1
2
3
...
35
36
37
...
84

Ричард усмехнулся.

– Отважные рыцари всегда защищают своих дам от драконов, – торжественно заявил он. – Я думал, вы захотите явиться в общество одного из таких чудищ под моей охраной.

– Вы очень галантны, – отметила Кили, у которой потеплело на душе от его слов. – А как вы догадались о моих опасениях?

– Я сердцем чувствую ваше настроение, дорогая моя.

– Вы остры на язык, милорд.

Ричард хмыкнул.

– После свадьбы вы увидите, каким дерзким может быть мой язык, – заметил он.

Кили покраснела. Она не понимала, что граф имеет в виду, но за время общения с ним убедилась, что его слова всегда таят в себе двойной смысл.

– Краска смущения вам очень к лицу, – сказал Ричард и поцеловал Кили в разрумянившуюся щеку.

Граф повел ее не в парадный зал, а в небольшое помещение, отведенное под столовую, где их уже ждали хозяин дома и его гости. Во главе стола сидел герцог Ладлоу, напротив него – леди Дон. Моргана и Уиллис Смайт заняли места по одну сторону стола, а Генри – по другую. Около него стояли два свободных стула. Кили села между братом и Ричардом.

– Опоздавшие не получат ужина, – заявила Моргана.

– Я сам решаю, кто будет есть, а кто останется голодным, – резко сказал герцог.

Сдерживая страх, который внушал ей барон, Кили улыбнулась ему как можно приветливее и сказала:

– Рада снова видеть вас, сэр.

– Зовите меня просто Уиллис, – с улыбкой промолвил Смайт. – Вы разбили губу?

Кили кивнула.

– Я упала, – сказала она и тут же услышала, как Ричард и Генри сдержанно кашлянули, демонстрируя ей свое неодобрение.

Моргана пронзила обоих острым как кинжал взглядом. Кили сосредоточила все свое внимание на еде, делая вид, что ничего не замечает.

Перед ней стояли аппетитные блюда. На первое был суп из капусты, за ним последовал жареный цыпленок с рисом и миндалем. К цыпленку подали также тушеные овощи.

– Ты прекрасно выглядишь в новом наряде, – сделал герцог комплимент старшей дочери.

– Она похожа на маленького серого голубя, – заметила Моргана со злобной улыбкой.

– Скорее на прелестную печальную голубку, – возразил Ричард.

Генри прочистил горло, и, бросив на него взгляд, Кили увидела, что он подмигивает ей.

– Леди Дон, – громко обратился он к графине, – мне хотелось бы знать, как идут приготовления к свадьбе.

– О, об этой свадьбе еще долго будут говорить, – сказала графиня, не обращая внимания на хмурый взгляд герцога. – Только подумайте, Генри, наша дорогая Кили сочетается законным браком с первым графом Англии, одним из фаворитов королевы, среди блеска и роскоши Хэмптон-Корта.

– Елизавета собирается устроить великое торжество, – добавил Ричард, подхватывая тему, начатую графиней.

– А я удостоен чести быть на свадьбе шафером, – сказал Уиллис, поднимая кубок с вином в приветственном жесте.

– Расходы, связанные со свадьбой, оплатит королева? – спросила Моргана.

– Оплату расходов берет на себя отец невесты, – ответил герцог. – И ты об этом прекрасно знаешь.

– Неужели какая-то побочная дочь стоит таких денег и хлопот? – спросила белокурая мерзавка и презрительно фыркнула.

– Моргана! – одернул ее герцог.

Кили не желала отвечать грубостью на грубость, чтобы не портить ужин своим близким. Кроме того, что она могла возразить Моргане? Кили действительно была побочной дочерью, рожденной вне законного брака. Удрученная своими мыслями, она потупила взор.

– Надеюсь, мне позволят присутствовать на свадьбе? – спросил Генри, обращаясь к отцу. – Кили нужен надежный человек, чтобы присматривать за ее кузенами.

Ричард бросил на Кили удивленный взгляд. То, что она собиралась пригласить своих разбойников на свадьбу, стало для него новостью. По правде говоря, мысль о том, что два неуклюжих недоумка окажутся при дворе и смогут там что-нибудь натворить, приводила его в ужас.

Заметив реакцию графа на слова Генри, Моргана спросила:

– Неужели вы собираетесь представить этих мужланов при дворе?

