ЛитМир - Электронная Библиотека

– Тот, кто отличается от других, привлекает к себе внимание при дворе, – заметил Ричард. – И это может привести его к бесчестью или гибели.

– Кили нужен муж, который обладает силой, достаточной для того, чтобы защитить ее даже от королевы, – сказал герцог. – Если вы не способны выполнить такую задачу, отойдите в сторону, откажитесь от Кили. Я найду ей другого жениха.

Ричард оскорбился, но сдержался и промолчал.

– Так вы готовитесь к свадьбе или отменяете ее? – спросил герцог.

– Готовлюсь! – бросил Ричард и, не произнеся больше ни слова, отправился восвояси.

Герцог проводил его довольной улыбкой.

– Такие щенки, как ты, считают, что все на свете им уже известно, – тихо промолвил герцог. – Нет, Деверо, тебе еще предстоит получить суровый урок. Если женщина запала мужчине в сердце, ему приходится расстаться с независимостью и душевным покоем.

В назначенное графом время – в десять часов утра – Кили вышла во двор. Деревья и кустарники красовались в пестрых осенних нарядах. Яркое солнце почти разогнало утренний туман, и ласковый ветерок щекотал лицо Кили и играл полой ее плаща.

На прогулку Кили вышла в шерстяной фиолетовой юбке и белой льняной блузке, поверх которых был наброшен черный шерстяной плащ. Ее расчесанные на прямой пробор волосы были заплетены в толстую косу и уложены в пучок на затылке.

– Доброе утро еще раз, – приветствовал ее Ричард с улыбкой. – Ваша красота озаряет все вокруг.

Кили зарделась и смущенно улыбнулась графу. Потупив взор, она тайком сквозь густые полуопущенные ресницы наблюдала за ним. Одетый во все черное, граф напоминал ей красивую хищную птицу, более благородную, чем нарумяненные павлины при дворе.

– Вам не следует ездить верхом на мужской манер, – сказал Ричард, помогая Кили сесть на Мерлин. – В Англии леди ездят в дамском седле.

– Мы, валлийки, не жеманничаем подобно англичанкам, – ответила Кили. – Мне нравится сжимать ногами тело Мерлин, и я не умею ездить верхом иначе.

Ричард вспыхнул. Хотя Кили произнесла все это невинным тоном, ее слова вогнали графа в краску. Он внимательно посмотрел на нее, но в ответ Кили только улыбнулась. Неужели она не понимала, что ее слова звучат двусмысленно? Неужели девушка, достигшая восемнадцати лет, могла быть совершенно невинной?

Повернув своих лошадей на северо-восток, Ричард и Кили не спеша поехали по Стрэнду в сторону Лондона, расположенного к востоку от них.

– Ваши разбитые губы сегодня выглядят намного лучше, – заметил Ричард, а потом, помолчав, спросил: – А вы знаете, что ваш Мерлин – кобыла?

– Да. А как зовут вашу лошадь?

– У нее нет имени.

– У каждого существа должно быть имя, – заявила Кили с упреком.

Ричард искоса посмотрел на нее.

– В таком случае, дайте ей имя, дорогая моя.

Кили бросила внимательный взгляд на вороную лошадь графа, немного подумала и сказала:

– Перец.

Ричард засмеялся.

– Это неподходящее имя для лошади графа, – сказал он.

– Вы хотите, чтобы имя одновременно подходило и лошади, и ее хозяину? – спросила Кили.

Ричард кивнул.

– Дайте-ка поразмыслить… Придумала! Назовите ее Тупица. Ну как, вам нравится это имя?

Ричард повернул голову и увидел на ее лице озорную улыбку.

– Нет, мне больше нравится кличка Черный Перец, на ней и остановимся, – ответил он.

По дороге Ричард показывал Кили достопримечательности Лондона. Слева на Стрэнде – улице, тянувшейся вдоль Темзы, – стоял дом Лестера, отделенный от дома Арундела Милфордской лестницей. Справа располагался дом Дарема, где в разное время жили Эдуард VI и Джейн Грей. Впереди высились Вестминстерский дворец и Вестминстерское аббатство. Здесь покоился старый король Генрих рядом со своей любимой королевой Джейн Сеймур.

Ричард и Кили повернули направо у Чаринг-Кросс и въехали в центральную часть Лондона. Здесь было очень многолюдно, и всадники с трудом пробирались сквозь толпы народа, запрудившего узкие улочки.

