ЛитМир - Электронная Библиотека

По преданию, этот древний замок возник еще во времена правления легендарного короля Артура. Однако Ричард Деверо отлично знал подлинную историю этого сооружения. Главный дом был заложен еще норманнами как крепость. При Генрихе V возвели летний павильон на берегу искусственного озера, а Дадли построил на территории замка несколько зданий с высокими, впускавшими в помещения много света окнами, характерными для модного в то время архитектурного стиля.

– Трудно поверить, что Елизавета подарила все это сыну изменника, – тихо промолвил Ричард.

О членах семейства Дадли говорили, что на их преданность нельзя полагаться точно так же, как на переменчивую погоду.

Ричард пришпорил коня, стремясь поскорее добраться до цели своего путешествия. Въехав во внутренний двор, он спешился и передал поводья помощнику конюха, заплатив ему за труды.

– Смотри, чтобы с моей лошадью обращались как следует, – предупредил он парня.

– Слушаюсь, мой господин, – ответил тот, широко улыбаясь.

– Я уже давно поджидаю тебя, – раздался за спиной Деверо знакомый голос.

Обернувшись, Ричард увидел барона Уиллиса Смайта, одного из своих самых близких друзей. Они обменялись рукопожатиями.

– Думаю, Дадли вряд ли пришло в голову отвести мне отдельную комнату в своем замке, – заметил Ричард.

– Да, здесь сейчас очень тесно, – согласился Смайт. – К счастью, в моей комнате есть свободная кровать, которую я берегу для тебя.

И приятели направились в главное здание замка. Все женщины, мимо которых проходили граф Бэзилдон и барон Смайт – от высокородных леди до непритязательных служанок, – замирали, любуясь этими хорошо известными при дворе аристократами.

Оба молодых человека были отлично сложены. Облегающие штаны, которые они носили, только подчеркивали красоту их фигур. Зеленоглазый граф был выше ростом, имел копну медно-рыжих, отливавших золотом волос и двигался с грацией, свойственной хищным зверям. У более плотно сбитого черноволосого барона с голубыми, глубоко посаженными глазами была несколько тяжеловесная походка.

Женщины, несомненно, выбрали бы себе в мужья графа, который был баснословно богат. Барон Смайт имел более скромное состояние, но его пылкий взгляд обещал представительницам слабого пола неземное блаженство, которое не способно было дать все золото мира.

– Леди Мэри и леди Джейн замучили меня расспросами. Как ты собираешься водить за нос двух любовниц, живущих под одной крышей? Мое сердце чует беду, – сказал барон.

Не услышав ответа на свою реплику, он обернулся и увидел, что его друг замер на месте. Взгляд Ричарда был прикован к юной леди. Заметив графа, белокурая красавица остановилась, сделала реверанс и очаровательно улыбнулась. Окинув девушку жгучим взглядом своих изумрудных глаз, Ричард легким поклоном поприветствовал ее.

– Леди Capa удивительно хороша собой, – заметил он, посмотрев ей вслед.

– Ты хочешь, чтобы она стала твоей очередной любовницей? – спросил Уиллис. – Или эта счастливая участь ее минует?

Ричард искоса взглянул на друга.

– Ты же знаешь, Уилл, я никогда не завожу отношений с незамужними женщинами.

– Деверо! – окликнул его кто-то.

Ричард обернулся и увидел, что к нему приближается граф Лестер.

– Добро пожаловать в Кенилуорт! Королева отдыхает после утренней охоты, – сказал Дадли. – Вы хотите, чтобы я доложил ей о вашем прибытии ко двору?

– Мне хотелось бы умыться и переодеться, прежде чем я предстану перед ее величеством, – ответил Ричард. – Скажите Берли, что у меня есть для него важные известия.

– Надеюсь, вы не привезли дурных новостей?

– Нет, напротив, новости прекрасные.

– Разместить весь двор в одном замке – непростая задача, – продолжал Дадли. – Поэтому вам, граф, придется пожить в одной комнате со Смайтом.

– Понимаю, – сказал Ричард, которому претили высокомерие и напыщенность Лестера, и, не говоря больше ни слова, отошел в сторону.

