди которых выделялись светлые прядки. Ее карие глаза светились умом.

– Мадам Жаке, разрешите представить вам барона Уиллиса Смайта, – сказал Ричард.

Беря пример со своего приятеля, Уиллис поцеловал руку женщине.

– Рад познакомиться с вами, мадам, – сказал он.

– Вас долго не было видно, – заметила Марианна. – Как поживает ваша сестра?

– У нее все хорошо, – ответил Ричард, – но Бог наградил ее дочерью, которая столь же своенравна, как и она.

Марианна улыбнулась и сочувственно покачала головой.

– Не мне смеяться над несчастьем Бриджитт. Моя дочь Тереза тоже доставляет мне немало хлопот.

– Примите мои соболезнования, мадам, – сказал Ричард и, понизив голос, продолжал: – Я приехал сюда, чтобы схватить двух разбойников, и мне нужна ваша помощь. У вас, случайно, не останавливались двое верзил?

– Вы имеете в виду тех двух парней, которые сопровождают девушку с фиалковыми глазами? – спросила Марианна.

– Девушку с фиалковыми глазами? – удивленно переспросил Ричард.

Он знал только одного человека, у которого были глаза столь необычного цвета, – герцога Ладлоу. Марианна кивнула.

– Как их имена?

– По-моему, все они Глендоверы или Ллойды.

– Черт возьми, да это же проклятые валлийцы, – тихо промолвил Уиллис.

– Эти свиньи ограбили меня по дороге в замок Ладлоу, – сказал Ричард.

– Они сняли с него сапоги и увели лошадь, – добавил Уиллис. – Граф вынужден был добираться босиком до замка Ладлоу.

Марианна расхохоталась, и Уиллис Смайт засмеялся вместе с ней. Ричард вспыхнул, хотя ему очень не хотелось выдавать свое смущение. Однако таков удел всех рыжеволосых – они легко краснеют. Люди постоянно подтрунивали над ним с тех пор, как он столкнулся с двумя громилами на дороге в Шропшире. Ричард с трудом терпел насмешки окружающих. Эти проклятые валлийцы дорого заплатят ему за унижение!

– Хотите, я позову стражу? – спросила Марианна.

Ричард отрицательно покачал головой. Стража схватит злодеев, и вскоре их повесят на Тайберне – месте публичных казней в Лондоне. Но Ричарду хотелось самостоятельно отомстить разбойникам. Кроме того, он не желал, чтобы на виселицу отправили женщину. Возможно, хотя это казалось Ричарду маловероятным, она не была замешана в преступлении своих спутников.

– А как ты узнал, что твои обидчики здесь? – поинтересовался Уиллис.

– Эти дурни продали украденную лошадь моему человеку, Дженнингзу, – ответил Ричард.

Уиллис усмехнулся:

– Так, значит, они увели твою лошадь, а потом тебе же ее и продали?

– Да, так оно и вышло.

– Ты собираешься арестовать их? – спросил Уиллис.

– То, что с ними женщина, меняет мои планы, – признался Ричард. – Я прикажу Бигану и другим своим людям не спускать с них глаз.

– Они идут, – прошептала Марианна. – Я оставлю вас на некоторое время.

– Если ты обернешься, – предупредил Ричард своего приятеля, – клянусь, я сверну тебе шею.

Уиллис усмехнулся и стал молча наблюдать за тем, как его друг выслеживает свою добычу.

Увидев Кили, Ричард был потрясен до глубины души ее необычной красотой. Он с восхищением смотрел на миниатюрную девушку с иссиня-черными волосами, вошедшую в таверну в сопровождении двух парней огромного роста. Даже одетая в простое платье, она была неотразима и казалась Ричарду прекраснее любой придворной красавицы.

Ричард с волнением наблюдал за тем, как она садится за столик неподалеку от него, и вдруг понял, что месть для него теперь утратила всякое значение…

«Ну вот, наконец-то мы в полной безопасности», – подумала Кили, переступая порог таверны. Одо и Хью провели ее к столику, стоявшему недалеко от очага.

– Давайте не будем ужинать, а сразу же разойдемся по своим комнатам, – предложила Кили.

– Но ты же целый день ничего не ела, – сказал Одо.

– Ты и так очень худая, Кили, – заметил Хью. – Тебе обязательно нужно подкрепиться. Кроме того, я страшно проголодался.

Кили кивнула, уступая им. Ее нервы были напряжены до предела. Шестое чувство, унаследованное ею от предков-друидов, подсказывало Кили, что вот-вот должно произойти что-то очень важное. Ей казалось, что она стоит на краю пропасти и бездна готова поглотить ее.

11
{"b":"528","o":1}