ЛитМир - Электронная Библиотека

– Редкий камешек, правда? – сказал он, поймав на себе ее изумленный взгляд.

Она кивнула и отвела глаза в сторону.

– Сердолик оберегает своего владельца от всякого зла. Откуда он у вас?

– Я нашел его в Шропшире и оставил себе на память, – ответил Ричард. – Ваши кузены…

Заметив, что Кили вздрогнула и насторожилась, Ричард понял, что она знает о нападении. Но когда ей стало известно о грабеже – до его совершения или уже после? Графу было важно найти ответ на этот вопрос.

– У меня смутное чувство, будто раньше я уже где-то видел ваших кузенов, – сказал он. – Но я не могу вспомнить, где именно.

– Мои кузены приехали со мной из Уэльса, – промолвила Кили. – И я уверена, что вы их никогда прежде не видели, до того самого вечера в таверне, когда мы с вами познакомились.

Ричард, улыбнувшись, кивнул и перевел разговор на другую тему. Кили не должна была догадаться, что он узнал ее кузенов.

– Поскольку вы недавно приехали в Англию, я хотел бы пригласить вас на прогулку по городу, чтобы познакомить с самыми интересными достопримечательностями Лондона.

– Без компаньонки это было бы непристойно, – заметила Кили.

Ричард поднес ее руку к своим губам и, пристально глядя в фиалковые глаза девушки, промолвил сдавленным от возбуждения голосом:

– Ваша красота побуждает меня к этому.

Кили совсем потеряла голову. Ее зачаровывал взгляд изумрудно-зеленых глаз графа.

На лице Ричарда появилась обольстительная улыбка. Он медленно придвинулся к Кили, и его губы стали приближаться к ее полуоткрытому рту. Кили закрыла глаза, их губы соприкоснулись, но этот поцелуй, который должен был стать первым в жизни Кили, так и не состоялся.

«Га-га-га!» – раздался гортанный крик рядом с ними.

Ричард и Кили, вздрогнув от неожиданности, отпрянули друг от друга. Обернувшись, она увидела жирного белого гуся с оранжевым клювом, спешащего вперевалку через лужайку к их скамейке. На шее птицы висело золотое ожерелье, инкрустированное изумрудами и алмазами. Вслед за гусем шла леди Дон в сопровождении двух мальчиков.

– Привет, Энтони! – крикнул Ричард, а затем прошептал, обращаясь к Кили: – Это любимый гусь графини.

Кили душил смех.

– Не тот ли это гусь, которого сегодня приготовят на ужин?

– Ужин из Энтони?! – в негодовании воскликнула леди Дон. – Попридержите язык, дитя мое! – И, повернувшись к своим пажам, графиня распорядилась: – Барт и Джаспер, отведите Энтони в его комнату.

Когда мальчики вместе с гусем удалились, Ричард встал, уступив графине место.

– С нетерпением буду ждать следующей встречи с вами, леди, – промолвил он, обращаясь к Кили и целуя ей руку.

Его взгляд обещал, что при следующем свидании граф намерен зайти намного дальше, используя свое искусство обольщения.

– Приходите сегодня к нам на ужин, – пригласила его леди Дон.

– К сожалению, вечером я обязан быть у королевы, – ответил Ричард. – Может быть, завтра?

– Вы всегда желанный гость в доме Толбота, – заявила леди Дон и, обращаясь к Кили, сказала: – Приехала портниха, чтобы снять с вас мерки, дорогая. Талли готов на любые расходы, лишь бы сделать вам приятное.

– Хорошего дня, – пожелал им Ричард и, повернувшись, направился через лужайку в сторону своих владений.

– Граф подарил мне эту орхидею, – сказала Кили. Леди Дон засмеялась.

– На языке цветов это означает, что он намеревается совратить вас.

Бросив взгляд на удаляющегося графа, Кили покраснел до корней волос от стыда. Она чувствовала себя оскорбленной. В этот момент Ричард обернулся, отвесил низкий поклон и, выпрямившись, подмигнул Кили. Вскоре он уже исчез за живой изгородью.

– Прекрасная работа, – похвалила ее графиня. – Деверо скоро будет есть с вашей руки. А закончится все это тем, что он сделает вам предложение выйти за него замуж.

– Замуж? – переспросила потрясенная ее словами Кили.

