ЛитМир - Электронная Библиотека

Кили и Генри, склонив головы, начали тихо перешептываться, придумывая озорные выходки, с помощью которых можно будет разыграть обитателей дома Толбота. Они так увлеклись, что не заметили, как к ним подошел граф.

– Добрый день, красавица моя, – промолвил он.

При звуке любимого голоса Кили подняла голову, и прежде чем успела подумать о том, что надо бы скрыть свои чувства, на ее лице появилась счастливая улыбка. Как всегда в присутствии графа, ее охватило радостное волнение.

– Вы скучали без меня, дорогая моя? – спросил Ричард.

– Возможно, я скучала бы, но графиня постоянно отвлекала меня разными делами.

– Вы раните мое сердце своими словами, любимая, – промолвил Ричард. – Каждая минута, проведенная при дворе без вас, казалась мне целой вечностью. Я боялся, что зачахну от тоски в разлуке с вами.

Кили изогнула черную как смоль бровь.

– А как поживают леди Capa и леди Джейн?

– Кто? – спросил граф с выражением кроткой невинности на лице.

Кили рассмеялась, обаяние графа обезоруживало ее.

– Мы с Генри придумывали розыгрыши для Сэмуи… то есть я хотела сказать – для Дня всех святых, – сообщила она.

Генри встал, уступая графу место на скамье рядом с Кили.

– Примите мои поздравления, милорд, – сказал он, подмигивая Ричарду. – Я слышал, у вас скоро свадьба. А как вы поохотились при дворе?

– Я больше не играю в эти игры, – ответил Ричард, в свою очередь весело подмигивая мальчику, но когда он перевел взгляд на Кили, у него сразу же испортилось настроение. – Что у вас с лицом? – спросил Деверо. – У вас опухшие глаза. Вы плакали?

– Я упала, – солгала Кили. – И от боли заплакала.

Ричард неожиданно обнял ее за плечи и прижал к себе.

– Теперь вы видите, что я вам нужен, чтобы всегда защищать и оберегать вас, дорогая? – нежно спросил он.

– Никто не успел защитить Кили от гнева этой бесноватой сучки, – заметил Генри. – Моргана ударила ее по лицу.

– Генри! – воскликнула Кили, бросая на брата осуждающий взгляд.

– Позвольте нам поговорить наедине, – обратился Ричард к Генри раздраженным тоном. Это был скорее приказ, чем просьба.

– Пожалуйста, – промолвил Генри и, повернувшись к Кили, сказал: – Мне жаль, что ты моя сестра и я не могу заняться с тобой тем, что в последнее время меня так увлекает.

– Ну почему же? Я могла бы помочь тебе заняться любимым делом, – предложила Кили.

– Но только не в этом случае.

– Почему?

Подмигнув графу, Генри направился в сторону дома и, обернувшись, на ходу бросил сестре:

– Потому что речь идет о занятиях любовью.

Кили покраснела до корней волос, она боялась поднять глаза на графа.

– Впредь никогда не лгите мне, – прошептал Ричард ей на ухо. – Я презираю лгунов.

– Однако вы забыли сообщить, что собирались жениться на Моргане. Вы умолчали об этом, а это тоже ложь.

– Это Моргана намеревалась выйти за меня замуж, но, проведя неделю в замке Ладлоу, самую длинную и скучную в моей жизни, я решил, что этому не бывать, – сказал Ричард. – К такой девице может посвататься только нищий, у которого нет другого выхода.

После этих слов Кили немного успокоилась.

– Злые люди, как правило, бывают несчастными, – сказала она. – Надо проявлять сочувствие к окружающим.

– Вас мучает ревность? – спросил Ричард.

– Нет, никогда, – слишком поспешно ответила Кили. Ричард изогнул бровь. Теперь эта привычка графа с каждым днем казалась Кили все очаровательнее.

– Что именно вы обсуждали с Генри? – поинтересовался Ричард.

– Мы придумывали розыгрыши ко Дню всех святых.

– Какие именно?

– Это тайна.

Ричард нежно поцеловал Кили в уголок рта, стараясь не задеть разбитую губу, и попросил:

– Поделитесь ею со мной, дорогая.

Кили покачала головой:

– Нет, мы с братом готовим вам сюрприз.

Ричарду хотелось припасть к ее губам, но он не мог этого сделать, поскольку знал, что тем самым причинит боль Кили. Поэтому граф довольствовался тем, что поцеловал ее в шею.

