ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Рыбак
Роман с феей
Стань эффективным руководителем за 7 дней
Цена вопроса. Том 1
Голодный мозг. Как перехитрить инстинкты, которые заставляют нас переедать
Airbnb. Как три простых парня создали новую модель бизнеса
Руководство по DevOps. Как добиться гибкости, надежности и безопасности мирового уровня в технологических компаниях
Как говорить, чтобы подростки слушали, и как слушать, чтобы подростки говорили
Книга челленджей. 60 программ, формирующих полезные привычки

Кузены кивнули и последовали за Кили по тропинке, ведущей во владения графа. Оказавшись на территории усадьбы Деверо, Кили остановилась и обернулась к своим спутникам.

– Ждите меня там, около дома, – распорядилась она. – И ни во что не вмешивайтесь. Вы меня поняли?

Одо и Хью снова послушно кивнули.

Кили ждала до тех пор, пока они не отошли к дому Деверо, а затем надела капюшон плаща и направилась туда, где росли береза, тис и дуб.

– Здравствуйте, друзья мои, – прошептала она, обращаясь к священным деревьям. – Вы, конечно, радуетесь Сэмуинну!

Открыв мешочек, Кили достала из него десять камней – девять черных обсидианов, которые должны были защищать ее от злых сил, и один белый агат для духовного руководства.

Из восьми черных обсидианов Кили выложила магический круг, оставив разомкнутой его западную часть. Вступив в круг с запада и положив последний, девятый камень, Кили произнесла:

– Пусть тревожные мысли останутся снаружи.

Достав из кожаного мешочка золотой серп, Кили плавным движением очертила пределы невидимого круга и встала в его центр. Повернувшись три раза вокруг своей оси по часовой стрелке, она остановилась лицом к северо-западу, где, согласно преданию, находилась священная страна предков. Затем Кили положила на землю у своих ног белый агат.

Закрыв глаза, она сосредоточилась на собственном дыхании, касаясь рукой кулона в форме головы дракона, украшенного сапфирами, изумрудами, алмазами и рубином. Дрожь пробежала по телу Кили.

– Я вижу предков, – тихо промолвила она. – Они наблюдают и ждут. Звезды вещают через камни, свет струится сквозь густую крону могучих дубов. Небо и Земля – одно царство!

Последнюю фразу Кили произнесла громким голосом.

Она помолчала, собираясь с силами, затем опустилась на колени и воздела руки в молитвенном жесте. Прошло несколько мгновений, и вот перед мысленным взором Кили появился смутный образ…

Это было лицо женщины… Безмятежная улыбка. Лучащиеся любовью серые глаза… Кили узнала Меган.

– Мама, я ужасно тоскую без тебя, – прошептала она.

– Верь королю, который увенчан пламенеющей короной, – промолвила Меган.

– Ты говоришь о графе?

Меган улыбнулась:

– Посмотри, кого я держу на руках.

И Кили увидела очаровательное личико младенца.

– Это моя внучка Блайд.

– Блайд – моя дочь? – спросила Кили.

Меган кивнула.

– У тебя будут еще дети, но Блайд – твой первенец.

Кили улыбнулась.

– У меня будет много детей? – удивленно спросила она.

– Берегись кузнеца, – предупредила Меган, не ответив на ее вопрос. – Он хочет погубить короля.

– Как его имя, мама?

Меган подняла голову и огляделась вокруг, как будто почувствовала приближение опасности.

– Мое время истекло. Встретимся в следующем году на Сэмуинн…

В то время как Кили вызывала дух матери и общалась с ним, Ричард вышел из дома, решив прогуляться по саду. Заметив кузенов невесты, он тихо подкрался к ним сзади и остановился. Обернувшись, они оказались лицом к лицу с графом, который приветливо кивнул обоим и едва сдержался, чтобы не рассмеяться, видя, в какое замешательство привело валлийцев его внезапное появление.

– Я пришел, чтобы охранять ее, – шепотом сообщил Ричард. – Что она делает?

– Беседует со своей матерью, – ответил Одо таким тоном, как будто речь шла о чем-то совершенно обыденном.

Ричард видел только Кили, рядом с которой никого не было. Бросив взгляд на Хью, он спросил:

– Ты кого-нибудь видишь?

Хью кивнул.

– Да, я вижу Кили, – прошептал он.

У Ричарда задрожали губы от сдерживаемого смеха.

– Я хотел спросить, ты видишь кого-нибудь, кроме Кили?

Хью покачал головой.

– А ты видишь ее мать? – спросил Ричард, обращаясь к Одо.

– Конечно, нет, – ответил Одо. – Я неверующий. Только те, кто верит, могут заглянуть за горизонт.

– Неужели вы полагаете, что Кили действительно видит свою мать? – спросил Ричард.