– Обожаю свадьбы, – заявила леди Дон, беря Кили под руку и увлекая ее к особняку Толбота. – Сама я уже трижды была невестой. Но вашей свадьбы я буду ждать с особенным нетерпением. Это будет свадьба десятилетия, если, конечно королева тоже не решит наконец вступить в брак.

Кили пришла в ужас. Она пробыла в доме Толбота всего лишь один день, и за это время произошло такое множество событий, что у нее голова шла кругом. Граф предпринял попытку затащить ее в постель, а леди Дон собирается выдать ее за него замуж. Сможет ли она жить в этой стране, среди столь эксцентричных людей?

Глава 5

Кили долго ворочалась в постели, мучаясь от обуревавших ее беспокойных мыслей. Однако в конце концов сон сморил девушку.

Проснувшись перед рассветом, она почувствовала, что в спальне по-осеннему прохладно. Однако вместо того, чтобы подложить угля в камин, Кили надела белый ритуальный балахон и пересекла комнату, шлепая босыми ногами по полу.

В окно барабанил затяжной дождь, и его дробь отдавалась в голове Кили ноющей болью. Ее терзали тревожные мысли. Одо и Хью все еще находились в опасности, и это не давало Кили покоя.

Граф постоянно повторял, что видел их где-то. Пройдет какое-то время, и он непременно вспомнит, при каких on именно обстоятельствах встречался с ее кузенами.

Кили считала, что честность – лучшая политика. Граф как-то сказал, что никогда не причинит ей боли намеренно. Если Одо и Хью отправят на виселицу, сердце Кили разорвется от горя. Может быть, ей следует признаться во всем графу и просить его проявить милосердие? А что, если он арестует ее кузенов? Сможет ли Кили жить дальше, зная, что их смерть на ее совести? Это она во всем виновата. Если бы Одо и Хью не беспокоились так о ее благополучии, они не отправились бы грабить графа на большую дорогу. Более того, они никогда не приехали бы в Англию.

Кили решила обратиться к великой матери с просьбой наставить ее. Если ее признание принесет пользу кузенам, она незамедлительно расскажет обо всем графу.

Взяв священные камешки, Кили выложила круг в центре комнаты, оставив его западную часть разомкнутой, затем вступила в него и замкнула последним камнем.

– Пусть тревожные мысли останутся снаружи, – сказала она.

Держа в руках золотой серп, Кили повернулась три раза по часовой стрелке и остановилась лицом к западу. Закрыв глаза и опустившись на колени, она прислушалась к собственному мерному дыханию. Подождав немного, дотронулась до кулона.

– Я вижу предков, они наблюдают и ждут, – прошептала Кили. – Звезды вещают через камни, свет струится сквозь густую крону дубов. Небо и Земля – одно царство.

Помолчав и настроившись на общение с высшими силами, Кили воздела руки и промолвила:

– Духи пути моего, дайте мне услышать, что возвещают деревья. Духи предков моих, дайте услышать, что шепчет ветер. Дух племени моего, дай понять предсказания облаков. Услышьте, духи, мой призыв. Откройте мое сердце, чтобы я смогла заглянуть за горизонт.

И произошло чудо. Перед мысленным взором Кили возникли неясные образы…

Комната, наполненная книгами… Нежная улыбка на губах графа. Чувство полной защищенности… сильные надежные руки…

Образ поблек и исчез. И Кили вновь вернулась к действительности.

Сжимая кулон, она произнесла:

– Пусть любовь моей матери, заключенная в этом драконе, защитит меня и моих близких. Благодарю тебя, великая богиня, за то, что ты наделила меня мудростью!

Кили подошла к западной стороне окружности и, подняв магический камень, разомкнула ее. Сняв ритуальное одеяние и убрав его в сумку, она легла в постель и укрылась одеялом.

Кили должна была осуществить задуманное. Она решила днем встретиться с графом и попросить его пощадить ее кузенов. Одо и Хью смогут как-нибудь компенсировать ущерб, причиненный графу.

Около одиннадцати часов утра Ричард и Уиллис Смайт сидели в роскошно обставленном кабинете Деверо в его лондонском доме и вели беседу. Граф хмуро взирал на своего приятеля. У Ричарда раскалывалась голова от боли и забот. Накануне вечером он очень поздно лег спать, а сегодня рано утром потерял много времени впустую, знакомясь с неутешительными финансовыми отчетами. Его угнетала мысль о том, что завтра ему придется сообщить плохие новости королеве.

19
{"b":"528","o":1}