ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пустошь
Замуж не напасть, или Бракованная невеста
Девушка Online. В турне
Игра в сумерках
Мой звездный роман
Создавая инновации. Креативные методы от Netflix, Amazon и Google
Вигнолийский замок
Самый желанный мужчина
Кремль 2222. Куркино

– Прошло восемнадцать лет, дитя мое, – сказал герцог, обращаясь к Кили, – что ты можешь сказать отцу по прошествии столь долгого времени?

– У меня нет отца, – заявила она с горечью, не сводя глаз с герцога. – Произвести на свет не значит быть отцом. Если бы Меган не заставила меня перед смертью поклясться, что я разыщу вас, я бы никогда не явилась сюда.

Герцог мгновенно отреагировал на дерзкое заявление Кили, но не так, как она ожидала. В его глазах вспыхнул лукавый огонек, и по лицу расплылась довольная улыбка.

– Чесси, ты слышала? – спросил он, обращаясь к стоявшей рядом с ним женщине с томными глазами. – Она унаследовала мой гордый нрав!

– Ты прав, Талли, она вся в тебя, – согласилась с ним Чесси, приветливо улыбаясь Кили.

Радость, прозвучавшая в голосе герцога, тронула сердце Кили, и впервые после смерти матери в ее душе проснулась надежда на то, что она, быть может, обретет близких.

– Мне очень жаль, что пострадал ваш слуга, – сказала Кили. – Одо и Хью очертя голову бросаются на мою защиту.

Герцог посмотрел на своего дворецкого, который в этот момент как раз выходил из зала, сильно прихрамывая.

– Думаю, что с Мидом все будет в порядке, – заметил он и, обратившись к Одо и Хью, сказал: – Я у вас в неоплатном долгу за то, что вы доставили сюда мою дорогую дочь.

– О, Талли, как это трогательно! – воскликнула Чесси.

– А теперь, дитя мое, я представлю тебе своих друзей, – сказал герцог и протянул ей руку.

Несколько мучительных мгновений Кили нерешительно смотрела на ладонь отца, а потом с застенчивой улыбкой положила на нее свою руку.

– Разреши представить тебе леди Дон, графиню Чеширскую, – промолвил герцог.

Графиня, цветущая женщина тридцати с небольшим лет, отличалась удивительной красотой. У нее были золотисто-каштановые волосы, карие глаза и пышные формы. Когда она улыбалась, на ее щеках появлялись восхитительные ямочки. Графиня была одета в наряд из красно-золотой парчи, скорее подходивший для придворного праздника, чем для визита к другу. Ее шею, мочки ушей и пальцы украшали алмазы и золото.

– Мне очень приятно познакомиться с вами, леди, – учтиво сказала Кили.

– О Боже, Талли, она мила как ангел! – воскликнула леди Дон с искренним восхищением. – И уж, во всяком случае, она лучше той сучки, которую вы тоже произвели на свет… Послушайтесь моего совета, Деверо, берите в жены эту дочь герцога, а не Моргану.

– Моргана не виновата, что уродилась с таким характером. Она пошла в родню моей жены, – попытался герцог защитить свою отсутствующую дочь, а затем обратился к Кили: – Пойдем дальше, дорогая.

И он подвел ее к следующему гостю.

– Познакомься, это мой сосед Ричард Деверо, граф Бэзилдон.

– Случай снова свел нас, и я благодарен судьбе за это, – сказал граф с легкой улыбкой и поцеловал руку Кили. – Я знал, что мы обязательно встретимся снова, моя красавица.

У Кили закружилась голова, и рука, которую она подала графу, задрожала.

– Мне плохо, – промолвила она, чувствуя, как у нее все плывет перед глазами, и начала оседать на пол.

– У нее обморок! – воскликнул Ричард и подхватил ее на руки, прежде чем она успела упасть.

– О, бедняжка! – вскричала графиня.

– Сюда, Деверо, – сказал герцог, показывая Ричарду путь. – Несите ее наверх.

Ричард последовал за Толботом. Выйдя из зала, они прошли мимо удивленных слуг, подслушивавших их разговор, и поднялись по лестнице в одну из спален особняка. Леди Дон, Одо и Хью не отставали от них.

Положив Кили на кровать, Ричард вгляделся в ее лицо. Девушка показалась ему еще красивее, чем накануне. Ее образ являлся ему во сне этой ночью. Хрупкая и прелестная Кили напоминала редкую экзотическую бабочку.

Очнувшись и увидев, с какой тревогой смотрит на нее граф, Кили попыталась встать.

– Лежите, – остановил он ее. – Вам надо отдохнуть.

