ЛитМир - Электронная Библиотека

И тогда все собравшиеся в парадном зале словно сошли с ума. Они начали кричать, бить в ладоши и свистеть, выражая восторг и радость. Прервав поцелуй, Ричард пристально вгляделся в затуманенные глаза Кили и сказал:

– А теперь пора подписать брачный договор.

Кили подошла к столу и поставила свою подпись на документе. На горе или на радость, но она должна была стать женой графа.

– А это – ваше обручальное кольцо, красавица моя, – сказал Ричард, достав что-то из кармана.

Кили задохнулась от восторга, увидев изящное золотое колечко, украшенное семью камнями.

– Какой милый перстенек! – воскликнула леди Дон.

– Молодец, Деверо, – похвалил будущего зятя герцог. Однако все внимание Ричарда было сосредоточено на Кили.

– Это символический подарок, – объяснил он. – Из букв, с которых начинаются названия этих камней, складывается слово «дорогая» – диамант, оникс, рубин, оникс, гагат, аметист, янтарь.

Взяв левую руку невесты, Ричард надел кольцо на безымянный палец.

– Pour tousjours, – произнес он по-французски.

– А что это значит? – спросила она.

– Навсегда, – ответил он.

И Кили, поддавшись внезапному порыву, погладила его по щеке, а затем поцеловала в губы, чем несказанно удивила своего жениха.

– Проводите меня, пожалуйста, до дверей, – попросил он.

– Вы уже уходите?

– К сожалению, да. Более того, через час я уезжаю. Я должен сопровождать королеву в поездке, которая продлится недели две.

– Целых две недели?! – в отчаянии воскликнула Кили. Ричард улыбнулся.

– Спасибо, дорогая моя, – сказал он.

– За что?

– За то, что это известие так огорчило вас. Меня радует то, что вы будете скучать без меня.

– Я не собираюсь скучать без вас, – солгала Кили.

– Однако будете. И вам будет не хватать моих губ…

И Ричард, быстро поцеловав ее, вышел из зала.

Глава 8

Кили действительно скучала без Ричарда и с тоской вспоминала вкус его поцелуев. Две недели тянулись очень медленно. На четырнадцатый день разлуки Кили вышла в сад и присела на каменную скамью.

Осень была на исходе. На ясном небе светило солнце, но холодный ветер уже предвещал скорое наступление суровой зимы.

Зябко кутаясь в плащ, Кили посмотрела туда, где стоял дом Деверо. Вернется ли граф сегодня, ровно через две недели, как и обещал? Или ее ожидание напрасно? Интересно, что он делает сейчас? С кем общался при дворе и о чем говорил?

Мучительные вопросы не давали Кили покоя. Ею овладело нетерпение. Кили хотелось поскорее увидеть графа. Она представляла, как он бежит к ней через лужайку, чтобы заключить в объятия, и ее сердце трепетало от сладких предчувствий.

Неопределенность пугала девушку, ее мучили сомнения. А что, если граф сожалеет о своей помолвке с ней? Чтобы успокоиться, Кили смотрела на свое обручальное кольцо, украшенное семью камнями, и это придавало ей бодрости.

«Pour tousjours, – вспоминала она слова Ричарда. – Навсегда».

Закрыв глаза, Кили пыталась представить, как теплые губы Ричарда касаются ее губ, как он сливается с ней в страстном поцелуе, но ее усилия были тщетны. Между воспоминанием об ощущении и непосредственно самим ощущением лежала огромная пропасть.

И все же Кили не хотела открывать глаз, пока перед ее мысленным взором стоял образ графа. Сейчас, должно быть, синяки и ушибы уже зажили и не портят его лицо…

– Добрый день, дорогая моя! – раздался вдруг голос графини Чеширской.

Открыв глаза, Кили с удивлением и тревогой увидела, что к ней через лужайку спешат несколько человек. Двоих она сразу же узнала. Это были герцог и леди Дон. Вместе с ними к Кили приближалась белокурая девушка, похожая на ангела, и мальчик – ее единокровные брат и сестра. Кили решила вооружиться терпением и, поднявшись, ждала их приближения.

– Генри, Моргана, это ваша сестра Кили, – представил герцог свою старшую дочь. – Кили, познакомься, это твои брат и сестра.

Чувствуя благодарность к брату, который помог ей обрести отца, Кили сначала повернулась к нему. Пятнадцатилетний Генри унаследовал иссиня-черные волосы Роберта Толбота, что роднило его с Кили, и голубые глаза своей матери, такие же, как у Морганы. Кили и Генри улыбнулись друг другу.