Кили охватил трепет наслаждения. Она не знала, должна ли позволять ему подобные смелые ласки теперь, когда они помолвлены. Или следует остановить его, хотя Кили очень не хотелось этого делать…

– Меня ждут дела, – прошептал он ей на ухо, – но мы еще увидимся, сегодня вечером я ужинаю у вас.

– Нет, вам не стоит приходить к нам, – попыталась отговорить его Кили. – Моргана…

– Ею займется барон Смайт, он не даст ей скучать, – промолвил Ричард и прижался губами к ее виску. – Уиллис увлечен Морганой.

При упоминании о черноволосом приятеле графа у Кили по спине привычно пробежал холодок, и в ее фиалковых глазах отразилось беспокойство.

– Что случилось? – удивленно спросил Ричард, заметив произошедшую в ней перемену.

– Я не люблю барона, – призналась Кили.

– Но ведь вы едва знакомы с ним.

– Внутренний голос подсказывает мне, что ему нельзя доверять.

– Женское чутье?

– От него веет смертью. Барон – опасный, ненадежный человек.

Ричард рассмеялся.

– Разве вы цыганка, умеющая предсказывать судьбу? – поддразнивая невесту, спросил он. – Или ведьма?

– Я… – начала было Кили, но осеклась, опасаясь, что ее признание может расстроить свадьбу.

Ей очень хотелось выйти замуж за графа, даже если их брак будет недолговечным.

– Так кто же вы такая? – спросил Ричард с улыбкой.

– Глупая женщина.

– Нет, неправда, – возразил Деверо. Он устремил на нее пылкий взор и продолжал хрипловатым от сдерживаемой страсти голосом: – Вы прекрасны, как богиня Венера, и сладки, как марципан… Но вы заблуждаетесь, считая Уиллиса опасным человеком.

Кили заставила себя улыбнуться.

– Я буду рада признать свою ошибку.

– Увидимся за ужином, дорогая, – сказал Ричард и направился к своему дому.

Уже подходя к крыльцу, Ричард неожиданно вспомнил предостережение Берли во время их разговора в замке Кенилуорт. Повернувшись, он поспешил снова в сад, но Кили уже не было на прежнем месте. Она успела вернуться в дом Толбота. Неужели то, что Кили и Берли характеризовали Смайта почти одними и теми же словами, простое совпадение?

Всю вторую половину дня Кили провела у себя в комнате. Ей очень не хотелось попадаться на глаза сестре и терпеть ее выходки. Но нельзя было сидеть взаперти до бесконечности. Кили совсем было пала духом, но ей в спальню принесли новые наряды.

Она выбрала светло-серое бархатное платье с шелковыми нижними юбками и блузкой цвета слоновой кости. Приглушенные тона этого наряда напоминали Кили туманы в горах родного Уэльса и соответствовали ее настроению. Единственным ярким пятном в наряде был блестящий кулон в форме головы дракона, который она носила не снимая.

Кили боялась, что Моргана набросится на нее с оскорблениями в присутствии графа. Впрочем, возможно, это был бы хороший урок для него. Граф должен знать, что может принести ему брак с незаконнорожденной. Или он разорвет помолвку, или приготовится к тому, что всю жизнь его жену будут преследовать перешептывания за спиной.

Кили не могла забыть и о бароне Смайте, собиравшемся присутствовать на ужине, и хотя она не любила этого человека, однако решила не показывать свою неприязнь при Ричарде.

Погрузившись в свои мысли, Кили начала покусывать верхнюю губу, но тут же вскрикнула от боли. Ранка все еще давала о себе знать. Девушка заставила себя встряхнуться и выйти из спальни.

– Добрый вечер, красавица моя, – приветствовал ее Ричард, когда Кили спустилась по лестнице в вестибюль.

Граф стоял, прислонившись к стене, со скрещенными на груди руками. Он окинул ее внимательным взглядом своих изумрудно-зеленых глаз. Но Кили так и не поняла, какое впечатление произвела на жениха, поскольку выражение лица последнего оставалось непроницаемым.

– Что вы здесь делаете? – удивленно спросила она.

– Жду вас.

Радостная улыбка озарила ее лицо.

– В этом нет никакой необходимости. Я знаю, как пройти в парадный зал.

35
{"b":"528","o":1}