– Конечно.

– Но с чего вы это взяли?

– Неужели вы ни во что не верите, милорд? – вопросом на вопрос ответил Хью.

– Это можно сравнить с облаткой и вином, которые священник во время богослужения претворяет в тело и кровь Христовы, – объяснил Одо.

Ричард кивнул и, обернувшись, посмотрел на свою невесту, которая, опустившись на колени перед тремя деревьями, разговаривала с кем-то невидимым. Внезапно боковым зрением он заметил тень, быстро двигавшуюся через лужайку к Кили. Граф бросился было вперед, наперерез незнакомцу, но тут же остановился, узнав в человеке, вторгшемся в его владения, Роберта Толбота.

– Прости меня, Меган! – вскричал герцог, врываясь в магический круг. – Я любил тебя больше жизни.

– Нельзя нарушать магический круг! – в ужасе воскликнула Кили, но было уже поздно.

Пытаясь встретиться со своей давно потерянной любовью, герцог вторгся в запретную зону, и образ Меган исчез.

– Мама, вернись! – закричала Кили и, упав на траву, разрыдалась.

Ричард бросился к ней. Опустившись рядом с ней на колени, он обнял ее и прижал к груди, стараясь успокоить.

– Все будет хорошо, возлюбленная моя. Клянусь, что я никому не дам тебя в обиду. Не плачь.

– Я видел Меган, – промолвил герцог, который, казалось, был потрясен тем, что произошло с ним. – Она улыбнулась мне. Кили, Меган прощает мне мою трагическую ошибку.

Повернув голову в сторону герцога, Кили бросила ему в лицо слова, исполненные презрения:

– Моя мать, возможно, простила вас, ваше сиятельство, но я никогда не прощу. Из-за вас я снова потеряла ее!

Она спрятала лицо на груди графа и горько разрыдалась.

Герцог протянул руку к дочери, чтобы приласкать и утешить, но удержался. Глаза Роберта Толбота увлажнились, а затем слезы потоком хлынули по его щекам. Впервые он задумался о том, что сделал свою дочь несчастной. Он погубил женщину, которую безумно любил, и разрушил жизнь их единственного ребенка. Его старшая дочь, плод большой любви, в течение восемнадцати лет терпела оскорбления и унижения за то, что якобы была рождена вне брака. Пока он танцевал на балах, пировал и флиртовал с женщинами при дворе, его дочь боролась с враждебным миром, в котором он оставил ее без поддержки. А теперь, из-за своего эгоизма, он не дал Кили пообщаться с единственным человеком, которого она боготворила. Сможет ли он после этого смотреть в глаза дочери, надеяться на ее любовь и доверие?

Братья Ллойд помогли герцогу подняться и повели его через лужайку к дому. До слуха Ричарда и Кили еще долго доносились их голоса.

– Пойдемте, ваше сиятельство, – сказал Одо. – Утром все предстанет перед вами совсем в другом свете.

– Малышка слишком расстроена и сама не понимает, что говорит, – добавил Хью.

– На этот раз Хью совершенно прав, – согласился с ним Одо. – Кили не способна ненавидеть. Даже такого мерзавца, как Мэдок. Как только она проснется завтра утром и увидит солнце, сразу же простит вас.

– А что, если завтра пойдет дождь? – спросил Хью.

– Ты настоящий недоумок, – разозлился на брата Одо, привычно отвешивая ему оплеуху.

Ричард поднял Кили на руки и понес к своему дому. Несколько слуг, проснувшихся от шума в саду, стояли в ночных рубашках и с удивлением смотрели на графа. Дженнингз последовал за хозяином по лестнице на второй этаж.

Дворецкий забежал вперед и открыл перед ним двери спальни.

– Может быть, вам или леди что-нибудь нужно? – услужливо спросил он.

– Только чтобы нас оставили в покое.

– Хорошо, милорд.

Ричард переступил порог комнаты, и дверь за ним закрылась. Уложив Кили на кровать, он прилег рядом с ней. Обняв невесту, Ричард стал поглаживать ее по спине. От ее безутешного плача у него сжималось сердце. Он не знал, как успокоить Кили. Ричард привык к притворным женским слезам, которые появляются по желанию хозяйки лишь ради того, чтобы подчеркнуть красоту лица жеманницы или попытаться манипулировать мужчиной.

– Я тоскую без мамы, – пробормотала Кили сквозь слезы.

47
{"b":"528","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Вранова погоня
Да, я мать! Секреты активного материнства
Большая книга «ленивой мамы»
Затмение
Время как иллюзия, химеры и зомби, или О том, что ставит современную науку в тупик
Спасти нельзя оставить. Хранительница
Синяя кровь
Запах Cумрака