– У вас что-нибудь болит? – спросила леди Дон, присаживаясь на краешек постели.

Кили отрицательно покачала головой. Почувствовав приближение нового приступа тошноты, она поспешно закрыла рот рукой.

– Вы что-нибудь ели сегодня? – спросил Ричард.

– Нет.

– А вчера?

– Ваше появление помешало мне поужинать.

– Дитя мое, скажи, когда ты ела в последний раз? – спросил герцог.

– Это был ужин позавчера вечером.

– Глупая девчонка, – с упреком заметила леди Дон, радуясь в душе тому, что недуг Кили можно легко излечить.

Подойдя к двери, графиня позвала Мида и дала ему короткое распоряжение.

– Скоро ты почувствуешь себя гораздо лучше, дорогая, – сказал герцог.

– Леди Дон приказала принести вам легкий завтрак, – добавил граф.

– А потом ты поспишь, – продолжал герцог. – Ты не выйдешь из этой спальни до завтрашнего утра.

Все были очень добры к Кили, но внимание и забота графа казались ей подозрительными. Ричард пожирал ее жадным взором, и Кили чувствовала себя очень неловко.

– Не будем тебе мешать, – сказал герцог, направляясь к двери.

Деверо вынужден был последовать его примеру.

– С вами все будет хорошо, – сказал он Кили на прощание и улыбнулся.

– А мои кузены? Они нужны мне! – приподняв голову, воскликнула Кили, когда Роберт Толбот и Ричард были уже у двери.

Они сразу же остановились и обернулись.

– Твои кузены могут гостить у меня столько, сколько захотят, – заявил герцог.

Кили перевела настороженный взгляд с отца на графа, но выражение его лица было непроницаемым. Кивнув, Кили откинулась на подушки.

– С вашей кузиной все будет хорошо, – сообщил герцог Одо и Хью, дежурившим у дверей спальни, в которую внесли Кили. – С ней случился голодный обморок. Мид покажет вам ваши комнаты и накормит обедом.

– Спасибо, ваше сиятельство, – сказал Одо и с опаской посмотрел на графа.

– Вы очень добры к нам, – добавил Хью. – То есть я хотел сказать, учитывая, что вы англичанин и все такое прочее.

Одо дал брату затрещину и извинился перед герцогом.

– Он настоящий дурень, ваше сиятельство, не обращайте на него внимания.

– Не беспокойтесь, я все понимаю, – промолвил герцог, пряча улыбку.

Братья повернулись и поспешно удалились.

– Простите меня, Деверо, – сказал Роберт Толбот, обращаясь к своему гостю, – но мне очень хочется вернуться к дочери и посидеть с ней, пока она будет завтракать.

Кивнув, Ричард обратился к хозяину дома с просьбой:

– Разрешите мне видеться с леди Кили.

Герцог засмеялся и похлопал молодого человека по плечу.

– Похожее желание возникло у меня, когда я впервые увидел ее мать. Тем не менее я вынужден вам сказать, что наслышан о вашей репутации сердцееда. Я хочу знать, честны ли ваши намерения, мой мальчик?

– Я никогда не вступаю в связь с незамужними девицами, – сказал Ричард. – Мне необходимо жениться и произвести на свет наследника, и я не прочь породниться с вами. Толботы и Деверо – два достойных рода.

– В таком случае вы, очевидно, вскоре посватаетесь к ней и попросите меня благословить ваш брак, – заметил герцог шутливым тоном.

– Такое предположение несколько преждевременно, – сказал Ричард. – Кили упала в обморок, взглянув на меня. Но я постараюсь изменить ее мнение обо мне.

Герцог внезапно крепко ухватил графа за руку.

– Предупреждаю вас, Деверо, если вы поведете себя как бесчестный человек, я буду вынужден убить вас.

– Я все понял, ваше сиятельство, – сказал Ричард и двинулся по коридору к лестнице.

Проводив его взглядом, герцог, внезапно помрачнев, глубоко задумался. Он не знал, что же ему теперь делать. В любом случае под угрозой оказывались жизнь и благополучие его детей.

Кили, первенец герцога, плод его самой страстной любви, будет считаться незаконнорожденной дочерью, хотя на самом деле это было не так. Они с Меган Глендовер сочетались браком, хотя и втайне от всех. Таким образом, Кили была законной наследницей герцога.

Но хотя он и стремился загладить свою невольную вину перед Кили, которая была лишена отцовской любви и ласки все восемнадцать лет своей жизни, герцогу была невыносима мысль, что его единственный сын теперь становился незаконнорожденным, бастардом, и лишался наследства.

14
{"b":"528","o":1}