– Рад познакомиться с тобой, – сказал Генри.

– Я тоже очень рада, – ответила Кили и повернулась лицом к Моргане, голубоглазому ангелу, выставившему ее из замка Ладлоу. – Я всегда мечтала иметь сестру, – промолвила Кили с робкой улыбкой. – Надеюсь, мы подружимся.

– Хитрая потаскушка! – прошипела Моргана с такой лютой ненавистью, что Кили попятилась.

– Попридержи свой язык, Моргана, – одернул ее герцог, – или я прикажу запереть тебя в спальне.

– Я не желаю жить под одной крышей с вашей незаконнорожденной дочерью, – заявила Моргана. – Прогоните ее!

«Вот оно, началось!» – с горечью подумала Кили. Граф, похоже, скорее, чем предполагала Кили, осознает, что совершил ошибку, предложив ей стать его женой.

– Я без колебаний отошлю тебя назад в Шропшир, – пригрозил герцог младшей дочери. – И не пожалею о том, что ты состаришься там, так и не выйдя замуж.

– Она украла мою одежду! – воскликнула вдруг Моргана, топнув ножкой.

– Я прошу прощения за то, что взяла на время твое платье, – сказала Кили. – Его сиятельство и графиня настояли, чтобы я надела его. Я немедленно переоденусь и верну его тебе.

– Неужели ты думаешь, что я буду носить эту одежду после того, как ты прикасалась к ней? – презрительно спросила Моргана.

– Твоя сестра останется здесь, – заявил герцог, обращаясь к младшей дочери. – А ты не распускай язык и веди себя прилично. Или я зря плачу Эшмол за то, чтобы она учила тебя хорошим манерам?

– Успокойтесь, Моргана, – промолвила графиня, решив окончательно вывести младшую дочь герцога из себя. – Кили осталось недолго жить с вами под одной крышей, через месяц она уедет из дома вашего отца.

– Я с нетерпением буду ждать этого дня, – заявила Моргана. – Впрочем, как и даты вашего отъезда, графиня.

Герцог занес уже было руку, чтобы шлепнуть свою вздорную дочь, но графиня остановила его. С лучезарной улыбкой она завершила разгром Морганы:

– Наша дорогая Кили сумела очаровать графа Бэзилдона. В ноябре они с Деверо обвенчаются в Хэмптон-Корте.

– Так ты украла моего суженого?! – завопила Моргана.

– Твоего суженого? – переспросила Кили, потрясенная ее словами, и вопросительно взглянула на герцога.

Но тот молчал, озабоченно хмурясь.

– Коварная потаскуха! – закричала Моргана и дала Кили звонкую пощечину рукой, унизанной тяжелыми перстнями.

От этого удара Кили отлетела в сторону и упала на землю около каменной скамьи. Герцог, леди Дон и Генри бросились ей на помощь.

– Со мной все в порядке, – прошептала Кили, приподнимая голову.

– У тебя губа кровоточит, – заметил Генри, приложив к ранке свой носовой платок.

Кили скосила глаза на белоснежную ткань, а затем снова посмотрела на брата.

– Не беспокойся, он совершенно чистый, – заверил ее Генри. – Я еще им не пользовался.

Услышав это замечание, Кили не смогла сдержать улыбки. Взяв платок из рук брата, она прижала его к своей разбитой губе.

– Хочешь, я помогу тебе встать на ноги? – спросил Генри. Кили отрицательно покачала головой и, не глядя на сестру, сказала:

– Простите, леди Моргана, я не хотела причинить вам боль.

Известие о том, что Ричард до их знакомства ухаживал за ее сестрой, причиняло Кили больше страданий, чем разбитая губа.

– Кили не сделала ничего плохого, – заявила леди Дон, – это решение графа. Деверо души в ней не чает, очевидно, за ее мягкость.

– Не могу поверить в то, что это правда, – жалобно сказала Моргана, и у нее на глаза навернулись слезы.

– Немедленно ступай в свою комнату, – велел ей герцог. – И не смей показываться мне на глаза до ужина, а не то я возьму ремень и выпорю тебя.

– Так, значит, ты на ее стороне?! – возмутилась Моргана. – Неужели она настроила против меня моего собственного отца?

33
{"b":"528","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Агент «Никто»
1984
Калсарикянни. Финский способ снятия стресса
Подвал
Французские дети не плюются едой. Секреты воспитания из Парижа
Мег. Первобытные воды
Лолита
Динозавры. 150 000 000 лет господства на Земле