Хозяин замка проводил его взглядом, исполненным лютой ненависти. Граф Лестер, фаворит королевы, терпеть не мог графа Бэзилдона, считая того выскочкой, и ждал, когда Деверо окажется в немилости у Елизаветы.

– Ну вот мы и пришли, – сказал Уиллис, открывая дверь. Войдя вслед за другом в комнату, Ричард с недовольным видом огляделся вокруг. Это был туалет, переоборудованный под спальню.

– Я догадывался, что Дадли устроит меня в самом дрянном помещении замка. Будь добр, позови кого-нибудь из прислуги.

Смайт открыл дверь и, увидев проходившую по коридору служанку, окликнул ее:

– Эй, милочка, зайди-ка сюда!

Заметив, что молодая прелестная девушка испугалась, оставшись наедине с двумя мужчинами, Ричард улыбнулся и сказал мягким вкрадчивым голосом, стараясь успокоить ее:

– Не могли бы вы принести мне таз с горячей водой, мисс, и что-нибудь перекусить с дороги? Надеюсь, это не слишком затруднит вас?

Девушка, завороженная обольстительной улыбкой графа, молча смотрела на него во все глаза, потеряв дар речи.

– Вы меня слышите, мисс? – спросил Ричард и вложил ей в руку монетку.

– Я все сделаю, милорд, – наконец сказала девушка, приходя в себя, и поспешно вышла из комнаты.

– Когда я приказываю что-нибудь служанкам, они не торопятся исполнять мои распоряжения, – заметил Уиллис. – Но когда это делаешь ты, у девиц только пятки сверкают, так поспешно они кидаются удовлетворить твои просьбы. Интересно, почему так происходит?

– А ты никогда не обращал внимания на то, какая пропасть лежит между словами «приказ» и «просьба»? – спросил Ричард.

Сбросив свой запыленный камзол, граф присел на кровать и снял сапоги.

– Что ты хочешь этим сказать? – спросил Уиллис, сидевший на краешке своей постели.

– Дайте женщине то, чего она хочет, и взамен она горы свернет, чтобы ублажить вас, – объяснил Ричард, – а прочесть в глазах женщины ее заветное желание не представляет большого труда. Так, например, большинство служанок мечтают о том, чтобы с ними обращались как с настоящими леди. А большинство аристократок, таких, как леди Capa, насколько я знаю, спят и видят, чтобы их изнасиловали, как простолюдинок. Следуй этому простому правилу, мой друг, и успех у женского пола тебе обеспечен.

Уиллис усмехнулся и, сложив руки на груди, спросил:

– А что произойдет, если ты в конце концов встретишь непредсказуемую женщину?

Ричард пожал плечами:

– Вероятно, я женюсь на ней.

– А что, если она будет простолюдинкой?

– Самый состоятельный граф Англии может позволить себе жениться на любой женщине, невзирая на ее происхождение. Главное, чтобы она ему нравилась, – заявил Ричард.

– И все же в любом случае ему необходимо испросить разрешение на брак у королевы.

– Пустяки, я смогу убедить Елизавету.

– А может быть, служанки стараются угодить тебе, потому что знают о твоем толстом кошельке? – продолжал допытываться Уиллис.

Ричард улыбнулся, уловив нотки зависти в голосе друга, и бросил ему кошелек, туго набитый монетами.

– Чтобы добиться расположения женщин, попробуй оба способа, а потом расскажи о результатах, к которым приведут твои усилия, – попросил Ричард.

– Надеюсь, ты не будешь отрицать, что причиной любви, которую питает к тебе королева, являются твои торговые компании, доход от которых пополняет казну золотом, – заметил Уиллис, раздраженный тем, что его богатый приятель мог позволить себе с небрежностью подарить кому угодно кошелек с большой суммой денег.

– А я-то думал, что Елизавета любит меня за неотразимую внешность и обаяние, – с наигранным разочарованием промолвил Ричард.

Уиллис расхохотался.

– Ну ладно, мне пора идти. До скорой встречи, – сказал барон, вставая.

Однако прежде чем он успел выйти в коридор, дверь распахнулась и в комнату впорхнули две миловидные молодые служанки. Одна из них несла таз с теплой водой, а другая – блюдо с едой для графа. Бросив на друга смущенный взгляд, Уиллис Смайт покачал головой и вышел из комнаты.

4
{"b":"528","o":1}