Многие прохожие останавливались и смотрели им вслед. Кили это смущало. Она украдкой взглянула на графа, который, казалось, не обращал ни малейшего внимания на любопытных простолюдинов.

– Доброго тебе здоровья, Мидас! – воскликнул один смельчак.

Ричард одарил его ослепительной улыбкой и, бросив монетку, провозгласил:

– Да спасет Бог королеву!

Доехав до собора Святого Павла, Ричард и Кили повернули направо и двинулись по Оулд-Чейдж. В конце этой улицы они повернули налево и оказались на Темз-стрит. Кили не знала, куда они направляются, и послушно следовала за графом.

– Первая цель нашего путешествия расположена слева от центра Лондона, – сообщил Ричард. – Это – Белая башня, одна из самых известных достопримечательностей Англии. В этой постройке располагаются королевская резиденция, казарма и тюрьма. Елизавета никогда не приезжает сюда вместе с двором, поскольку Тауэр напоминает ей о трудном времени в ее жизни. Хотя, отдавая дань традиции, она провела здесь ночь перед коронацией. В то время я был еще совсем ребенком, но мои родители присутствовали на этом торжестве.

В конце Темз-стрит Кили увидела Белую башню, высившуюся прямо перед ними. Ричард попридержал лошадь и, глядя на величественное сооружение, сказал:

– Мой отец сидел в Тауэре, когда впал в немилость к простоватому королю Халу.[8]

– Неужели на его долю выпало такое несчастье? – с трепетом спросила Кили.

Даже в валлийской глубинке из уст в уста передавались страшные рассказы об английской монархии и ужасах, творящихся в Тауэре.

Ричард улыбнулся, поражаясь ее невежеству.

– Дорогая моя, сидеть в Тауэре не такое уж большое несчастье. Там нет ни темницы, ни пыточной камеры. И если у тебя есть деньги, чтобы подкупить стражу, или мужество, чтобы прыгнуть из окна в Темзу, то оттуда можно довольно легко бежать.

– Ваш отец убежал из тюрьмы?

Ричард покачал головой.

– Мой отец спокойно вышел из ворот, как только гнев Генриха миновал.

– А в чем состояло его преступление?

– Он женился на моей будущей матери без разрешения короля.

Проезжая под аркой главных ворот замка, Кили вдруг почувствовала, как по ее спине пробежал холодок.

– Это проклятое место, – заявила она. – Вильгельм Завоеватель подмешал в строительный раствор кровь дракона.

Ричард бросил на нее насмешливый взгляд.

– Драконов не бывает на свете, они существуют лишь в живом воображении таких фантазерок, как вы, моя дорогая, – заметил он.

Спешившись, Ричард помог своей спутнице сойти на землю. Кили было жутко, ее сердце сжималось от тоски. Слова графа не успокоили ее. Кили чувствовала, что в этом проклятом замке обитают неприкаянные души, обреченные на вечные скитания. Кто из английских христиан имел достаточные знания и мужество, чтобы помочь бедным заблудившимся душам найти путь в потусторонний мир?

К ним устремились двое одетых в алые ливреи слуг, чтобы взять под уздцы лошадей, и Ричард бросил каждому по монете.

– Мы побудем на службе в часовне, – сказал он им. – Сопровождать нас не надо.

Внезапно тишину разорвал оглушительный рев. Кили в панике бросилась в объятия графа.

– В этом проклятом месте обитают злые духи! – в ужасе воскликнула она.

Ричард засмеялся, крепко сжав ее своими сильными руками. Слуги с улыбкой переглянулись.

– Это рычат львы в зверинце королевы, – объяснил Ричард. – На обратном пути мы зайдем туда.

Взяв Кили за руку, Ричард повел ее вперед.

– Мы войдем через эту дверь, – сказал он, указывая на вход в крепость.

Но Кили, казалось, не слышала его. Ее внимание было приковано к расположенным чуть дальше воротам.

– Что это за ворота? – шепотом спросила она.

– Их называют Воротами Предателя, – ответил граф, и Кили охватила дрожь.

Она вдруг ощутила душевную опустошенность и безысходное отчаяние.

– Здесь все дышит безнадежностью, – сказала она. – Уведите меня отсюда.

вернуться

8

Простоватый король Хал – прозвище короля Генриха VIII (1491–1547).

39
{"b":"528","o":1}