– Одо и Хью – мои родственники, – сказала Кили. – И конечно же, они должны присутствовать на моей свадьбе.

Она бросила взгляд на графа, прося у него поддержки.

– Иначе и быть не может, дорогая, – промолвил Ричард, взяв себя в руки. – Мэй, Джун и Генри присмотрят за ними… то есть, я имею в виду, составят им компанию.

– Мэй и Джун? – удивленно спросил Уиллис.

– Ричард нанял двух своих кузин в камеристки к леди Кили, – объяснила леди Дон.

– А зачем ей две камеристки? – ревниво спросила Моргана. – Одной было бы вполне достаточно.

– Наш дорогой Ричард вдвое богаче самого состоятельного англичанина, поэтому его жене требуется вдвое больше камеристок, – ответила леди Дон, не обращая внимания на абсурдность подобного объяснения. – Вы видели ее обручальное кольцо?

Кили немедленно спрятала свою левую руку, не желая раздражать сестру.

– А ну покажи! – воскликнул Генри и, взяв Кили за руку, поднял ее так, чтобы кольцо видели все присутствующие. Разглядывая его с преувеличенным восхищением, Генри стал перечислять камни: – Диаманты, аметисты…

– Папа! – воскликнула разгневанная несносным поведением брата Моргана. – А ты знаешь, что Генри перепортил всех девиц в замке Ладлоу?

Ричард и Уиллис покатились со смеху. Графиня Чеширская захохотала. Кили закусила губу, но тут же пожалела об этом, почувствовав острую боль. И только герцог сохранял невозмутимость.

– Это неподходящая тема для разговора за столом, – заметил он младшей дочери. – Мы обсудим это позже, – пообещал он сыну.

– Послушай, Талли, – встала на защиту будущего пасынка графиня, – для мальчиков вполне естественно…

– Чесси, пойми, я не желаю, чтобы мой замок наводнили незаконнорожденные дети моего… – Герцог осекся, вспомнив, что его собственные незаконнорожденные дети сидят сейчас за столом.

В комнате повисла неловкая тишина, которую опять нарушила Моргана.

– Что заставило вас принять решение жениться на нашей дорогой, но, к сожалению, незаконнорожденной сестре? – спросила она графа.

– Деверо страстно добивался ее, – выпалил Генри, – и с помощью хитроумного плана заманил в ловушку, из которой существовал только один выход – брак.

– Думаю, это было нетрудно сделать, – насмешливо сказала Моргана. – Эта девица наверняка такая же распутница, какой была ее мать.

Герцог протянул руку, чтобы дать пощечину Моргане, но не успел. Кили так стремительно вскочила со стула, что тот перевернулся. Прекрасная в своей ярости, она оперлась ладонями о стол и устремила пылающий взор на сестру.

– Прими к сведению мои слова, – грозно сказала она. – Я сносила и готова впредь сносить твои оскорбления, касающиеся лично меня, но не смей плохо говорить о моей матери. Меган была самой деликатной женщиной на свете и, конечно, простила бы тебе все, что ты тут наболтала, однако кровь англичан, которая течет в моих жилах, заставляет меня не давать тебе спуску. Если ты еще хоть раз заденешь мою мать, я убью тебя на месте. Ты поняла?

Перепуганная Моргана на мгновение лишилась дара речи.

– Отвечай, – потребовала Кили. – Ты поняла меня?

– Д-да, – запинаясь, пробормотала Моргана и кивнула.

– Твое здоровье и хорошее самочувствие зависят от того, насколько крепко ты запомнишь мое предупреждение, – процедила сквозь зубы Кили и с высоко поднятой головой покинула комнату.

Ричард заметил слезы в ее глазах.

– Черт побери, – негромко выругался он и поспешил вслед за невестой.

Герцог медленно встал со стула и, не сводя глаз с Морганы, двинулся к ней. Схватив дочь за руку, он вывел ее из столовой.

– Еще немного лука-порея, барон? – спросила леди Дон, хитро улыбаясь.

Губы Смайта изогнулись в усмешке.

– Нет, спасибо, миледи.

– Расскажите, дорогой мой, – обратилась графиня к Толботу-младшему, – как вам пришла в голову мысль заняться порчей девушек в замке Ладлоу?

Услышав этот вопрос, Генри чуть не поперхнулся вином.

Ричард догнал Кили у подножия лестницы. Он быстро схватил ее за руку, пытаясь остановить.

36
{"b":"528","o":1}